Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Победители


Не стареют душой ветераны


Тимохина
Надежда Милентьевна Тимохина

Стремительным ураганом ворвалась беспощадная война в звонкую юность нынешних ветеранов. Сегодня я расскажу об одной из них. Жительнице поселка Столбовая Надежде Милентьевне Тимохиной исполнилось недавно 80 лет. Она достойно прошла свой жизненный путь и не согнулась под бременем лет.
        Я моментально попала под вихрь шумного, озорного обаяния этой словоохотливой женщины. Казалось, неумолимое время лишь легким прикосновением обозначило ее почтенный возраст. Видимо, здоровые сибирские корни сыграли здесь не последнюю роль, как и для ее старшей сестры Прасковьи Милентьевны, которой щедрая судьба отмерила аж 101 год. «Боевая, вольная детдомовская шпана», — сильным, звонким голосом шутливо представилась хозяйка дома.
        По воле неумолимой судьбы шестеро детей семьи Колодченко рано остались сиротами. До 8 лет Надя вместе с сестрой Сашей воспитывались в детском доме. Сначала в Свердловске, а затем в Семипалатинске. Не раз за детские шалости приходилось бойкой живой девочке на пару со своим другом Сережей отрабатывать наряды на кухне детского дома, которыми наказывала их тетя Тоня Кондратьева. А в преддверии визита в детский дом К.Е. Ворошилова детей, как водится, не только одели в нарядную праздничную одежду, но и накормили непривычно сытой едой, отчего у многих к вечеру разболелись животы.
        Старший брат Павел, у которого с женой не было своих детей, забрал девочек из детского дома на воспитание в свою семью. В конце 1941 г. Надежда — уже 17-летняя девушка, окончившая 6 классов и работавшая помощником машиниста грузоподъемного крана, была мобилизована в Карелию, на ст. Мудьюга, где техником-лейтенантом 3 ранга была зачислена в состав 80-й паровозной колонны.
        Где только ни пришлось побывать девушке за долгие годы войны. Помимо Польши, Литвы и Латвии она в составе специальных формирований, обеспечивающих военные перевозки на прифронтовых участках железных дорог, не раз от Карелии до далекого Китая пересекала необъятные просторы. Под торопливый стук колес и лихорадочную смену пейзажей за окном Надежда своими загрубевшими девичьими руками выполняла на паровозе тяжелую мужскую работу сначала кочегаром, а затем помощником машиниста. В редкие часы отдыха бригада отогревалась в вагончике- теплушке у своего домашнего очага — печки-буржуйки, которая дарила им блаженное ощущение уюта, тепла и сытости. Как известно, добрая смекалка на войне — бесценный помощник. «На крыше теплушки мы развели настоящий огород, где росли лук и морковь, зелень и чеснок. И неважно, что наш дом был на колесах. За четыре года мы обросли солидным хозяйством. Собака Дружок, кошка Машка и петух Петя преданно сопровождали нас в нелегких дальних поездках», - с улыбкой вспоминает Надежда Милентьевна. Пылкий молодой задор пронизывает весь ее рассказ, щедро пересыпанный изумительными присказками и прибаутками, которые вряд ли кого-то способны оставить равнодушным. Общение с ней напоминает погружение в какую-то невероятно живую, кипучую стихию. Неужели, действительно, этой женщине 80 лет?
        Судьба оберегла Надежду Милентьевну. В 1943 году на Западно-Сибирской железной дороге из-за сильно зашлакованной топки их состав задержали, а отправленный вместо них эшелон потерпел страшное крушение. «С тех пор я считаю, что родилась в рубашке», — признается женщина.
        Своего будущего мужа Владимира Федоровича Кочетова девушка повстречала на военных дорогах. В 1945 г. в Уссурийске состоялась их фронтовая свадьба, где подвенечным нарядом невесты был рабочий комбинезон и пилотка, а чачу, привезенную из Китая, закусывали омлетом. В апреле 1946 г. в китайском городе Мудодьян у молодоженов родилась первая дочка — Валюша. «Моей соседкой по палате была молодая русская женщина, которая, боясь испортить фигуру, отказалась кормить грудью своего сынишку. Некоторое время я кормила обоих малышей. В 1946 г нашу колонну расформировали, и мы с мужем были направлены в Люблино, на Курскую железную дорогу». К тому времени многочисленные награды уже не помещались на ее кителе. Помимо основных ее военных наград — медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 г. г.», «За победу над Японией», «За победу над Германией», «Медаль Жукова», Народным комиссариатом путей сообщения ей был выдан нагрудный знак «Отличный паровозник».
        Приехав в 1946 г. из Китая в пос. Столбовая, молодая семья поселилась в доме родителей мужа. И в мирной жизни пришлось Надежде Милентьевне повоевать — только теперь уже с бюрократами. «Вам, железнодорожникам, удостоверение ветерана ВОВ не положено, так как вы не приближались к фронту ближе, чем на 60 километров», — сказали ей в Чеховском военкомате. «Но это теоретически, а на практике ведь помимо военных грузов от линии фронта именно мы доставляли раненых к санитарным поездам, не раз попадали под вражеские бомбежки. Однажды на моих глазах погиб наш машинист, а меня ранило осколком, — вздыхает женщина, - в тендере на нашем паровозе, там, где хранится уголь, три девушки-зенитчицы защищали наш состав при бомбежках».
        Справедливость была восстановлена после того, как Надежда Милентьевна обратилась за разъяснениями в железнодорожный военкомат г. Москвы. Виктор Федорович Глазков нашел ее фамилию в списках личного состава 80-й ОРКП, служба в которой приравнивалась к службе в действующей армии.
        В 1951 г. у Кочетовых родилась вторая дочь — Верочка. Но не заладилась жизнь в молодой семье, и Надежда Милентьевна с двумя крошками на руках осталась одна. Она подала на развод. Работая на железной дороге старшим стрелочником, она одна растила своих девочек. По-разному было — приходилось и одних оставлять в будке, подперев дверь ломом. «Через 10 лет вышла замуж за Анатолия Ивановича Тимохина. Обе дочери выросли, выучились, получили впоследствии высшее образование, — с гордостью подчеркивает хозяйка дома». Третья дочь — Риточка — поздний ребенок. Когда супруги затеяли строительство своего дома, огромную помощь оказал им брат Павел, который специально для этого приезжал с Алтая. Она сейчас находится на заслуженной пенсии.
        «Не могу пожаловаться, что живу я, всеми забытая. Василий Степанович Калиненко, глава Столбовской администрации, в 2003 г. посодействовал перед районной администрацией, и на моем доме была перекрыта крыша, заменен старый электрический столб, установлен телефон. Такая забота греет сердце ветерана».


       В. КИСЕЛЕВА.
       Газета «Чеховский вестник» от 25 января 2005 года