Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


Четыре дворянские герба



герб Васильчиковых и Ланских

История любой дворянской усадьбы связана с историей дворянского рода, пребыванием в ней исторических лиц. Усадьбу хорошие хозяева холили, обустраивали и преобразовывали до неузнаваемости, старались передать в наследство следующему поколению в цветущем состоянии. Хозяева родового поместья, как правило, менялись редко до отмены крепостного права. Владевшие родовым хозяйством гордились не только принадлежавшим им «состоянием», но и передающимися из рода в род фамильными дворянскими гербами. Герб размещали на зданиях, на экипажах, оружии, мебели и посуде. Герб был изображен на печатях, косыми скрепляли важные документы и письма.
        Усадьба Лопасня-Зачатьевское уникальна тем, что в ней на протяжении столетий сплелись родственными связями представители четырех дворянских родов: Васильчиковых, Ланских, Пушкиных и Гончаровых. Каждый из этих старинных родов гордился своей дворянской эмблемой, отличительной от всех. По фамильному гербу, по его символике можно было определить происхождение и древность дворянского рода, его заслуги перед Отечеством, традиционно-индивидуальные благородные черты семейства.
        Происхождению гербов мы обязаны воинственным германскому и галльскому народам средних веков и рыцарству. Щиты воинов и рыцарей выкраивались в пестрые цвета. Шлемы украшались изображениями животных. В эпоху крестовых походов произошло распространение и упрочнение дворянских гербов в Западной Европе, а позже на Руси. Соседство славянских племен, населявших Балтийское Поморье, родство их с русскими объяснялось частыми выездами представителей высоких дворянских фамилий на служение к русским царям. Переплетение исторических событий соседних с нами Пруссии и Польши наложило свой отпеча-ток на образование гербов, объяснение их символики.
        Именно из польского языка в русский язык проникло слово «герб», но в основе его лежало немецкое слово «Irbe» — «наследство». Наследственно передаваемое изображение из символических знаков на основании общепринятых правил называлось гербом. В основе зарождения гербов лежал рыцарский щит. Во времена крестовых походов рыцарь, закованный в стальную броню, опознавался по форме его щита, символике и цветовой гамме на нем, по характеристике перьев на шлеме и по положению забрала. Таким образом, в основу западноевропейской геральдики легло личное начало, а позднее — родовое.
        Своим созданием русская геральдика обязана царю Алексею Михайловичу. Упорядочить систему создания дворянских гербов предпринял Петр I, только при нем утверждение дворянских гербов стало обязательным. С 1722 года выдачей, изображением гербов занималась особая служба. В русской геральдике получил распространение французский тип щита, представляющий собой продолговатый четырехугольник, нижние края которого слегка были закруглены и сходились под углом. Надо сразу обратить внимание на то, что все рассматриваемые четыре дворянских герба — Васильчиковых, Ланских, Пушкиных и Гончаровых — имели именно этот тип щиты.
        К самым старинным видам гербов относились эмблемы тех благороднейших родов, чьи предки вышли в Россию из Польши, Германии, Франции и других стран. Таков, например, герб родовитой фамилии Васильчиковых. Как сказано в родословной Васильчиковых, в 1353 году из Цесарии в Чернигов выехал муж честен с двумя сыновьями и тремя тысячами людей и служителей. В святом крещении он, как Леонтий, стал родоначальником Васильчиковых, Даниловых, Дурновых, Толстых и Федцовых. По описанию Гербовника (ч. V, № 23), герб Васильчиковых внешне представляет собой «в лазоревом поле золотую саблю и серебряную стрелу, положенные крестообразно остриями к верхнему правому углу и диагонально продетые в кольцо золотого ключа, над которым с левой стороны представлено серебряное крыло».
        Щит Васильчиковых называется простым (simple), т. к. окрашен одним цветом и не разделен на части. Голубой цвет обозначал величие. Золотой ключ символизировал несметное богатство, принадлежавшее, по-видимому, предкам старинного рода, а также силу и постоянство. Крестообразное пересечение золотой сабли и серебряной стрелы указывало на причастность представителей этого рода к крестовым походам. В правом верхнем геральдическом углу — крылья орла, поднятые вверх, указывали на власть и господство. Над щитом обычно помещались короны, шапки либо шлемы. Судя по эмблеме Васильчиковых, где над щитом воцарилась корона и ниже рыцарский шлем со спущенной решеткой забрала, герб принадлежал к разряду маркизов.
        Очень интересен герб Ланских. По шлему, развернутому вправо, по опущенному забралу с четырьмя решетинами можно было определить, что герб принадлежал дворянскому роду. Над короной — полуфигура лани. Ранее воин свой шлем украшал разными фигурами для того, чтобы казаться выше. Это и отразилось позднее на щитах, а затем на эмблемах. Герб Ланских разбит на четыре части. В левой геральдической верхней части в зеленом поле изображена белая лань, стоящая задними ногами на шахматной доске, составленной из квадратов золотых и серебряных вперемежку. Лань, по А.Б. Лакиеру, который впервые попытался проанализировать историю русских гербов в своем блистательном труде «Русская геральдика», означала символ робости. Но такое простейшее объяснение данной символики в гербе Ланских явно не подходит. По-видимому, смысл заключался совсем в другом. А вот олень являлся символом воина, перед которым бежит неприятель, зеленый цвет — свободы и надежды. В правой верхней части в червленом поле лежат три серебряные рыбы, одна над другою. Красный цвет обозначал собой храбрость, мужество, неустрашимость, а рыба — силу.
        В третьей, нижней, части — в золотом поле стрела, пущенная вверх, с двумя брусками поперек. Как правило, оружие является символом силы и также указывает непосредственное отношение предков к рыцарским походам. Рыцари вооружались мечом, тяжелым копьем, иногда топором на длинной рукоятке, булавой, т. е. палицей. Сопровождающее войско воина состояло из конных и пеших лучников и пажей. В четвертой части в зеленом поле изображена каменная стена и башня с зубцами, что подтверждало наличие родового замка. Из родословной мы узнаем, что представитель рода Ланских, Франц Лонской, выехал не ранее начала XVI века из Польши. Есть упоминание о его правнуке, Петре Дмитриевиче, который в царствование Федора Иоанновича получил жалованную грамоту на вотчину.

герб Пушкиных

Наличие вышеописанных гербов подтверждало древность рода. Именно дети таких дворянских фамилий могли обучаться в Пажеском корпусе и Царскосельском лицее, об открытии которого было объявлено 11 января 1811 года. Когда будущего поэта, Александра Пушкина, привезли в Петербург для поступления в новое элитное учебное заведение, то пришлось собирать документы, доказывающие древность рода Пушкиных. Как известно, Пушкин гордился своей родословной: «Мы ведем свой род от прусского выходца Радши или Рачи («мужа честна», говорит летописец, т. е. знатного, благородного), въехавшего в Россию во время княжения св. Александра Ярославовича Невского...» Герб Пушкиных разделен на две половины, «из которых в верхней, в горностаевом поле, помещена на пурпурной подушке с золотыми кистями княжеская шапка». Горностай считался символом чистоты. Как отмечал один древний писатель по геральдике, этот зверек «до того чистоплотен, что лучше даст себя поймать, чем перейдет через мокрое или нечистое место, чтобы не замарать своего хорошенького меха». Нижняя половина рассечена на две части: в левой, лазоревого цвета, изображена рука с мечом; в правой, золотой, голубой орел со скипетром и державою в лапах.
        Все перечисленные эмблемы символизировали власть, господство, а вместе с тем прозорливость и великодушие. Самый молодой герб оказался у дворянского рода Гончаровых. Гончаровский герб относится к гербам дворян, которых возвели во дворянство за заслуги перед Отечеством. Ими соответственно приобреталось право на «изобретение» своей фамильной эмблемы. Как правило, эти гербы были настолько ясны, что по ним можно было без затруднений определить то занятие, либо род деятельности, которым род заслужил такое отличие.
        Родоначальником дворянского рода Гончаровых явился известный российский промышленник, организатор бумажного и полотняного производства Афанасий Абрамович Гончаров (ок. 1704—1784 г. г.). Он имел семьдесят пять вотчин с фабриками и заводами. Парусные полотна с его фабрик имели спрос не только в России, но и за рубежом. Право на потомственное дворянство Афанасий Абрамович получил, когда императрица Елизавета Петровна пожаловала Гончарову чин коллежского асессора. «За заведение и размножение парусных и полотняных фабрик... пожалован 6.9.1742 чином коллежского асессора в ранге майора». Это право подтвердила специальным указом и сама Екатерина II в 1789 году.
        В «Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской Империи» герб Гончаровых описан так: «Щит разделен горизонтально на две части, из коих в верхней в голубом поле изображена серебряная Звезда шестиугольная; в нижней части в красном поле серебряная же Шпага, перпендикулярно остроконечием обращенная вниз. Щит увенчан обыкновенным дворянским шлемом со страусовыми перьями». Все символы герба ясно указывают на зарождение и возвышение нового дворянского рода.
        По общим нерушимым правилам родовая эмблема, раз уже утвердившаяся, не могла произвольно подвергаться различным изменениям, за редким исключением, комментирующим выдающиеся заслуги, либо, наоборот, отражающим недопустимые проступки представителей дворянского рода. В Российской империи Павел I в 1797 году издал манифест об издании первой части Гербовника, где было сказано, что «все гербы, в Гербовник внесенные, оставить навсегда непременными так, чтобы без особливого нашего или приемниками наших повеления ничто ни под каким видом из оных не исключалось и вновь в оные не было ничего прибавляемо».
        В основе всех дворянских гербов лежали заложенные еще рыцарством несколько столетий назад жизненные идеалы. Рыцарский кодекс состоял из храбрости, честности, великодушии, щедрости, гостеприимстве, учтивости, верности долгу, благородству по отношению к женщине. П.И. Кумпан отмечал, что «рыцарь не мог сражаться с более слабым противником, немощным или стариком, а убийство безоружного покрывало рыцаря несмываемым позором». Эта рыцарская романтика запечатлелась в эмблемах, которыми гордились и до сих пор, возможно, гордятся потомки прославленных родов. Можем гордиться и мы, так как это отчасти и наша культура, за сохранение которой мы, ныне живущие, независимо от возраста, пола и вероисповедания, несем полную ответственность.




       В. КОЛЬЦОВА.
       Газета «Чеховский Вестник» от 25 мая 2004 г.