Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


На свадьбу – в Лопасню



Григорий
Александрович
Пушкин

В Лопасне 20 июля 1883 года звонили свадебные колокола. На венчание к своему старшему брату Александру Александровичу (сыну великого поэта) приехал из Михайловского Григорий Александрович Пушкин. Он выступил поручителем со стороны невесты Марии Александровны Павловой вместе с ее братом, штабс-ротмистром Александром Александровичем. Со стороны жениха поручителями явились хозяин Зачатьевской усадьбы штабс-ротмистр в отставке Николай Николаевич Васильчиков и коллежский секретарь Александр Александрович Ульянов.
        Со старшим братом Григория Александровича связывала крепкая и неразрывная дружба. С детства Александр всегда был ему примером в учебе, поведении, выдумщиком различных розыгрышей и шуток. Наталья Николаевна Пушкина-Ланская так описывала шалости мальчиков в письме от 10 августа 1849 года: «...Лев Павлищев играл на фортепьяно, Гриша и Паша переоделись женщинами и разыгрывали разные комические сценки, очень хорошо, особенно Гриша, у которого в этом отношении замечательный талант».
        За Гришу Наталья Николаевна не очень беспокоилась, когда, немного проучившись в гимназии, он в 1849 году вслед за братом поступил в IV класс Пажеского корпуса. «В моих то хорошо, что общество мальчиков их не пугает, они умеют с ними ладить: то с одним немножко подерутся, то с другими устанавливаются дружеские отношения, а с ними и уважение». (28 августа 1849 г.) Получив замечательную домашнюю подготовку, Григорий блестяще выдержал вступительные экзамены и радовал Наталью Николаевну высокими оценками.
        Но со временем различие характеров по-своему отразилось на личном отношении каждого к учебе. В рукописи Николая Пушкина, племянника Григория Александровича, написанной им за границей в Брюсселе в 1920-х годах, говорится: «Гораздо более серьезный и положительный Александр окончил Корпус первым в звании камерпажа императрицы, тогда как его беспечный брат, несмотря на блестящие также способности, оказался на противоположном конце класса».
        С 1853 г. восемнадцатилетний Григорий Пушкин вместе с Александром служил в полку отчима, П.П. Ланского. С братом вначале жили в одном доме, имели один и тот же круг знакомств, завели общее хозяйство и даже общие выезды. Но однажды между братьями произошел серьезный разлад. Григорий пристрастился к картам и однажды проиграл экипаж, кучера и лошадей. Рассерженному Александру пришлось выкупать экипаж вместе с крепостным кучером за 2000 рублей. Выезды с тех пор они имели отдельно. Совместная жизнь братьев длилась до 1858 года, пока Александр не женился на Софье Ланской.
        В 1862 году Григорий жил у родителей. «Он тоже был самолюбивый, как сестра (Наталья) и его тяготила роль бедного офицера», — вспоминала Е. Н. Бибикова. Поэтому без сожаления Григорий через четыре года в чине надворного советника оставил службу и уехал в родовое Михайловское. Григорий Александрович осознавал, что на нем теперь лежит огромная ответственность за наведение порядка в имении и сохранение могил своих известных предков. Это требовало от него определенных усилий и непосильных расходов. По этой причине он постоянно подвергался критике со стороны журналистов, писателей и заезжих гостей Михайловского. Григорий с Александром трепетно относились к рукописному наследию своего отца. В 1878 году в «Вестнике Европы» были напечатаны практически без сокращений письма Пушкина к Наталье Николаевне, переданные для опубликования дочерью поэта графиней Н.А. Меренберг И.С. Тургеневу. Сыновья Александра Сергеевича были возмущены издателем. По слухам, они собирались в Париж, чтобы «поколотить» Тургенева «за издание писем отца».
        Григорий Александрович не остался в стороне, когда в селении Тоболинец начинает строиться богадельня для престарелых односельчан и читальня. Местный земский начальник Павел Федорович Карлов писал Григорию Александровичу: «Мною получен утвержденный устав богадельни и читальни в Святых Горах в память Александра Сергеевича Пушкина, по которому вы, супруга Ваша Варвара Алексеевна, Александр Александрович Пушкин, графиня Наталья Александровна Меренберг и Мария Александровна Гартунг считаются почетными членами попечительства с правом решающего голоса по всем вопросам, могущим возникнуть, как по содержанию богадельни и читальни, так и другим, касающимся памяти А. С. Пушкина, на что необходимо Ваше согласие». В следующем году Григорий Александрович пожертвовал богадельне 1000 рублей.
        Сын Пушкина слыл скромным, щедрым и добрейшей души человеком. Родные его любили. В 1881 году племянница Наталья Александровна выходила замуж за Павла Аркадьевича Воронцова-Вельяминова и на свадьбу пригласила среди ближайших родственников и своего «любимого дядю Гришу».
        А 24 августа 1901 года уже Вера Александровна писала своему дяде Григорию: «...Прошу вас, милый дядя, не откладывайте до другого раза Вашего намерения посетить Москву. Мы все будем счастливы видеть Вас... Анна присоединяется ко мне, чтобы сердечно обнять вас... Через два дня мы едем к папе в Москву. Где 5 сентября надеюсь видеть Вас на моей свадьбе. Любящая Вас племянница Вера». Вскоре Григорий Александрович стал задумываться о продаже Михайловского и поделился с этой мыслью со своей сводной сестрой Александрой Петровной Араповой, что вызвало у нее в первую очередь удивление: «Единственно, в чем я с тобой согласна, что уж если ты решился продать его, то из двух зол лучше желать меньшее, пускай оно станет государственной собственностью». Сильно «давила» общественность: просила продать родовое имение в государственную казну.
        В 1899 году, к 100-летнему юбилею Поэта, дело улажено. Имение государством было куплено за 100000 рублей. 24 мая на торжество в Михайловское собирался приехать брат Александр и в письме от 10 мая сообщал: «Очень рад, дорогой Гриша, тебя увидеть», «скоро ли опять придется нам свидеться...» После справленного пушкинского юбилея Григорий Александрович уехал в латвийское имение жены Маркучай. Уезжал из Михайловского с болью в сердце, словно предчувствовал, что навсегда.
        После продажи имения в 1911 году в Михайловском была открыта колония для неимущих и престарелых литераторов. Варвара Васильевна Тимофеева—Починковская, одна из их числа, 19 февраля сделала в своем дневнике такую запись: «...Под вечер вижу в окно новое зарево, (Зажгли Михайловское). ... Два дня спустя я ходила туда пешком, как на заветное кладбище... ...видела потухшие костры из сожженных томов «Отечественных записок», «Русского богатства», «Вестника Европы» и др.... Подняла из тлеющего мха обгорелую страничку «Капитанской дочки» посмертного издания 1838 года... Ничего не пощадили и тут...» На дворе стоял 1918 год.
        «Не знаю, будут ли ездить, и вспоминать пушкинское Михайловское...» — вопрошала писательница. Время показало — «будут». А Лопасненское имение, гостеприимно принимающее потомков А. С. Пушкина? Будут ли? Так хочется ответить: «Будут».



       В. КОЛЬЦОВА.
       «Чеховский Вестник» от 17 июня 2003 г.