Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


Три зачатьевских столетия



Усадьба Васильчиковых
Зачатьевское имение Васильчиковых

Изучение историй старинных усадеб не может вызвать усталости и перенасыщенности. Каждое из поместий неповторимо по-своему, наполнено замыслом преобразований, духом русского романтизма, поэзией великих стихотворцев. Создание усадебного комплекса в Зачатье связывают с именем екатерининского фаворита Александра Семеновича Васильчикова.
        До последнего времени постройку в стиле елизаветинского барокко относили к середине 1770-х годов. Но после научно-исследовательских работ, проведенных в 2001 году, специалисты стали считать рождением дома приблизительно 1740-е. Исследователи предположили, что в 1770-х годах происходила перестройка здания. Вероятно, дом первоначально имел надстроенный второй этаж из дерева, что тогда было не редкостью. После перестройки усадебный дом из красного кирпича состоял из полуподвала со сводами и основного этажа. Подъезжающая карета останавливалась у парадного крыльца, широкой деревянной лестницы с балясинами, ведущей наверх, в залу с камином.
        В доме первоначально имелся общий коридор, куда выходили почти все комнаты и откуда топились все печи. Кафельные «зеркала» печек были обращены в комнаты. После перестройки в доме появилась анфилада комнат во всю его длину, со стороны парка. По обычаям того времени за комнатами хозяев располагались комнаты слуг и подсобные помещения. Обычно в таких домах существовали «женские» и «мужские» половины.
        При управлении поместьем Василием Семеновичем Васильчиковым, братом отставного фаворита, проживавшим здесь со всем своим семейством, дом, по-видимому, утопал в роскоши. Это подтверждает сосед из солнышевского имения, Дмитрий Николаевич Свербеев (1799-1876 г.г.), известный дипломат, историк и мемуарист. В его двухтомных «Записках» встречаются воспоминания о посещении дома Васильчиковых: «В его доме видел я еще ребенком 7-ми или 8-ми лет чопорную прислугу, полную церемонию вечернего чаепития». По обычаю чай пили как за большим столом, так и за отдельным чайным столиком. Обычай разливать чай за отдельным столом пришел в Россию из Европы в последней четверти XVIII века, и использовать предпочитали вначале голландское столовое белье. В пушкинское время стали очень популярны ярославские скатерти и салфетки.
        «Перед диваном стоял стол замореного дерева, покрытый чайной пунцовой скатертью ярославского тканья...»,— читаем в повести А. Заволожского «Соседи», опубликованной в «Московском наблюдателе» за 1837 г. В убранстве дома всегда угадывался вкус хозяина. Многие женщины были искусными мастерицами. Вечера проводились за рукоделием: вышивали подушки, скатерти, полотенца, вязали домочадцам теплые вещи.
        Василий Семенович Васильчиков был женат на Анне Кирилловне Разумовской, дочери последнего гетмана Украины, президента Петербургской Академии наук. Очень интересен тот факт, что в Саратовском государственном художественном музее имени А.Н. Радищева хранится коллекция, принадлежавшая знаменитому А.А. Васильчикову, директору Эрмитажа с 1879 по 1889 г.г. Сотрудники музея выделили из этой коллекции миниатюрный портрет А.Г. Разумовского, по некоторым источникам, супруга императрицы Елизаветы Петровны. Портрет выполнен акварелью на овальной костяной пластинке, обрамленной золотом, верхняя часть рамки сделана в виде сетки. Сетка оплетена прядью белокурых волос. Портрет заключен в футляр из двух шлифованных стекол с золотым ободком, на котором гравирована надпись: «Генерал-фельдмаршал. Обер-егермейстер. Рейхграер Алексей Григорьевич Разумовский. Дядя Анны Кирилловны Васильчиковой и волосы государыни императрицы Елизаветы I Петровны». Благодаря этой надписи можно предположить, что сия фамильная реликвия принадлежала Анне Кирилловне, проживавшей в Зачатьевской усадьбе Васильчиковых, и, возможно, была передана по наследству.
        В 1827 году Зачатьевское имение по наследству перешло Николаю Ивановичу Васильчикову. В начале XIX века, когда в моду стал входить строгий и сдержанный стиль ампир, строение подверглось значительной перестройке внутренних покоев и парадного крыльца. Понимание пространства трактовалось уже по-новому. Мебели в домах было немного, ставили ее вдоль стен, так что середина комнаты была свободной. Обивка мебели делалась из атласа и шелка, что создавало ощущение холодности и парадности. Обычно окна залы и гостиной выходили в сад, парк. Убранство гостиной было в основном одинаково во всех домах. В двух простенках между окнами висели зеркала, а под ними тумбочки или ломберные столы. В середине противоположной глухой стены стоял неуклюжий, огромный с деревянными спинкою и боками диван, перед диваном овальный большой стол, а по обеим сторонам дивана симметрично выходили два ряда неуклюжих кресел, от четырех до шести в каждом ряду.
        Со временем вкусы поменялись. На смену ампиру пришел стиль бидермейер. В гостиных уже можно было встретить угловые диваны, пуфы, большие растения. В центре комнаты расстилался разноцветный ковер. Создавалась атмосфера уюта. Недавно обнаружилось, что в фондах Государственного музея А.С. Пушкина хранится диван крашеного дерева с позолотой и штофом из лопасненского дома, относящийся к третьей четверти XIX века. Итак, мы можем предположить, что на протяжении трех столетий существования дома в нем накапливалась мебель различных стилей, медных направлений — происходило смешение сталей. По преданию, в доме находилось много музыкальных инструментов, картин и имелась богатейшая библиотека.
        Григорий Григорьевич Пушкин (19.XII.1913 — 17.Х. 1997 г.г.), правнук великого поэта, утверждал, по воспоминаниям своих родителей, что на основном этаже в комнатах блестел натертый паркет, в гостиной висела большая 12-линейная керосиновая лампа. Сохранилось несколько фотографий интерьеров комнат, относящихся приблизительно к началу XX века, когда хозяевами усадьбы были сестры Гончаровы. Широко известна фотография столовой, где хорошо просматривается 12-линейная лампа, упоминаемая в рассказе Григория Григорьевича. А вот несколько других снимков интерьеров комнат, встречающихся в печатных изданиях, утверждающих, что они относятся к дому Васильчиковых-Гончаровых, подтверждения не находят. Дверные проемы на фотоизображениях не соответствуют форме дверных проемов лопасненского дома, и панорама, видимая из одной комнаты в другую, не просматривается в означенном доме. Объясняется это только тем, что сделаны были снимки в совершенно другом здании, с другой схемой построения.
        Юрий Павлович Капцов предоставил нам из архива своей матери, Антонины Ивановны Коняевой, интересную фотографию интерьера угловой гостиной с видом на церковь Зачатия св. Анны. Комната не загромождена вещами, и мебель расставлена продуманно и «лаконично, а значит, отображает картину жилого помещения до революции. В углу, около входной двери, небольшой книжный шкаф, рядом диван, столик с огромным абажуром. В другом конце залы еще один стол, заваленный книгами. Дверь, ведущая в анфиладу комнат, утопает в зелени огромных фикусов и пальмы.



Продолжение →



       В. КОЛЬЦОВА.
       «Чеховский Вестник» от 16 августа 2003 года