Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



Виктор Земнухов

Алексей Земнухов

Николай Земнухов

Начало войны


Вспоминая те годы…



До начала Великой Отечественной войны отец мой работал на регенератном заводе и проживал на заводском жилучастке со своей семьей в Лопасне (сейчас г. Чехов). Семья была большой, состояла из семи человек. На одну отцовскую зарплату жилось нелегко. После окончания учебы старший брат и я начали работать, появилась надежда на улучшение жизненного уровня. Однако не пришлось этим мечтаниям осуществиться. Началась Отечественная война. Враг продвигался в глубь страны, а поэтому принимались меры по эвакуации оборонных заводов на восток России.
        В то время я работал фрезеровщиком на вертикальном станке в инструментальном цеху на Венюковском заводе № 507, и, как очевидец, хорошо помню начало войны. Ежедневно с наступлением темноты вражеская авиация появлялась в небе и стремилась прорваться к Москве, однако противовоздушная оборона не допускала к столице. Тогда фашисты сбрасывали бомбы на другие объекты, в т. ч. и на наш Лопасненский район. В то время Венюковский завод работал круглосуточно, ведь он изготовлял оружие - пулеметы для нашей авиации. Несмотря на маскировку заводских корпусов сверху и светомаскировку, (отключалась даже вентиляция), чтобы налет авиации противника не мог обнаружить зданий. Однако, кончив ночную смену, утром рабочие видели массу зажигательных бомб, сброшенных фашистскими самолетами. Вреда они не приносили, благодаря своевременному их уничтожению специально обученными бригадами, созданными из рабочих завода.
        Поступила команда на подготовку станков и другого оборудования к перевозкам их на станцию Лопасня и погрузку на платформы. Я выполнял задание с рабочими завода по укреплению станков на платформах, как вдруг из-за облаков появились три вражеских самолета. Раздался гул сирены и свист паровозных гудков. Бомбы взрывались вдоль железной дороги, начиная от дома лесничества и далее по направлению на Серпухов. Возникла паника, рабочие пытались где-то укрыться, в том числе и под платформами, часть людей, убегавших к лесу, погибли, так как вражеские самолеты летели низко и с них стреляли из пулеметов. На следующий день, как и все другие рабочие, я явился на завод на работу. Большинство молодых рабочих направились в отдел кадров за расчетом, потому что хотели уйти в армию, на войну, защищать свою Родину. И снова последовала команда в приказном порядке (от человека, облаченного в военную форму) никакого расчета не давать, т. к. отныне мы все являемся военнообязанными и не подлежим призыву в армию.
        К тому времени было отправлено четыре эшелона по железной дороге с заводским оборудованием и рабочими. Вскоре закончилось формирование очередного эшелона, и мне пришлось ехать этим же поездом под город Куйбышев, на железнодорожную станцию, которая называлась «Безымянка». Здесь базировались совмещенные два оборонных завода: Венюковский и Тульский под единым № 525. Жили мы в землянках. Спали на двухъярусных деревянных нарах. Работа производилась в еще незаконченных корпусах. Устанавливали станки, крепили и заливали бетоном, работа продолжалась круглосуточно. Вскоре появилась и крыша над корпусом. Наконец, завод начал выпускать продукцию для фронта. Рабочих рук не хватало, приходилось работать по 16 часов и более, а основные специалисты вовсе не уходили с завода.
        Слушая сводки информбюро о боевых действиях наших войск на подступах врага к Подольску, Серпухову и Лопасненскому р-ну, рабочие самоотверженно трудились и выполняли по две и более норм дневного задания. Руководители завода, видимо, имели информацию, что для фронта еще потребуются людские резервы, поэтому начали усиленную подготовку кадров. К рабочим станочникам ставили молодежь учениками с целью обеспечения бесперебойной работы завода по изготовлению оружия. Помню, как пришел я в свою смену в инструментальный цех, а все руководство завода, в том числе и начальники цехов, и мастера, уехали в военный комиссариат с целью сохранить рабочих от призыва на фронт. И, все-таки, не смотря на бронирование, в конце смены начальник цеха лично вручал повестки непocpeдственно на рабочих местах о явке завтра утром в военкомат. В этот же вечер администрация произвела нам полный расчет бы, чтобы обеспечить своевременную явку призывников в армию.
        Наступила осень 1942 года. Я и мои товарищи по работе эшелоном пошли в подмосковный город Раменское. Разгрузили, повели нас в баню: там стрижка, мытье и обмундирование. Нам повезло, наше отделение состояло в большинстве из людей Лопасненского района, все мы были с одного завода. Командиром отделения был назначен наш земляк Михаил Крупнов, который до войны прошел военную службу, остальные-то еще и пороха не нюхали. Дислокация наша была в лесном массиве вблизи населенного пункта Раменское. Для жилья сами построили землянки, и началась усиленная учеба по изучению оружия: винтовки, автомата и гранат: ручной и противотанковой. Кроме этого учили овладевать парашютным делом, как с ним обращаться, пользоваться, его устройство. Выполняли прыжки с вышек в полном снаряжении, а также с макетов самолета. Готовили нас в десант. Неслучайно одна из улиц в городе Раменское сейчас называется «Десантная». Закончилась кратковременная учеба, и в конце 1942 года в одну из ночей в составе 264 стрелкового полка, 241 гвардейской дивизии в полном боевом обеспечении на автомашинах «Студебеккер» покинули пригород Раменское.
        Вскоре нашему подразделению, равному по количеству одному батальону автоматчиков, пришлось вступить в бой с врагом. Это произошло на подступах к городу Старая Русса в составе Северо-Западного фронта. Наше отделение в составе роты получило задание - выбить врага из населенного пункта на подходах к реке Ловать, чтобы дать возможность переправки советских войск через реку. Доукомплектовав свои боеприпасы, мы приступили к продвижению боевыми порядками. Под стрельбой противника преодолели проволочное заграждение. Затем подавлены пулеметные объекты противника, в результате ночной операции враг вынужден был отступить, понеся значительные потери. В нашем отделении погибли земляки Василий Арефьев, Владимир Шаргун и другие.
        После этого мне приходилось участвовать в боевых действиях в составе Степного фронта под Воронежем. Затем в составе отдельного стрелкового батальона 17 бригады внутренних войск НКВД по уничтожению банд «УПА» в Западной Украине. Наступил 1945 год, приближался конец войне, и этот долгожданный день, 9 мая, настал. На разных фронтах воевали мой отец и два брата, но с войны они не вернулись. Для увековечивания памяти отца и младшего брата на стелле у регенератного завода на марморной плите высечены их имена. Всем родным, и особенно моим сестрам: Александре Алексеевне Мунициной и Марии Алексеевне Ермаковой, их детям и внукам, проживающим и сейчас в Чехове,— такая память бесценна.


       Ветеран войны и труда П.А. Земнухов.
       Чехов 2000 от 6 мая 2000 г.