Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

История Лопасни


Владелец имения Садки



парк Садков
Дерево патриарх в парке Садков (у пруда)
фото Рюмина начадо XX века

В Центральном Историческом архиве Москвы хранится формулярный список о службе Предводителя Дворянства Московской губернии, Серпуховского уезда, Действительного Статского Советника в звании Камергера Высочайшего Двора Рюмина. Впервые обнаружила и изучила эти документы научный сотрудник Мелиховского музея-заповедника А.П. Чехова Наталия Владимировна Чаплыгина. Они позволяют значительно углубить наши представления о последнем владельце имения Садки — Петре Михайловиче Рюмине, с которым в мелиховские годы жизни тесно общался А.П. Чехов, узнать не известные прежде широкому читателю подробности лопасненской старины.
        Рюмины обосновались в лопасненских окрестностях с 1858 года, по свидетельству историка Лопасни А.М. Прокина. Приехавший из Рязани отец Петра Михайловича Рюмина купил имение Садки. Прежде, примерно с 1646 года, имением владели Еропкины. Родственница первого архитектора Петербурга П.М. Еропкина поставила здесь в 1771 году храм, названный в честь Иоанна Предтечи.

Петр Михайлович Рюмин
с подаренным верблюдом
в парке имения Садки

Рядом с господским домом в стиле классицизма были великолепный парк, родники и пруды, где разводили карпов, в оранжереях зрели цитрусовые. Есть фотография уголка усадьбы Рюмина, на которой запечатлен верблюд. Какой-то грузинский князь подарил Рюмину этого верблюда, но вскоре Рюмин вынужден был сдать животное в московский зоопарк. Был в Садках обезьянник, крутилась белка в колесе, жил в будке медведь. Это и дало Чехову повод назвать зверинец зоосадом. Приезжавший в гости граф С.Д. Шереметев восхищался имением, особенно тем, что, поднявшись на колокольню храма Иоанна Предтечи, в стиле классицизма с чертами барокко, можно было увидеть колокольню монастыря Давыдова Пустынь.
        Парк по характеру планировки делится на регулярный и пейзажный. От регулярного парка, примыкавшего к дому со стороны главного фасада, остались лишь ряды сосен, указывающие его границы. Лучше сохранилась пейзажная часть с двумя террасными прудами. Своей продуманной живописностью она заставляет вспомнить лучшие образцы русского садово-паркового искусства. Особенно примечательна подгорная часть парка в пойме реки Лопасни. Вековые ивы окаймляют треугольник лужайки, образуемый береговыми линиями реки и двух сообщающихся прудов. Ближе к большому пруду гордо высятся могучие вязы, посаженные вразброс — гнездами, по три-четыре дерева. По берегам растут кусты акации. Здесь есть чистые родники, бьющие из подножия садковской горки, и Большой пруд, питающийся грунтовыми водами.
        В топологическом плане 1852—1853 годов рядом с Верхним прудом располагается второй пруд, квадратный, соответствующий Большому. В начале XX века по склону горы были посажены молодые ели. Посетивший однажды усадьбу Садки М.П. Коржев открыл в строении парка «болотовский почерк». Это мнение было подтверждено и другими специалистами. Андрей Тимофеевич Болотов — первый русский ученый-агроном, чьи оригинальные проекты садово-парковой архитектуры пользовались большой популярностью. О «болотовском почерке» свидетельствовали наклонные посадки деревьев над водой, искусственный ручей для отвода излишка грунтовых вод и сама излюбленная Болотовым система проточных сообщающихся прудов.
        Имя Рюмина впервые упоминается Чеховым 16 июня 1892 года в письме издателю А.С. Суворину, который подыскивал себе имение, из Мелихова, где семья Чеховых только обустраивалась, но он уже успел познакомиться со многими соседями, земцами, интеллигенцией и дворянством Серпуховского уезда: «В самой Лопасне продается большое имение предводителя Рюмина, с дворцами, с лесами, с рекой и тысяча одной ночью... Рюминское имение в полном порядке. Говорят, есть даже зоологический сад». Помещики Рюмины играли особую роль в коммерческой жизни Лопасни как наиболее состоятельные. Они располагали значительными земельными угодьями и доходными домами, которые сдавали в аренду. В частности, на рюминской земле в 1896 году было построено Лопасненское почтовое отделение. Землю, на которой построили почту, Рюмин передал земству безвозмездно, а кроме того, выделил значительную сумму для завершения строительства.
        В Отчете уездному земскому собранию князь С.И. Шаховской писал: «Считаю своим долгом выразить мою глубокую благодарность П. М. Рюмину, благодаря личному участию которого удалось прийти к благополучному концу устройства Лопасненского почтового отделения». (Из архива Н. Агальцова, хранящегося в фондах Мелиховского музея А.П. Чехова). Когда Чехов был назначен помощником предводителя Серпуховского дворянства по школьному образованию, Рюмин попросил его обследовать 60 школ Серпуховского уезда и сделать очерк об их состоянии. С 1894 года Чехов стал попечителем Талежской школы, но не ограничился только обязанностями попечителя. В 1896 году Чехов вы-строил в Талеже новую школу, и Рюмин обратился к государю с представлением Чехова к награде. 28 декабря 1899 года был подписан Указ Его Величества:


       
«БОЖЬЕЮ МИЛОСТИЮ МЫ, НИКОЛАЙ II

Нашему потомственному дворянину Попечителю Талежского сельского училища Серпуховского уезда Антону Чехову
«По засвидетельствованию Министерства Народного Просвещения об отличном усердии и особых трудах Ваших Всемилостивейше пожаловали мы Вас указом в 6-й день декабря 1899 г. Капитулу данным Кавалером Императорского и Царского ордена нашего Святого Станислава 3-й степени.
Дано в Санкт-Петербурге 28-й день декабря 1899 г.»

Пока документы о представлении к награде дошли до государя, прошло почти три года. За это время Чехов построил школы в Новоселках и в Мелихове. Эти школы считались образцовыми в уезде. Потомственное дворянство и орден за свои заслуги, который носил в петлице почти каждый чиновник, Чехов получил с запозданием. И все - таки Рюмину следует отдать должное. По окончании курса наук в императорском Московском университете, со степенью кандидата физико-математического факультета, в 1868 году, 22 aавгуста, П.М. Рюмин вступил в службу, согласно прошению, в число канцелярских чиновников 7-го Департамента Правительственного Сената, получив чин коллежского секретаря. Он дослужился до звания Гофмейстера Двора Его Императорского Величества.
        Согласно формулярному списку о службе, составленному в 1891 году, Рюмин был вдов. «Ранее был женат первым браком на дочери умершего Коллежского Асессора Бороздина - девице Марии Модестовне; имеет детей: дочь Варвару, родившуюся 30 мая 1874 г., сына Михаила, родившегося 9 октября 1875 г., и дочь Веру, родившуюся 23 апреля 1880 г. Жена и дети православного вероисповедания». В формулярном списке о службе, составленном в 1893 году, есть упоминание о сыне П.М. Рюмина Игоре, который родился 1 сентября 1886 г. и был тоже православного вероисповедания.
        В архиве ЗАГСа г. Чехова хранятся Метрические книги, данные из Серпуховского духовного правления в Предтечевскую, что в сельце Садках, церковь, для записи родившихся, браком сочетавшихся и умерших. В книге, датированной 1876 - 1893 годами, сохранилась запись о рождении дочери П. М. Рюмина - Веры. Согласно этой записи у Титулярного Советника Петра Михайловича Рюмина и законной жены его Марии Модестовны 24 апреля 1880 г. родилась дочь, которой дали имя Вера, а крестили Веру двумя днями позже, то есть 26 апреля. Известны имена восприемников, которыми были «Московский почетный Гражданин Семеонъ Петрович Алексеевъ, дочь Коллежского Асессора Ольга Модестовна Бороздина». С 1878 года П.М. Рюмин неоднократно избирался дворянами Московской губернии на должность Предводителя дворянства Серпуховского уезда. В 1893 году он был избран Предводителем дворянства на пятое трехлетие.
        Петр Михайлович Рюмин владел не только Садками. Его благоприобретенные имения были в двух уездах Московской губернии. В Серпуховском было у него 1630 десятин 1096 сажень земли, а в Подольском уезде - 433 десятины 2105 сажень. Ему при-надлежал оставшийся после смерти матери каменный дом в Москве.
        В сорок три года потомственный дворянин П. М. Рюмин имел орден Святого Владимира 4-й степени, орден Святого Станислава 2-й степени, темно-бронзовую медаль на Александровской ленте в память Священного Коронования, состоявшегося 15 мая 1883 года. В фондах Мелиховского музея-заповедника А.П. Чехова, в архиве Николая Александровича Агальцова, названном «Серпуховиана», в нескольких документах встречается имя П.М. Рюмина.
        В 1900 году на заседании Серпуховского уездного земского собрания был заслушан доклад по экономической части. В одном из разделов рассматривался вопрос о деятельности экономического совета. «В истекшем году совет созывался три раза: 21 февраля, 13 марта и 23 мая. В заседании 23 мая обсуждался, главным образом, вопрос об устройстве экспертизы веялок в Серпуховском уезде. Цель экспертизы — выяснить, по возможности, вопрос, какие веялся считать наиболее подходящими для крестьянского и среднего частновладельческого хозяйства в Серпуховском уезде, чтобы потом остановиться на определенном их типе и на определенном заводе, откуда можно было бы выписывать их для склада. Местом испытания было избрано имение П.М. Рюмина, любезно предложившего для этой цели свой молотильный сарай; время же еще не установлено, но по всей вероятности, испытание состоится во второй половине октября нынешнего года. О назначенном дне решено поставить в известность население уезда особым объявлением».
        На очередном серпуховском уездном земском собрании в 1901 году, в докладе об экономической части, был выделен VII пункт «Об экспертизе веялок и сортировок», в котором говорилось о том, что 12 ноября 1900 г. в с. Лопасня, имении Серпуховского уезда предводителя дворянства П. М. Рюмина, состоялась экспертиза веялок и сор-тировок, согласно постановлению экономического совета от 23 мая 1900 г.
        В журнале испытания веялок в с. Лопасня 12 ноября 1900 года было записано; «...Собравшиеся на испытании лица единогласно постановили выразить глубокую их признательность Серпуховскому уездному Предводителю Дворянства Петру Михайловичу Рюмину, любезно предоставившему помещение для производства испытания веялок, нужный для сего материал и рабочих, а также помещение в доме, где происходило обсуждение результатов экспертизы».
        «Согласно прошению Г-м Попечителем Московского Учебного Округа от 14-го Марта 1877 г. за № 1408, определен Почетным Смотрителем Серпуховского Уездного Училища с обязательством вносить в пользу указанного Училища ежегодно по триста рублей», — отмечено в формулярном списке П. М. Рюмина. То есть, почти тридцать лет, наряду с прочими делами, он занимался проблемами народного образования Серпуховского уезда.
        В докладах по народному образованию, которые заслушивались на заседаниях Серпуховского уездного земского собрания представлены материалы, по которым можно представить диапазон попечительской деятельности П. М. Рюмина. Гофмейстер Двора Его Императорского Величества Петр Михайлович Рюмин в 1900— 1901 и 1901 — 1902 учебных годах был попечителем земского Бадеевского училища. В 1901 —1902 учебном году был почетным попечителем Серпуховской Александровской мужской гимназии. 20 октября 1903 г. П.М. Рюмин был избран на должность почетного попечителя Алферовской школы на 1903—1904 учебный год. В Александровской мужской гимназии в те годы были учреждены девять стипендий, из которых одна — имени П.М. Рюмина, а в Николаевской женской гимназии одна из семи учрежденных стипендий была имени П.М. Рюмина.
        Старожилы Лопасни, историк-краевед А.М. Прокин рассказывали, что к Рюмину почтительно относились крестьяне, низко кланялись ему. Человек он был обходительный, менее капризный и более деятельный, чем предшествующий владелец имения Садки. Когда Рюмин умер в 1918 году, народ хотел предать его земле с надлежащими почестями, но Лопасненский волостной Совет воспротивился, чем вызвал гнев лопасненских купцов-лабазников. Совету пришлось вызывать 5-й полк латышских стрелков, квартировавший в Серпухове. Незадолго до смерти Рюмин был парализован, согнутая в колене нога так и не выпрямилась, и гроб пришлось делать с выступом. Похоронили последнего владельца Садков, предводителя серпуховского дворянства у храма Иоанна Предтечи. В 1919 году умер садковский священник Константин, в миру - Константин Николаевич Успенский. Похоронили его рядом с церковью, у стены главного придела. Его дочери было тогда девять лет.
        «В первые послереволюционные годы усадьба Садки еще сохраняла величие и красоту. Был великолепный парк, пруды, фруктовый сад, цветники, оранжерея, где при Рюминых, последних владельцах усадьбы, выращивали персики. Лидия Константиновна Родионова, дочь Константина Николаевича Успенского, вспоминала историю про двух верблюдов, подаренных барину кем-то из друзей, будто бы грузинским князем. Однако кормить экзотических животных оказалось проблемой, и верблюдов отдали в Московский зоопарк. Вспоминала «рюминскую» дорогу к вокзалу, она была обсажена липами с двух сторон...
        Дом, усадьба хирели на глазах. Молча переносила свою боль барыня Мария Федоровна Рюмина, которой позволено было до поры жить в своем доме. Выделили ей уголок с отдельным входом, как раз против церкви, возле которой покоился ее супруг. Сын ее, Игорь Петрович, женился на горничной и уехал жить в Серпухов. В Садковском доме Мария Федоровна жила довольно долго, а потом ее переселили в один из домов пристанционного поселка».
(Т. Титова «По ком плачут колокола» — «Чеховский вестник», № 52, 1999 г.).
        В 1936 году, когда начиналось строительство Чеховского регенератного завода и стройплощадку обнесли обширным деревянным забором, с западной стороны оказалась рассеченной рюминская, как называли ее в Лопасне, дорога, часть высоких деревьев липовой рюминской аллеи вошла в территорию стройки. Когда-то, до революции, как рассказывали старожилы и историк-краевед А.М. Прокин, к предводителю дворянства П.М. Рюмину обратились представители Зингеровского подольского завода с просьбой продать им землю под предприятие. Рюмин отказался, не захотев лишнего шума и беспокойства от мастеровых. Он и дорогу-то к своему имению в Садках провел в стороне от главного шоссе, соединяющего станцию и центр Лопасни, по которому двигались обозы и подводы. Рюминский тракт прошел в стороне. Здесь никто из крестьян не ездил.
       Примечательно, что представители фабрики Зингера хотели строить предприятие примерно там, где десятилетия спустя встал регенератный завод. Как ни старался Рюмин «не пускать» промышленность в старую тихую Лопасню, а она все-таки ворвалась. Разве избежать того, что предначертано судьбой? А согласись Рюмин тогда отдать участок земли просившим, стояло бы на месте регенератного завода зингеровское предприятие швейных машин.


       Наталия ЧАПЛЫГИНА, научный сотрудник Мелиховского музея-заповедника А. П. Чехова.
       Газета «Чеховский Вестник» от 20 июля 2004 года