Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



Мария Гавриловна Басова
Мария Гавриловна Басова

Начало войны


«Война разбила все…»



22 июня 1941 года в 3 часа 40 минут утра фашистские войска без объявления войны вторглись на территорию СССР. Началась Великая Отечественная война. Помимо немецких дивизий (а это почти 80% вооруженных сил Германии), в нападении на Советский Союз участвовали дивизии Румынии, Венгрии, Финляндии, Италии, Словакии и Хорватии. С этого момента и вплоть до конца 11-ой мировой войны на советско-германском фронте сражались основные силы фашистского блока. Советско-германский фронт стал главным фронтом II-ой мировой войны... Это было в далеком 41-ом. Однако память о «суровых буднях» того времени не умрет никогда. Не должна умирать, ведь война эта никогда не должна повториться.
        Вся советская земля, захваченная гитлеровцами, была превращена ими в огромный лагерь смерти — число жертв велико, далеко не все смогли выдержать тяжелые испытания, физические и моральные. Но есть люди, которым судьба подарила жизнь. Они прошли через голод, болезни, кровь и страдание, но все-таки остались в живых. Им сегодня нелегко, ведь они помнят ту боль, ощущают ее так же глубоко, как тогда, 60 лет назад.
        Мария Гавриловна Басова — ветеран трудового фронта. Она прошла длинный и нелегкий путь совсем одна, полагаясь только на себя. Жизнь не была добра к ней: в сражениях погибли 2 брата и муж, которого Мария помнит и любит до сих пор. Мария Гавриловна родилась в 1920 году, в деревне Мелихово Чеховского района. Сейчас она живет в Чехове с дочерью. Когда на страну обрушилось несчастье XX века, ей был 21 год.
- Скажите, вы помните, как началась Великая Отечественная война?
- Ну, как же помнить! Со слез, вот с чего она началась. Я утром была на огороде, сажала свеклу. Из дома вышел брат и сказал: «Мань, началась война». Я упала на землю и заплакала. А вскоре приехали машины из военкомата, стали забирать людей на фронт. Взяли моего мужа Васю, и 3-х братьев. Помню, у нас была собака, Набар. Я села в машину, провожать братьев и мужа, а собака за нами бежала и лаяла. Я крикнула: «Прекрати!», но она не слушалась. Я уж слезла, а она все продолжала лаять. Вот так началась война.
- И наступили тяжелые времена...
- Да. Трудовой фронт — это повинность. За работу не давали ни копейки. Каждый день собирались на наряд, плакали. Я часто говорила: «Ну, что, женщины, до каких пор плакать будем? Надо работать — за нас этого никто не сделает». Нам раздали лошадей, и на них мы ездили в поле, пахать. Выхаживали по 70 километров в день за плугом. Попашем, попашем, сядем, поплачем, и снова пахать. Да плачь не плачь, ничего уже не вернешь. Каждый день то одному повестку приносили, то другому: «Погиб на фронте». А враг подходил все ближе и ближе. Потом нас, женщин всякого возраста, забрали в лес, дрова пилить, зима уж подходила. А у нас ведь дети маленькие! Пилили дрова всю зиму в лесу, по колено в снегу. Холод был ужасный — носки к ногам примерзали. А лес-то он лес, женщин не слушается! И так до самой весны, а весною снова в поле, пахать, сеять.
        Меня выбрали звеньевой. Урожай в тот год вышел очень хороший, и меня наградили за лучший «зерновой показатель». Картошка вообще уродилась на редкость, так, что некуда было девать: возили, сдавали, снабжали воинские части. И так, мучаясь, работали без конца. Потом меня перевели в доярки. И там работала хорошо — стала передовой дояркой района. Телки были молоденькие, не слушались, брыкались, приходилось их отдаивать. Затем меня определили на Крюковский завод. Возили со станции уголь, дрова. А на обед нам давали глиняные чашки, в них были налиты постные щи, капуста да вода. Бывало сядет около тебя мальчишка голодный и смотрит, как ты ешь. Прогоняешь. сама голодная, да жалко его и все равно даешь что-нибудь.
        Работали так, как никогда никому не пожелаю. Думали мы только об одном: нужно трудиться, чтобы армия была обеспечена, сыта. Все делали для этого, даже по вечерам носки вязали солдатам.
- А какие самые сильные впечатления в годы войны?
- Когда наши города брали. Как скажут, что город какой-нибудь освобожден от фашистов, соберемся в клуб, пляска пойдет. Молодые ведь были. Жить хотели, веселиться. Надеждой только и жили, что скоро кончится война. На работу ездили с песнями: едем на лошадях и поем. Домой тоже с песнями возвращались. Возвращались-то поздно, в 2 часа ночи. Едем, горланим, поем. Народ ругался, жаловался, что спать не даем. Тогда нами как-то и не замечались трудности.
- Были ли какие-нибудь военные действия в вашей деревне?
- Нет. Как-то раз, совсем близко, сбросили бомбу. А однажды прогоняли мимо немцев. Они смотрели, словно звери. Мы тоже смотрели на них и кулаками грозили.
- Что было, на ваш взгляд, самым страшным?
- Голод. У меня ведь было двое детей, они все время кричали, просили есть, особенно в первый год, потом как-то полегче стало. У нас дома жила корова, и по вечерам я ходила пешком от Мелихова до станции, в Чехов, продавать молоко, а обратно несла хлеб. Меня всегда сын встречал с другом. Как только меня увидят — бегут, бросаются целовать. Я сразу сумку снимала и доставала им батон. Они, ничего не говоря, начинали есть, а я смотрела, как они ели и плакала – не могла я этого выносить.
        Война разбила все: семьи, души людей. Я до сих пор не живу, а мучаюсь. Семья моя распалась: брат Николай попал в плен и пробыл там четыре года, немцы над ним издевались. Другой брат, Сергей, был ранен и умер в Ташкенте, в госпитале. Еще был брат Саша, тоже служил. Руку ему оторвало, он домой приходил. Потом снова ушел на фронт и погиб. Мужа я очень сильно любила, хороший он был, хозяйственный. Убили в первые же дни войны.
- Кто вам был тогда ближе всего?
- Моя лошадь, я на ней работала, пахала, она была мне ближе всего. А еще Ленин, он вел трудящихся, то есть нас.
- На что была похожа та война? - На дикого зверя! Но у нас таких животных в России нет. Волк — и тот сердце имеет. - Как закончилась война?
- А закончилось все... Помню, мы в тот день работали на поле и собирались уже ехать домой пораньше, поесть да детям белье постирать. Вдруг видим, кто- то скачет на лошади, машет платком и кричит: «Война кончилась!» Мы все сели на лошадей и тоже поскакали, как обезумевшие. Остановились возле стога сена, упали в него и зарыдали. Выли по-волчьему — у многих уже мужей не было. На следующий день собрали митинг, угощение приготовили: картошку с мясом.
- Что бы вы сказали сегодня всем участникам войны?
- Большое спасибо за то, что они положили свое здоровье, силы. Ведь победа была завоевана прежде всего благодаря невиданному героизму и величайшему самопожертвованию народа!
        Великая Отечественная война для СССР была оборонительной. Это способ-ствовало подъему традиционного русского патриотизма, за годы войны выросло воинское искусство руководства армии. Однако цена этого мастерства и цена победы была очень дорогой — погибло около 27 миллионов человек, и на каждого убитого приходилось двое раненых или попавших в плен. Не забывать и не допускать этого снова — задача всех, кому дороги идеалы справедливости и мира, память десятков миллионов павших во имя того, чтобы человечество никогда более не испытывало ужасов фашизма.


       Записана Ольга Белышева
       Газета Чехов - 2000 от 30 июня 2000г.