Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



Шерстнев
Петр Сергеевич Шерстнев

Победители


Поединок с ДЗОТом


Петр Сергеевич Шерстнев родился 21 ноября 1924 года в д. Алферове Лопасненского района. В Шараповской школе окончил 7 классов и поступил учиться в ФЗО г. Подольска на слесаря по строительным машинам. По окончании ФЗО стал работать токарем на Климовском машиностроительном заводе. Здесь и застало его начало войны. До 1942 года точил на заводе корпуса мин, а когда исполнилось 18 лет, его призвали в армию.
        Войну начал под Ростовом-на-Дону, а окончил ее под Кенигсбергом. За подвиги был награжден орденом: Славы III степени, орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией» и многими другими. С войны вернулся в звании гвардии старшего сержанта.
        Сразу после призыва Петра Шерстнева направили в учебный полк в Горьковскую,область. Обучили на сапера-минера. Учеба продолжалась недолго, через три месяца он попал в действующую армию под Сталинград. Но здесь ему не пришлось встретиться с врагом. Боевое крещение Петр Сергеевич получил под Ростовом-на-Дону, находясь в составе одной из Гвардейских танковых бригад. Он был десантником. С автоматом в руках, на танковой броне он врывался в расположение врага. Правда, не всегда везло. Как-то раз он находился на передовой, в окопе. Налетели «Юнкерсы» и началась бомбежка. Одна из бомб взорвалась рядом с Шерстневым. Его оглушило и засыпало землей. После налета солдаты откопали своего товарища, но тяжелая контузия заставила его лечь в госпиталь. Поправив здоровье в военном госпитале, он попал в состав Четвертого Украинского фронта, прошел почти всю Украину, освобождал Ростовскую, Волошиловградскую, Донецкую и Запорожскую области, участвовал в форсировании Днепра и, получив ранение, снова оказался в госпитале.
        Пробыл он в нем три месяца и снова — на фронт. Теперь фронтовые дороги вели его по Литве. Впереди был город Шяуляй. Недалеко от города находился лагерь наших военнопленных, и немцы не хотели его отдавать. Бои шли ожесточенные, город не один раз переходил из рук в руки. На участке, где наступал батальон, в котором служил Шерстнев, очень мешал немецкий ДЗОТ. Расположенный на склоне дюны, он имел очень большой сектор обстрела. Пулеметчики там, по всей видимости, были опытные и они своим огнем не давали нашей пехоте перейти в наступление. Только солдаты поднимались в атаку, как пулемет заставлял их снова залечь. Пробовала подавить ДЗОТ и наша артиллерия, но пулемет врага всякий раз оживал, стоило только нашим солдатам зашевелиться. И вот тогда командование решило взорвать ДЗОТ. Надо было подойти к амбразуре и закидать ее гранатами.
        Группу подрывников из четырех человек возглавил гвардии старший сержант Петр Сергеевич Шерстнев. Операцию решили провести ночью, чтобы под покровом темноты можно было незаметно подобраться как можно ближе к ДЗОТу. Июльская ночь в Прибалтике короткая. Группа Шерстнева в полночь собралась в окопе. Получила последние указания: гранаты преждевременно не бросать, а бить наверняка. И вот Шерстнев взобрался на бруствер и, стоя на нем во весь рост, взмахнул автоматом и крикнул: «За мной!». Он не оглянулся, чтобы убедиться, пойдут ли за ним солдаты, он в них был уверен. Пулеметную точку решили обойти с двух сторон. Шли тихо, иногда приходилось ползти.
        Немцы нервничали, то и дело пускали ракеты. Становилось светло, как днем, а укрыться было негде. Немецкие наблюдатели заметили наших солдат, ракеты стали взлетать непрерывно. И тут же заговорили фашистские минометы. Били они по местности в шахматном порядке. Шерстнев заметил, что один из его солдат упал и больше не двигается. Их осталось трое. А задание надо было выполнять, даже ценою собственной жизни. Завтра, на рассвете, батальон должен пойти в атаку, и если ДЗОТ уцелеет, то плохо будет нашим воинам.
        Передвигаясь короткими перебежками, группа между разрывами все же приближалась к своей цели. И вдруг немцы заметили Шерстнева. Из ДЗОТа заработал пулемет. Трассирующие пули, казалось, летели прямо в сердце. Шерстнев взял немного влево, прополз мимо какого-то кустика, и пулеметчик, наверное, потерял его из виду. Вот уже почти рядом ДЗОТ, из его амбразуры вырывается огненный смерч. Петр подползает все ближе и ближе. В памяти всплывает подвиг Александра Матросова — когда у него кончились гранаты и он закрыл амбразуру ДЗОТа своим телом. Шерстнев старается подползти как можно ближе, чтобы бросок был точным. И вот он на исходной позиции. Слегка приподнимается и бросает гранату. Она попала в амбразуру, в ДЗОТе раздался взрыв. Петр броском подбирается еще ближе и вновь бросает гранаты — вторую, третью... И тут понимает, что немецкого пулеметного гнезда больше нет. Двое из его солдат оказались ранеными. Но зато утром, когда батальон перешел в Наступление. ДЗОТ, который накануне не давал нашим бойцам поднять головы, молчал.
        За этот подвиг все четверо были награждены правительственными наградами. Наш земляк, Петр Сергеевич Шерстнев, получил из рук командующего орден Славы III степени. Осенью 1944 года его послали в военное училище. Мог бы он стать и офицером. Но окончить его не пришлось — сказалась контузия. Шерстнева направляют в один из стрелковых батальонов города Москвы. Здесь он охранял аэродром им. Фрунзе, тот самый, что находится у стадиона «Динамо». Здесь, на Центральном аэродроме, 9 мая 1945 г. приземлился самолет ЛИ-2 летчика Семенкова, доставившего в Москву из поверженного Берлина акт о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.
        Петр Сергеевич Шерстнев демобилизовался из армии в 1948 году. Поступил работать на Венюковский завод, где и проработал 32 года. Сейчас инвалид войны уже давно на пенсии, но продолжает трудиться. Такой уж он беспокойный человек, не может сидеть без дела.


       А. СЕМЕНОВ.
       Газета «Чеховский Вестник» от 19 января 2000 года