Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


Три зачатьевских столетия

Часть III


фрагменты убранства одной из комнат
фрагменты убранства одной из комнат
усадебного дома Васильчиковых-Гончаровых
с картиной И. Айвазовского
«Лунная ночь у взморья»
(из экспозиции выставки
в Музее писем А. П. Чехова).

Краевед П. Липатов в своих статьях отмечал, что в Серпуховском историко-краеведческом музее и Государственном историческом музее экспонировались отдельные вещи гарнитура «карельской березы из гостиной усадьбы «Зачатье», который был разукомплектован при закрытии музея Пролеткульта. В Государственном историческом музее сообщили, что Липатов мог и ошибаться. Мебели из гончаровского дома в музее нет. Многое в ГИМ поступило из Музея мебели, расформированного в 1929 г.
        Что же это за музей Пролеткульта? Обратимся к списку музеев Москвы и московской губернии, опубликованному в музейном журнале «Московский краевед» за 1929 год. В нем мы находим: «Музей Лопасненской волости Серпухов, у. - ст. Лопасня, Курская жел. дор.— школа 2-й ступени—М.О.Н.О.» Составил список тогда существовавших ведомственных музеев сотрудник П/отдела — Н.С.Елагин по поручению музейного П/отдела М.О.Н.О. В губернии были выявлены и классифицированы краеведческие, сельскохозяйственные, производственные и культурно-исторические музеи.
        Например, внебюджетные волостные краеведческие музеи возникали по инициативе местных работников. Лопасненский музей явно вырос на основе краеведческого материала, собранного учителями и школьниками на базе богатейшей истории и частично оставшейся дворянской обстановки усадебного дома Васильчиковых-Гончаровых.
        Вначале, в 1925 году, в Лопасне возник краеведческий кружок. В 1927 году кружок превратился в фиал Серпуховского Отделения Общества изучения Московской губернии. Музей занимал большой зал в шесть окон по фасаду. В том же здании находились клуб и библиотека. Музей находился в ведении местного краеведческого общества.
        В 1928 году бывшее имение Гончаровых пришел описывать секретарь Лопасненского волостного совета. На просьбу Натальи Ивановны Гончаровой оставить ей хотя бы одну комнату ответили отказом. В этом же году семьи Пушкиных и Гончаровых выехали из усадебного дома. С конца 1930-х годов здесь разместилась школа рабочей молодежи. Приблизительно в эти же годы закрывается Музей Пролеткульта. П. Липатов утверждал, что в доме находилась картина великого мариниста И.К. Айвазовского «Лунная ночь у взморья» с его дарственной надписью: «Наталье Николаевне Ланской от Айвазовского. 1 января 1847 года, С-Петербург». Художник преподнес эту картину Наталье Николаевне в год десятой годовщины со дня гибели поэта.
        Один из современников А.С. Пушкина в своих воспоминаниях рассказывал, что в 1836 году поэт с женой были в Академии художеств на осенней выставке, и там Александр Сергеевич разговаривал с Айвазовским. После смерти поэта Айвазовский продолжал знакомство с семьей поэта.
        Оказалось, что ценное полотно ныне находится в Картинной галерее имени И.К. Айвазовского в Феодосии. Ныне мы можем видеть великолепную копию с этой картины на выставке, посвященной А.А. Пушкину, в Музее писем А.П. Чехова. Еще многие реликвии из дома Васильчиковых-Гончаровых находятся сейчас в частных коллекциях у потомков А.С. Пушкина, Гончаровых, либо близко знающих их.
        В год 200-летия со дня рождения А.С. Пушкина в Государственный музей-заповедник А.С. Пушкина «Михайловское» поступила икона «Воскресение Христа» с надписью на обороте: «Благословила Надежда Пушкина, при смерти своей, внучку Марию Пушкину». Палеографические исследования и экспертизы, проведенные в крупнейших научно-исследовательских учреждениях, с несомненностью доказали, что запись сделана рукой Наталии Николаевны Пушкиной. Икона открылась в одном из крупнейших экспертных объединений. Вряд ли возможно проследить ее исторический путь. Можно предположить одно: вероятно, фамильная святыня хранилась у дочери А. С. Пушкина Марии Александровны Пушкиной-Гартунг, умершей в 1919 году.
        Дмитрий Алексеевич Вульф, заслуженный деятель культуры РСФСР, эксперт по музеям, приезжавший в 80-х в Лопасню, высказывал вместе с Григорием Григорьевичем Пушкиным и Натальей Сергеевной Шепелевой, правнуками А.С. Пушкина, пожелание восстановить внутреннее убранство комнат, расставить мебель так, как она стояла в прошлом веке — начале нынешнего. Многие потомки А.С. Пушкина, Гончаровых ждут открытия музея, чтобы передать сюда семейные реликвии.
        Еще в 1929 году И.Г. Клабуновский открыто осуждал разорение «дворянских гнезд». Он писал в своей статье «Музейное строительство в Московской губернии»: «Известно, что за вычетом двух небольших усадеб под Ленинградом, по всей РСФСР не сохранилось более ни одной усадьбы, где бы уцелела в своей неприкосновенности эта дворянская культура, по меньшей мере полутора столетий. Элементарное ма-териалистическое отношение к этому вопросу не дает нам никакого права на легко-мысленное или сколько-нибудь небрежное отношение к этим удивительным памятникам прошлого».
        Надо признать, что закрытие большинства усадебных музеев в середине 1920-х годов по решению Наркомпроса было недальновидным. Этим русской культуре был нанесен серьезный урон.
        В наше время на восстановление усадеб отпускаются огромные средства, но воскресить утерянное полностью уже невозможно. В настоящий момент в ГЛММЗ А.П. Чехова предприняты попытки воссоздать фрагментарно комнаты с бытовым усадебным укладом в форме выставок, посвященных персоналиям, так или иначе связанным с историей Лопасненской усадьбы. Но нужно признаться, что даже самая искусная экспозиция наших дней в специально отведенных залах не сможет дать представление о дворянской культуре и быте, заменить поэзию, искусство и дух усадебного комплекса как целого и единого организма. Возрождение усадьбы Васильчиковых-Гончаровых как части бесценного культурного наследия является нашим долгом перед ушедшими и будущими поколениями.



Часть I    |   Часть II



       В. КОЛЬЦОВА.
       «Чеховский Вестник» от 6 сентября 2003 года