Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов




История Лопасни


Наши великие земляки


Еропкин
Еропкин Петр Михайлович

Село Лопасня (г. Чехов) образовалось из трех поселений Садки, Зачатье и Бадеево. Поселение Садки впервые упоминается по данным историка и краеведа Прокина А.М. в 1627-1628гг. в документах поместного приказа. Образовалось оно ранее, и дом у красивой излучины реки Лопасня принадлежал более 200 лет древнему дворянскому роду Еропкиных.
        Первый из Еропкиных происходит от потомка Рюрика в XVII колене Ивана Астафьевича. Род внесен в VI часть родословных книг Владимировской, Калужской, Московской, Рязанской, Тульской и Ярославской губерний. Здесь жил Петр Михайлович Еропкин, будущий главный архитектор Санкт-Петербурга, в детстве и юношестве. Землю в Садках приобрел отец Петра - Михаил Федорович. Еропкины обустроили родовое гнездо.
        Литературные источники свидетельствуют, что Еропкин П.М. сам проектировал и участвовал в возведении подвального этажа из белого камня. Красивейшее место в излучине Лопасни возможно не первый раз привлекает к себе внимание русских общественных деятелей. Мне уже приходилось слышать предположение о том, что на месте дома Еропкиных и храма ранее располагалось капище.
        В середине XX века дом Еропкина использовался как общежитие. Сразу после войны 1941-1945 г.г. в доме поселились супруги Мильковы Владимир Ильич и Галина Петровна. Их приезд был крайне необходим для Лопасни. Как педагоги они преподавали в школе и доме пионеров уроки литературы английского и русского языков, пения и танцев.
        Супруги Мильковы – фронтовики, Владимир Ильич служил в разведке, а Галина Петровна – радисткой в партизанском отряде. Мильков В.И. после новоселья в Садках сразу стал изучать новое местожительство. Он изучил историю Лопасни, разузнал про дом Еропкина П.М. Вместе с краеведом и учителем истории Прокиным А.М. они документально восстановили историю строения от 1628 г. до середины XX века. Жизнь и великий патриотический подвиг главного архитектора Петербурга вдохновил его на изучение творчества Еропкина П.М. Он начал с дома и прилегающей земли и строений.
        Дом был построен с учетом наличия пойменных земель. Перед строительством крепостные крестьяне провели водоотводящую систему дренажа грунтовых вод от зоны постройки вниз по склону. Подземные воды проходили ниже фундамента не вызывая порчи белого камня и дерева. Деревянный первый этаж строился на белом камне из сосновых бревен и досок, пропитанных живицей, что увеличивало долгоживучесть деревянного материала.
        В XX веке дом Еропкина был и клубом, и домом пионеров, и библиотекой, и приютом для беженцев во время войны 1941-1945 гг,. и рабочим общежитием. Жизнь четы Мильковых протекала открыто. Они охраняли дом Еропкина как официальный памятник архитектуры. Из удобств только электричество. Воду брали из родника, топили печь.
        Я и мои сверстники очень благодарны Мильковым, образованным людям, подвижникам и патриотам. Мне навсегда запомнится свет в окне Владимира Ильича в его каморке в Садках. Вся семья уже спала. Нам Галина Петровна поясняла, что Владимир Ильич работает. Жителями дома Еропкина были и рабочие, для которых с целью обогрева был спроектирован водонагревательный котел. При установке котла была выкопана яма, в которую тотчас просочилась вода. Был задет водоносный слой земли, и сырость проникла вовнутрь здания. Прохудилась крыша, дом стал гнить. Отклонение от гидроэкологических принципов проектов Еропкина по строительству зданий на пойменных землях стало причиной частичного разрушения дома. В нем уже в 80-х годах прошлого столетия было невозможно жить.
        Семья Мильковых оставалась жить в доме Еропкина. Владимир Ильич как бы предчувствовал трагическое в судьбе дома, Мильковы ушли в квартиру, когда находиться в их коммунальном гнезде было невозможно. К тому времени Владимир Ильич вместе с Прокиным А.М. провели большую агитационную и организационную работу по восстановлению памяти Еропкина П.М., установлению авторства нашего архитектора в проектировании Санкт-Петербурга. Мы помним блестящие лекции Милькова В.И. и уроки Прокина А.М. , излагаемое никого не оставляло равнодушным. На уроках истории Прокин А.М. со свойственной ему эмоциональностью, с дрожью в голосе говорил о жизни и злодейственной расправе над Еропкиным. К сожалению ниже дома Еропкина была проложена канализационная траншея. В то время город и речку Лопасню травили фенольные ручьи, и целесообразность большой канализации была очевидна. При оценке рельефа местности специалистами однозначно было рекомендовано проложить трассу канализации именно в районе Садков ниже юннатского сада, дома Еропкиных и церкви Иоанна Предтечи. Проект стал воплощаться в жизнь. Когда экскаватор дошел до юго-западной части юннатского сада, перед ним встали три человека. Это были Мильков В.И.(слева), Липатов П.И. (в центре) и Прокин А.М. (справа).
        Мы с ребятами увидели, как на наших старших товарищей надвигается экскаватор. Они стояли перед ним как перед вражеским танком. Мы решили подойти к нашим учителям. Прокин А.М., увидев нас, сделала резкую отмашку рукой, требуя, чтобы мы отошли. От напряжения он даже не мог крикнуть на нас. Вскоре экскаватор остановился. Начались переговоры и прокладку канализации отложили на 3 дня. За это время Владимир Ильич нашел в Ленинской библиотеке схемы коммуникаций комплекса дом Еропкина – церковь и ему удалось убедить руководство города рыть трассу в районе дома вручную. Это и сделали солдаты из стройбата. При раскопке в западной части вниз от дома Еропкиных была найдена обваленная кирпичная арка. В проем тут же залезли спортсмены, братья Стакины, не боясь обвала земли. Впоследствии проем решено было засыпать шлаком. В результате противостояния нашим краеведам удалось добиться корректировки линии проложения трассы в обход кирпичной арки. Сужение ширины траншеи при переходе на ручную копку позволило уменьшить зону разрушения некрополя. Прах многих умерших не был потревожен.
        Уменьшение объема траншеи при копке вручную сыграло решающую роль в сохранении церкви. Западная башня стояла очень близко к траншее и, как показалось, чуть-чуть накренилась. Прокин А.М. собирал специалистов с просьбой помочь укрепить башню. Были проекты фиксации фундамента металлическими опорами, представленные под руководством А. Скобелева строительной фирмой, осуществляющей военные подземные работы. Удовлетворительного проекта не получилось. Рациональное решение проблемы нашли труженики церкви, сделав мощный многотонный опорный вход в храм, который и сейчас фиксирует башню в наше время. Таким образом, Владимиру Ильичу, благодаря корректировке линии канализации и уменьшению объема земельных работ, удалось сохранить от сдвига дом Еропкиных, храм и уменьшить разрушение мест погребения.
        Старожилы вспоминают, что в 60-70-е годы прошлого века руководство города Чехова решило в Садках выстроить многоэтажные дома, которые бы уже тогда уничтожили исторические места. Владимир Ильич написал о доме Еропкина в различные инстанции, приезжали комиссии, разбирались. Мильков переписал фруктовые деревья и кустарники на Солнышевской и Родниковой улицах и доказал, что в случае строительства дети потеряют необходимое для жизни количество витаминов. Это сыграло решающую роль, застройку отменили. Мильков В.И. высокообразованный человек, благородный и энергичный. В школе №4 он читал прекрасные лекции о Маяковском, Есенине, Блоке.
        Позднее в восьмидесятых годах XX века дом Еропкина был расселен. Последними выехали из дома Мильковы. Дом осиротел, был брошен, обесточен и впоследствии сгорел. Отдел главного архитектора администрации города Чехова начал проектные работы по восстановлению дома. Один из рабочих проектов – прежний деревянный дом, второй – кирпичный дом. В обоих вариантах в доме предусматривалась комната, посвященная Еропкину. Прошел кирпичный вариант как надежный и несгораемый.
        Недалеко от г. Чехова в деревне Волосово находилось имение Соймоновых. Мильков В.И. всегда рассказывал о судьбе Еропкина П.М. в связи с жизнью Федора Соймонова. Их учеба, творчество и гражданский подвиг прекрасно описаны в книге Прокина А.М. и Соловьева Ю.Ф. «Город Чехов и его окрестности». Они были хорошими учениками, обладающими способностями к наукам. Их знание и талант высоко оценил Петр I и направил учиться за границу. За способности, а не по случаю тугого кошелька. Заслуживает внимания вопрос: каким образом удалось Петру Алексеевичу договориться с просвещенной Европой об обучении талантливых россиян. Это не только царское обаяние, но и выдающийся ум. Ведь он был знаком с учением Кеплера, трижды был принят И. Ньютоном. В подготовке проектов образования в России принимал участие по просьбе Петра I великий физик, математик и философ К. Лейбниц.. Еропкин поехал в Италию и обучался там с 1716 г. по 1724 г. и получил звание архитектора.
        Петр I был доволен успехами Еропкина П.М. Поименным указом Петра I Еропкин П.М., единственный из среды зодчих, был удостоен высокого звания полковника и архитектора. Тогда же Петр I поручил Еропкину П.М. разработать проект монастыря Александра Невского. Святой воин Александр Невский был кумиром Петра I и то , что к работе приступил Еропкин П.М. свидетельствует об особом доверии к нему государя и признанием его великим русским гражданином и зодчим.
        Петр I наметил сооружение монастыря в Санкт-Петербурге, в том месте, где состоялась победа Александра Невского над шведами. Место было гнилое, болотистое. Работы по геодезии и картографии выполнил друг детства и сосед по имению Соймонов Ф.И. Еропкин П.М. прекратил хаотичную застройку города деревянными домами. Три луча – Невский, Вознесенский проспекты, а также Гороховая улица выходили из одной точки – башни Адмиралтейства, спроектированных по схеме Петра I. Они сформировали матрицу города, на которой была образована его центральная часть.
        По материалам Соймонова Ф.И., Еропкин П.М. спроектировал схему дренажа города. Он составил проекты планировки, выполнил отвод мест под устройство улиц и площадей. В работе комиссии Еропкина П.М. впервые записано название улицы – Невский проспект. Таким образом, Еропкину П.М. удалось выполнить работы по планировке без ошибок с вечной гарантией, на камнях и деревянных сваях. Важным подспорьем для него было участие в картографических работах его друга Соймонова Ф.И., который не поводил и не ошибался и оптимально выполнил все сложные гидрографические работы.
        Петр I просил Еропкина П.М. спроектировать город-крепость. Наш земляк выполнил наказ. Санкт-Петербург вместе с пригородами образовал непобедимый оборонный ансамбль. Он создал город-амбразуру на Балтийском море, надежно укрепленную пригородами. Еропкин П.М. как будто знал, что Ленинграду придется воевать и надо будет выстоять в блокаде во время Великой Отечественной Войны. Город-крепость Санкт-Петербург выстоял.
        Набережные сооружались из дерева по берегам водостоков. Они появились на городском острове, затем на левом берегу Невы между Адмиралтейством и Летним садом. Первые каменные набережные были сооружены на территории Летнего сада. Сооружения и укрепления набережной Невы выполнено под руководством Еропкина П.М. Он, как гениальный проектировщик, создал на болоте рациональный архитектурный ансамбль с оптимальной геометрией. Город практически не перестраивался. Более того, его новые кварталы возникают в соответствии с трехлучевой схемой, намеченной Петром I и выполненной Еропкиным П.М. Кроме того, Еропкин П.М. разработал геометрически оптимальную схему расположения пригородов Санкт-Петербурга. Яркой страницей творчества Еропкина П.М. стало оформление надгробия Александра Невского. На серебряных щитах, спроектированных Петром Михайловичем, позднее была выбита надпись, сочиненная Ломоносовым:
Богу всемогущему
И его угоднику благоверному
И великому князю Александру Невскому
Руссов усердному защитнику….

        Ломоносов М.В. полагал, что великие русские цари должны быть представлены народу. Он написал историю России до 1054 г., в которой показал развитие русско-славянской цивилизации и биографию наших древних лидеров. К сожалению, в оригинале до нас не дошло его сочинение. Ломоносов М.В. предлагал воздвигнуть галерею выдающихся русских людей. Он представил в академическую канцелярию предложение нарисовать копии портретов русских князей и государей, срисовав их с гробниц в различных церквях. Сообща нашли русского художника, способного выполнить эту работу. Однако и это великое начинание на корню загублено и мы не имеем сегодня даже подлинного портрета Александра Невского. Сохранилась лишь гравюра Еропкина П.М.
        По своей значимости Еропкина П.М. можно считать Пушкиным в архитектуре. Замалчивание подвига и трудов Еропкина П.М. побудили литератора и историка Лажечникова И.И. написать роман «Ледяной дом». (Лажечников И.И. Ледяной дом Изд. худ. Литературы. Москва. 1963г.) В работе Татищева «История государства российского» использованы архив и сведения, полученные от Еропкина П.М. Древние рукописи по истории России собирал и другой наш земляк-историк Соймонов Ф.И. (1692-1780 г.г.) В 16 лет он окончил Московскую школу математических и навигационных наук. Его способности были отмечены Петром I, и он был отправлен в Голландию на практику. Соймонов Ф.И. сдал экзамен на мичмана и был направлен на лучший корабль «Ингерманланд», на котором развивался вице-адмиральский флаг Петра.
        Соймонов Ф.И. участвовал в Северной войне против шведов в 1718-1719 г.г. Свои военные знания он обобщил в книге «Экстракт штурмановского искусства». В 1740 г. он подготовил обширное предложение по реформе военно-морского флота, которое, к сожалению, осталось без внимания. Соймонов Ф.И. изучал древнюю историю России. Архивы его исторических работ находятся в Ленинской библиотеке. Велики заслуги Соймонова Ф.И. как дипломата. В 1737 г. он успешно провел возложенные на него переговоры с ханом Калмыкской орды. Калмыки добровольно вошли в состав России и направили в русскую армию 10000 воинов. В Отечественной войне 1812 г. принимало участие уже 30000 калмыков. Историческая объективность требует восстановления памяти воина, патриота, картографа, географа, историка и дипломата Соймонова Ф.И. Его благородство должно быть примером для нас. Хорошо бы собрать и опубликовать альбом работ мастера, издать его труд «История Петра». Каждый из нас должен иметь возможность ознакомиться с биографией и творчеством Соймонова Ф.И. Для многих наш земляк может стать достойным образцом жизни и творчества.
        К сожалению, позднее наступило страшное время бироновщины. В результате клеветы, доносов, интриг были загублены тысячи людей России. Для времени правления Бирона характерен перенос бюджета в сторону праздных утех. Большие суммы денег вывозились в зарубежье, в том числе Бирону удалось построить два замка в Курляндии. Бирон увеличил количество кабаков в России. Он заставил выстроить их на Урале в районах расположения Демидовских заводов. Это разлагало народ, но приносило ему экономическую выгоду. В кабаках внедрялись доносчики Бирона. Инородец организовал позорную штучную продажу лучших солдат в немецкую армию. Государственные преступления Анны Иоанновны и Бирона нуждались в маскировке. Придворными имитировалось строительство, в том числе в Санкт Петербурге. Петр Еропкин участвует в создании триумфальных ворот, отделке парадных залов в Петровском летнем дворце и в доме Араксина на Неве, строительстве каменной пирамиды на Троицкой площади Петербургского острова. Петр Еропкин уже полностью занят проектной работой в Петербурге. Он занимает должность архитектора полиции, т.е. главного архитектора Петербурга. С ним согласовывались все архитектурные проекты, без его одобрения не начиналось и не производилось строительство в городе.
        Автор проекта столицы Российской империи, наш земляк Еропкин П.М. не смог смириться с положением, в котором оказалась Россия после смерти Петра I и вступления на престол Анны Иоанновны (1730-1740 г.г.). Анна Иоанновна взошла на престол вместе с многочисленной свитой, во главе которой стоял иностранный поданный, в прошлом конюх, Эрнст-Иоганн Бирон. Охрана последнего состояла из иностранных наемников. Прокин А.М в упомянутой книге пишет так «Приблизив к себе Бирона, царица щедро раздавала русские земли…» Еропкин П.М. примкнул к патриотическому кружку Волынского А.П., в который входило около 30 человек. Он был мозгом и мотором объединения патриотов. Программные цели и задачи этого объединения свидетельствуют о высоком патриотизме членов кружка. Они выставили прогрессивные для того времени требования: «Права духовного, городского и крестьянского сословий должны быть расширены…» Они считали необходимым открытие академий и университета для широкого распространения грамотности. Предлагались и реформы правосудия, финансов, торговли и т.д. Они призывали ограничить вхождение в состав высшего чиновничества иностранцев. Открытое выступление группы Волынского А.П. против тирании и казнокрадства при дворе Анны Иоанновны закончилось поражением. Они были арестованы и подверглись жестоким пыткам. Еропкину П.М. перебили руку, и его подпись на документах была неразборчива. Предполагают, что его подпись подделывал один из палачей. Волынскому А.П. вырвали язык. Изуверство Бирона заключалось в том, что он пытался привлечь в качестве свидетелей друзей истязаемых, в том числе Соймонова Ф.И. Этому умному и благородному человеку Бирон предложил подписать донос на Еропкина П.М. и Волынского А.П. Федор Иванович Соймонов пошел на плаху, но не подписал лжесвидетельство. После пыток его избили плетьми, клеймили лоб, отменили смертную казнь и сослали в Сибирь.
        После казни патриотов, членов кружка Волынского А.П., Бирон и его наемники уничтожили всякое упоминание о них и результаты их работ. Сейчас трудно собрать карты, выполненные Соймоновым Ф.И., архивные материалы о нем. Репрессия Соймонова Ф.И. имела долговременный характер. Благородному, умному и трудолюбивому человеку до сих пор не составлено подробного жизнеописания, нет памятника. Подписать донос на Еропкина П.М. взялся сын кухонного рабочего царского дворца Теплов Г.Н. Он был в дальнейшем презренной личностью, но после воцарения на престол Екатерины II сделал ошеломляющую карьеру, став советником Академии наук, как и Ломоносов М.В. Он опекал Академию наук и персонально подвергал психологическому прессингу, проще говоря травил, великого русского ученого Ломоносова М.В. Вплоть до того, что Михаила Васильевича сажали в тюрьму, лишая его всякой возможности заниматься научной деятельностью. Волынский А.П., Еропкин П.М. и Хрущев А.Ф. были казнены. Так описывают это событие сотрудники журнала «Адмиралтейство»: «Не хватает сердца и сегодня говорить о факте гнусной расправы над ними. И над Петром Еропкиным – цветом русской культуры. Такая расправа – это ненависть высокопоставленных хамов к «очень умным». После бесчеловечных пыток, с отрезанными языками – борьба с гласностью – их через петровские ворота Петропавловки вывели на Сытный рынок, где и казнили. Волынского четвертовали. Еропкина и Хрущева обезглавили. Соймонова, Мусина-Пушкина, Эйхлера и де ля Суду били кнутом и сослали на каторгу».
        Работы Еропкина П.М. обезличены, имущество конфисковали, рукописи по истории русско-славянских племен вроде бы переданы в библиотеку Петербургской академии наук. В различных источниках говорится, что казненные были погребены без церковного обряда отпевания. Впервые заговорил о реабилитации Еропкина П.М. архитектор Карл Бланк, ранее бывавший в старой Лопасне (г.Чехов). Большое значение для восстановления авторства работ нашего земляка имеет исследование историка архитектуры Петрова Н. Проекты Еропкина П.М. были переданы шведу Берхольцу и оказались в Стокгольме. Часть этих трудов сейчас доступна. Сейчас сотрудники журнала «Адмиралтейство» г. Санкт-Петербурга анализируют работы Еропкина П.М. и удивляются их объемом, рациональностью построения зданий. Им удалось установить авторство Еропкина П.М. в проектировании Большого гостиного двора, здания госпиталя на Выборской стороне и другое.
        Большую часть работ Еропкина П.М. по созданию генплана города с проектированием типа и этажности домов, площадей, с расчетом высоты набережных, толщины стен были изданы как план Санкт-Петербурга. Чертежная мастерская выполняла работы по перерисовке начисто и в аксонометрии чертежей Еропкина П.М. до середины 1750 г., забыв под влиянием Бирона указать настоящую фамилию архитектора. В работе по восстановлению памяти великих людей есть яркие моменты, которые позволяют высветить личность. Помню, как Владимир Ильич Мильков говорил, что одной из трудностей работы над творчеством Еропкина является обезличивание чертежей, а именно подпись автора была зачеркнута. По инициативе Милькова В.И., большую работу по восстановлению из неопределенности Еропкина П.М. выполнили ленинградские исследователи. С помощью просвечивающих методов анализа удалось восстановить авторство чертежей нашего архитектора. И самым ярким звездным моментом кропотливой работы Милькова по изучению творчества Еропкина стала находка им плана части Адмиралтейского острова с собственно ручной подписью архитектора. (Мильков В.И., Мильков В.В. «Памятник ему-город». Московский журнал. 2013.№11). Ничто, даже злодейски утаенное, не может быть сокрыто от нашего народа. Эта подпись Еропкина вдохновляет нас на новые исследования и открытия.
        Таким образом, в результате более чем полувековой кропотливой работы наших земляков Прокина А.М., Милькова В.И., Милькова В.В. выполнена политическая и творческая реабилитация Еропкина П.М., Соймонова Ф.И. Большой вклад в восстановление памяти Еропкина П.М. и Соймонова Ф.И. внесли петербургские архитекторы. Празднование в Санкт-Петербурге 300-летия Еропкина П.М. как признание величия нашего архитектора подтверждает целесообразность дальнейшей работы по изучению творчества наших великих земляков.


       Орлов А.В.