Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



Фрагмент зкспозиции
Фрагмент зкспозиции

Полостная операция
1945г. Полостная операция. Фронт. госп. Вост. Померания

медсетры полевого госпиталя
1945г. медсетры полевого госпиталя

первязка раненого
1944 г. Санинструктор Луковский первязывает раненого

Личный состав отделения ППГ
1944 г. Личный состав отделения ППГ

Грамота штатному донору
1944 г. Грамота штатному донору А.А. Крутиковой

Доставка раненых в санчасть
1943 г. Доставка раненых в санчасть

медосмотр личного состава
1944-1945 гг. Н.А. Данилов ведет медосмотр личного состава

медсемтры 292-го медсанбата
1942 г. Врач и медсеcтры 292-го медсанбата

Экскурсии


«В МЕДСАНБАТЕ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ СПРАШИВАЛИ –ГДЕ ОРУЖИЕ? …»


22 февраля 2015 года в Музее памяти 1941-1945 года открылвась выставка «Медицинская служба на фронте». В 2009 году в музее уже проводилась небольшая выставка под таким же названием. Тогда это был небольшой стенд с фотографиями (Семенов А.П. Медицинская служба на фронте. // «Чеховский вестник» от 22 августа 2009 г. С. 4; от 25 августа 2009 г. С. 4. Он же В память о военных медиках. // «Время Ч» от 8 сентября 2009 г. С. 4).
        Нынешняя экспозиция развернута в трех небольших залах нового выставочного помещения, которое было отремонтировано в 2014 году при активном содействии Чеховского отделения Политической партии «Единая Россия». Выставка посвящена истории военно-полевой медицины в годы Великой Отечественной войны по документам и материалам, хранящихся в фондах Музея памяти. Большую помощь в работе над экспозицией оказали председатель первичной ветеранской организации работников здравоохранения Чеховского района, «Отличник здравоохранения СССР» Ада Александровна Демина и детский врач-хирург Вячеслав Алексеевич Савенков.
       Выставку открывает большой баннер, выполненный на основе фотографии, сделанной фронтовым корреспондентом в августе 1943 года на Калининском фронте: санитары-носильщики выгружают из грузовика ЗИС-5 тяжело раненых и уносят их в полковую санчасть, оборудованную в палатке на 30-40 коек.
        В годы войны в СССР была организована санитарно-медицинская служба, которая считалась одной из самых эффективных в мире. Согласно официальной статистике, общая смертность в госпиталях составила 6% от общего числа больных и раненых.
        Система санитарно-медицинской службы включала в себя:
1). Санитарное отделение – военные санитары и санитары-носильщики. Их задача - выносить тяжело раненых с личным оружием и индивидуальными средствами защиты. Для наглядности на выставке представлен манекен солдата с полным снаряжением..
2). Санитарный взвод.
3). Полковая санчасть.
4). Батальонный медпункт.
5). Дивизионный медсанбат – здесь оказывалась первая квалифицированная медицинская помощь. Медсанбаты должны были располагаться в часе езды от передовой.
6). Передвижной полевой госпиталь (ППГ) армейского подчинения – 50 км от передовой.
7). Передвижной полевой госпиталь фронтового подчинения – 100 км от передовой.
8). Военно-санитарные поезда, оснащенные всем необходимым для оказания квалифицированной медицинской помощи, эвакуировали тяжело раненых из армейских и фронтовых госпиталей в глубокий тыл.
9). Тыловые эвакогоспитали, расположенные в глубоком тылу. Максимальное время излечения – 90 суток. Военные медики не только выполняли свои прямые обязанности, но, если требовала обстановка, брали в руки оружие и воевали наравне со всеми. Начальник зубоврачебного кабинета 292-го медсанбата 17-й стрелковой дивизии капитан медицинской службы И.В. Пышный вспоминал, что бывали случаи, когда приходилось брать в руки не только винтовку, но и пулемет. Фронтовой хирург Анна Спиридоновна Петрова вспоминала, что однажды, до прихода подкрепления, всему личному составу их санчасти пришлось держать оборону. Всех потом наградили медалью «За отвагу».
        Зал № 2 . Санитарно-медицинскими учреждениями на фронте руководил военный врач-организатор. На выставке представлен манекен с погонами майора медицинской службы – начальника дивизионного медсанбата. На столе – многоканальный телефон, обеспечивающий прямую круглосуточную связь с санотделом армии, штабом дивизии, подразделениями медсанбата: медицинской ротой, санитарным взводом, эвакуационно-транспортным взводом, хозвзводом, а также с полковыми санчастями и батальонными медпунктами. Во время войны в армии находилось около 1 млн. женщин: летчицы, оружейницы, снайперы, зенитчицы ПВО, прачки, поварихи. 61 % женщин составляли младший и средний персонал медицинских учреждений. Большинство из них ушли на фронт добровольно и делили все тяготы военного времени наравне с мужчинами. Потери среди военных санитаров и носильщиков при выносе с поля боя тяжелораненых под огнем противника были почти такие же, как в пехоте.
        Медсестра 292-го медсанбата Елена Фоминична Петрова видела, как одна её подруга санинструктор погибла под гусеницами танка, а другая утонула во время переправы через реку Березину. Фронтовой хирург Анна Спиридоновна Петрова была ранена два раза. В первый раз – во время бомбежки санитарного поезда. Во второй раз в неё стрелял снайпер: целился в сердце, но попал в ключицу. Выносить раненых нужно было обязательно с их личным оружием. Винтовку, автомат, пулемет следовало обязательно тащить с собой. В медсанбате в первую очередь спрашивали: где оружие? Строго спрашивалось за утерю противогаза. Раненый должен был ехать в госпиталь со своим противогазом.
        В приказе Наркомата обороны СССР № 281 от 23 августа 1941 г. определялся порядок представления к правительственным наградам военных санитаров и носильщиков за хорошую боевую работу. За вынос 15 тяжелораненых с личным оружием – медаль «За боевые заслуги» или «За отвагу». За спасение 25 раненых – орден Красной Звезды. За спасение 40 – орден Красного Знамени. За спасение 80 – орден Ленина. Осенью-зимой 1941-1942 гг. в Лопасне и её окрестностях дислоцировались различные санитарно-медицинские учреждения 43-й Армии: банно-прачечный отряд, ветлазарет, 292-й медсанбат 17-й СД, 244-й МСБ 53-й СД (Тюфонки), Передвижной полевой госпиталь № 404 в Нерастанном. В ноябре 1941 г. Санотделом 43-й Армии была разработана схема эвакуации раненых. С передовой раненые поступали в медсанбаты в д. Тюфонки и в Лопасне, далее в передвижные госпитали и эвакопункты на Столбовой, в Климовске, в инфекционный госпиталь в Подольске, на сборные эвакопункты в городах Бронницы, Воскресенск и далее в глубокий тыл по железной дороге Казанского направления. В обязанности санитано-медицинских учреждений входила организация захоронения умерших от ран и погибших на поле боя. По свидетельству А.П. Семенова, больных, умерших от ран в 292-м медсанбате хоронили на территории Старого городского кладбища примерно на полпути от церкви Зачатия Праведной Анны до нынешних ворот Старого кладбища. В связи с тем, что в послевоенные годы на этом месте появились новые захоронения, в 1976 году братскую могилу воинов 17-й СД и 26-й ТБ с памятником Воину-победителю обустроили на свободном месте в глубине территории кладбища.
        На столе у врача-организатора мы видим учебник профессора анатомии Московского университета Д.Н.Зернова «Руководство по описательной анатомии человека». Т. 2. М.-Л. 1938 (2-е посмертное издание). Лекции профессора Д.Н. Зернова (1865-1917) в свое время слушал молодой студент А.П. Чехов. Занятия проходили в «анатомическом театре» (морге) университетской клиники. Вероятно, под впечатлением от этих занятий А.П. Чехов написал в одной из записных книжек: «Мертвые сраму не имут, но смердят страшно». Когда весной 1942 г. сошел снег, на подмосковных полях обнаружилось множество незахороненных останков погибших в битве за Москву. Санитарные управления армий, защищавших Москву, срочно разработали инструкции по погребению людей, уборки конских трупов, сбору военного имущества и металлолома. Для этого создавались специальные команды с привлечением саперов. Погибшие хоронились в братских могилах по 60-80 трупов, не ближе 300 м от источников водоснабжения, населенных пунктов, больших дорог, на возвышенной местности. После засыпания могил наверху насыпался холм высотой до 0,5 м и устанавливалась деревянная пирамида с указанием номера могилы. Перед захоронением с трупов снимались шинели, обувь (валенки или сапоги и ботинки), головной убор, поясной ремень. Также изымались имеющиеся документы, личные вещи и оружие. Сведения о захороненных бойцах направлялись в Управление комплектования Генштаба Красной Армии.
        Погребение трупов противника производилось во вторую очередь с привлечением местного населения. После засыпки могил никаких пирамид не устанавливалось, списки не составлялись, а велся только количественный учет. Такова прозаическая изнанка войны. Зал № 3 посвящен теме военно-полевой медицины. Мы видим на фотографиях военных лет обустройство полковой санчасти в лесу, оказание санинструктором первой помощи раненому в бою, перевязку раненого в военно-санитарном поезде, сложную полостную операцию в ППГ 2-го Белорусского фронта, прогулку выздоравливающих раненых в госпитале в пос. Щербинка. Осенью-зимой 1941-1942 гг. в Лопасне дислоцировался 292-й медсанбат. Санинструктор Наталья Адлер была награждена медалью «За отвагу» за спасение раненых во время боев за Леоново-Тунаево 15-16 ноября 1941 г. На фотографии, сделанной 6 мая 1990 г. в доме отдыха Васькино запечатлено 19 работников здравоохранения Чеховского района, ветеранов войны, но самом деле их было больше, чем мы видим на этой фотографии. Военными медиками были операционная медсестра Нина Белокопытова, медсестра фронтового госпиталя Светлана Серафимовна Гудкова, лопасненский ополченец, младший лейтенант медицинской службы Николай Алексеевич Данилов; военврач-эпидемиолог полковник медицинской службы Владимир Александрович Дементьев; хирург-ординатор, начальник медпункта сабельного батальона Николай Александрович Марков; вольнонаемная медсестра Александра Семеновна Пастушенко, фронтовой хирург Валентина Аркадьевна Пергамент, оперирующий хирург Роза Вениаминовна. Равикович и многие другие.
        На западной стене большая фотография 1945 года – полостная операция в Передвижном полевом госпитале фронтового подчинения. Там всё оснащено и организовано по всем правилам. На самом деле, в боевой обстановке хирургические операции производились в самых необычных условиях. Оперирующий хирург Р.В. Равикович вспоминала: «Госпиталь часто располагался в землянках, в лесах, на болотах вблизи переднего края. Оперировать часто приходилось при свете автомобильных фар и при неяркой лампочке, горевшей от аккумулятора, под обстрелом или под бомбежкой». Вспоминает фронтовой хирург В.А. Пергамент: «В марте 1945 года начались жестокие бои у венгерского озера Балатон. Это было страшно. Привозили множество раненых. Раны тяжелые, необработанные. В нашем госпитале, расквартированном в местной школе в спортивном зале, было 400 коек, а разместили 1500 человек». Хирург-ординатор Н.А. Марков с гордостью писал, что во время боев за освобождение города Мозырь пришил одному сержанту руку, оторванную осколком снаряда.
        Вы видите оперирующего хирурга в белом халате, наброшенном на гимнастерку образца 1943 года (манекен). Таких же девушек, военврачей с лейтенантскими погонами вы может увидеть на фотографиях военных лет. Перед вами импровизированный операционный стол с набором хирургических принадлежностей и инструментов: биксы для стерилизации инструментов и бинтов, хирургические перчатки, шприцы для многократного использования, пинцеты, скальпели, зажимы, ножницы прямые и ножницы изогнутые, хирургические иглы и иглодержатели, хирургические нитки.
        При большом количестве огнестрельных ранений, которые сопровождались обильными кровотечениями, важную роль играло переливание крови. В случае необходимости, любой военный медик готов был отдать кровь раненому. Об этом вспоминала вольнонаемная медсестра А.С. Пастушенко. В тылу было много добровольных и штатных доноров, которые сдавали кровь для раненых на фронте. С 1938 по 1961 гг. штатным донором Мособлздрава и Московского областного комитета Общества Красного креста была сотрудница Института трудового воспитания «Новая жизнь», «Отличник санитарной обороны СССР» Антонина Александровна Крутикова. В 1937 г. после окончания 3-х месячных курсов повышения квалификации в Азово-Черноморском НИИ охраны детей и подростков она была распределена в Институт трудового воспитания в Скурыгине и проработала там всю жизнь. В 1943-1944 гг. награждалась грамотами от имени Общества Красного креста «За спасение жизни раненых красноармейцев». Посетив выставку, вы сможете сравнить две фотографии из личного архива А.А. Крутиковой: студийное фото 23 июня 1941 г. – А.А. Крутикова, брат летчик и две сестры - жизнерадостные молодые люди. Брат и обе сестры погибли во время войны. И здесь же фотография А.А. Крутиковой 1947 года, сделанная по случаю 20-летия Института трудового воспитания «Новая жизнь». Она здесь – исхудавшая, изможденная, но полна энергии. Такова была цена Победы, которая ковалась не только на фронте, так и в тылу!


       Е.Г. Авшаров