Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


Во имя святого великомученика Георгия



Этот снимок храма Георгия Победоносца сделан два года назад, в тот день, когда в Капустине приехал из Франции Никита Леонидович Корсаков — правнук автора этих записок. О нашей встрече с ним мы тогда рассказывали в газете. Никита Леонидович, как и его прадед, внес свою лепту в восстановление храма. А кроме того он позже прислал специально для публикации в нашей газете записки своего отца, Леонида Дмитриевича Корсакова, в которых рассказана любопытнейшая история из жизни села Капустина времен императрицы Екатерины II, передававшаяся ранее в роду Корсаковых из уст в уста.
       Эти записки также были опубликованы в нашей газете. Предлагаем вниманию любителей старины архивный материал, в котором описывается история храма Георгия Победоносца в селе Капустине. Эта историческая записка составлена в 1874 году прихожанином этого храма, владельцем капустинского имения отставным полковником Алексеем Николаевичем КОРСАКОВЫМ. Ее написание связано с хлопотами о строительстве нового, каменного, храма взамен обветшавшего от времени деревянного. Спустя 128 лет этот документ был извлечен из архива нашими современниками, радеющими о восстановлении того самого каменного храма, разрушенного уже не столько временем, сколько людьми. Они-то и привезли к нам в редакцию записку А. Н. Корсакова и другие архивные материалы по храму Георгия Победоносца.
        Верстах в 12 от Лопасни, к юго-западу от нее, в небольшой котловине, по которой протекает речка Темна, лежит селение с небольшой деревянной, столетнею церковью и пошатнувшеюся на бок колокольнею — это село Капустине, по писцовым книгам известное еще в 1598 году. Окрестности его с селениями, близ него лежащими, замечательны в том отношении, что 600 лет тому назад они составляли местность, изустную в наших исторических актах под именем Темны. В Духовном Завещании Вел. Кн. Ивана Даниловича Калиты (1328 г.) при исчислении волостей и сел, которые должны были составлять наследственную часть сына его, Князя Андрея Ивановича, Темна упоминается наряду с другими местностями нынешних уездов: Серпуховского, Подольского и Московского (Собр. Госуд. Грам. и Дог. т. I, № 21). Впоследствии, в XVII столетии, волость Темна стала называться Теменским Станом.
        В этой-то, имеющей историческую известность, местности несколько столетий тому назад угодник Божий Св. Великомученик и Победоносец Георгий благоволил явить знамение тайного своего присутствия. Сохранилось предание, что на Темне проживал некогда какой-то татарский мурза. Был ли крещен он, или нет — предание не говорит, но вот что случилось: однажды люди его, работая в капустных грядах, нашли Образ св. Великомученика Георгия. Икону перенесли в церковь какого-то соседнего села, но через несколько дней она опять оказалась на прежнем месте. Явление это, говорит предание, повторялось несколько раз, пока наконец мурза не построил храма во имя св. Великомученика Георгия. С тех пор селение стало называться «Егорием в Капустине» — так оно зовется и до сих пор. Событие, о котором говорит предание, может относиться к концу XV или началу XVI столетий, т. е. к тому времени, когда Серпухов с окрестными местами действительно находился у Татарских царей во владении на поместном праве. Так было в 1497 г., когда Серпухов, Кашира и Хотунь были отданы Вел. Кн. Иваном III в поместье Казанскому царю Мегмет-Аминю (Соф. Врем. т. II, 254) и в другой раз в 1531 г., когда Серпухов с Каширою был отдан в поместье же Вел. Кн. Василием Ивановичем Казанскому царю Шиг-Алею (Кар. т. VII, 95). Цари Казанские владели данными им поместьями, конечно, через доверенных лиц, через приказчиков; таким приказчиком мог быть и тот мурза, который, по преданию, жил на Темне. Есть еще одно обстоятельство, которое преданию об обретении иконы св. Великомученика Георгия придает достоверность. В нашем приходе с незапамятных времен существует обычай праздновать св. Вел. Георгию в пер-вый день Петровского поста. Время этого празднования как у нас, так и окольных жителей, известно под именем Молящей... Такое неопределенное название долгое время служило для причта, а тем более для прихожан предметом недоумения — что такое «Молящая» и откуда взялся обычай такого празднования? Нам кажется, припомнив предание, легко разъяснить недоумение. Позволительно думать, что при слове «Молящая» утратилось другое слово — «неделя». Если взять во внимание, что время необычного празднования св. Георгию совпадает с тем временем, когда действительно очень часто приходится начинать садку капустной рассады, то легко можно принять и поверить, что в старину действительно случилось что-либо подобное тому, о чем говорит предание. Древле благочестивый народ русский, пораженный и умиленный обретением иконы не в обычном месте, мог по усердию своему совершать молебные пения св. Великомученику в продолжении нескольких дней, что при стечении окрестных жителей предположить весьма естественно. На другой, на третий год чествование иконы молением повторилось и вот в устах народа сложилось название «Молящей Недели»; затем слово неделя откинулось, как оно откидывается при названии седмиц: Вербной, Страстной, Святой... Несколько десятков поколений сошло в могилу и происхождение обычая праздновать св. Георгию при начале Петровского поста изгладилось из памяти местных жителей; прошло еще несколько лет и само слово Молящая стало непонятно. Предание говорит, что основание первого храма в селе Капустине современно обретению иконы св. Вел. Георгия. Долго ли стоял этот первый храм — неизвестно. В 1774 году марта 17 дня священник села Капустина Иван Дмитриев и прихожане подали Преосвященному Феодосию Епископу Коломенскому и Каширскому прошение, в котором объясняли, что находящаяся у них «Церковь Божия построена в прошлых давних годах деревянным зданием, которая состоит уже в крайней ветхости, а ныне де они намерение имеют вместо вышеозначенной ветхой церкви, на том же месте, построить вновь, тем же именованием, церковь деревянным зданием, на которое строение и материалы лесные находятся уже в готовности.» На другой же день, 18 марта, просители получили храмозданную грамоту, и в том же году началась стройка, а в следующем 1775 году Церковь была уже окончена. Это та самая Церковь, которая существует ныне — теперь ей сто двенадцать лет. Последнее обстоятельство дает возможность понять — каково ее положение в настоящее время. Колокольня уже пошатнулась, две паперти обвалились и хотя одна из них исправлена, но по всей вероятности не надолго; пол в церкви очень ветх; благовест приводит стены всего строения в сотрясение... Ветхость храма стала обнаруживаться уже тридцать три года тому назад, почему в 1857 году и было испрошено благословение блаженной и свято чтимой памяти Высокопреосвященного Филарета Митрополита Московского на построение нового каменного однопрестольного храма во имя св. Великомученика Георгия на кошельковую сумму, пожертвования прихожан и сбор доброхотных дателей.
        Прихожан при церкви св. Георгия числится с небольшим 400 душ мужеского пола; помещичьих семейств только два. Денежные средства прихожан, большую часть которых составляет крестьянское население, отягощенное различного рода податями и общественными сборами, при ежегодно возрастающей дороговизне и почти ежегодных неурожаях — не могут быть велики. Кроме посильных денежных приношений ими устроен частью на свои средства, частью же на церковные деньги кирпичный завод для выделки ежегодно по 100 тысяч.
        В настоящее время все средства наши истощены и за тем все надежды прихожан обращены к усердию посторонних, доброхотных жертводателей. Надеемся, что благословение, данное приснопамятным Владыкою на построение храма не останется вотще и Господь, молитвами св. Георгия, ущедрит руку благотворителей. Пожертвования просим адресовать: через Серпухов Московской губернии в Алексеевское волостное правление для передачи церковному старосте села Георгиевского-Капустина, на построение храма.


       
       Газета «Чеховский Вестник» от 10 сентября 2002 г.