Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Победители


Дважды вернулся с войны


Степнов
Павел Петрович Степнов

Непросто, ограничиваясь газетными рамками, рассказать о жизненном пути человека длиною в 83 года. Даже сухое автобиографическое изложение займет изрядное место. А сколько горячих событий и знаменательных моментов хранит верная память! И, поведанные миру, они интересны всем без исключения поколениям. Ведь в них присутствует та самая драгоценная, жгучая жизненная правда. «Потому тебя и не убило на войне, что роста небольшого, и пули обходили тебя стороной», - шутили однополчане. Ветеран Великой Отечественной войны Павел Петрович Степнов действительно не является обладателем богатырского роста. Но крепкий и ладно скроенный, со звонким голосом и огоньком в глазах, он отличается особой моложавостью.
        Вместе с супругой Фаиной Ивановной он проживает в пос. Любучаны и является председателем местного Совета ветеранов войны и труда. Вспоминая свой боевой путь, Павел Петрович подчеркивает — к каким только уловкам ни прибегала хитроумная судьба, оберегая его на войне своим милостивым крылом. Он должен был погибнуть вместе с товарищем, но упал, не добежав до смертоносного взрыва, наступив на развязавшийся урок. И таких случаев в его биографии не один и не два. Он великолепно помнит и не устает благодарить своего ангела-хранителя.

Шифровки из-под Ржева.

Семь километров преодолевал юный Павлик, добираясь в школы из д. Пруды до райцентра Рогачево, что в Московской области. 1 сентября 1941 г. все 17 ребят из их класса собрались было на фронт добровольцами. Но в военкомате велели: «Закончите вначале 10 класс!» Летом 1942 г., едва успел отшуметь в школе выпускной вечер с песнями и плясками, с лафетником красного вина и скромной закуской, как Родина призвала своих сыновей на ее защиту.
        - Сразу после выпускного прибежал председатель колхоза и попросил меня съездить за сеном, которое было сметано на дальних лугах. Все строевые лошади в колхозе были забраны на фронт, оставались одни клячи. Когда у нагруженной сеном повозки колесо попало в ухаб, я упал с высоты стога и сломал запястье, — вспоминает ветеран.
        Получив таким образом отсрочку от демобилизации, юноша одного за другим провожал на фронт своих одноклассников. Ребята предвидели, что сообщить о своем местонахождении из действующей армии будет невозможно. Проявив смекалку, они разработали специальный шифр. Именно из него Павел узнал, что жестокая мясорубка под Ржевом поглотила всех его друзей. Всех до единого. Так старая кляча с повозкой стала его первым оберегом.

Шишка от осколка

Поступив по совету военкома в Институт железнодорожного транспорта, юноша всего два месяца был его студентом. Став новобранцем, он вместе с молодым пополнением через Спасские казармы был направлен в г. Горький. Обучение военному делу заключалось в основном в перетаскивании по крутым волжским берегам неподъемных бревен, которые использовались для отопления. Постижение военного искусства продолжилось на Северо-Западном фронте, на ст. Лычково под г. Старая Русса. По глубокому снегу через огромное поле Павел Степнов приполз первым, вспоминая в душе добрым словом школьного военрука Колоскова. Да и разве мог быть слабаком парнишка из крестьянской семьи, который с 10 лет пахал, косил, не чурался любой тяжелой работы!
        Сорок километров до передовой рота, вооруженная, с противогазами, шла всю ночь. Некоторые, не выдерживая, даже каски бросали. Но наш герой со столь надежным защитником предпочел не расставаться. Лишь безобидная шишка осталась на голове Павла от отлетевшего смертоносного осколка.

В пылу атаки

Рота из 85 необстрелянных ребят сменила разбитую в тяжелых оборонительных боях воинскую часть, от которой уцелело всего два обросших и истощенных бойца. На трехкилометровом оборонительном участке Павел Степнов был назначен связным между оборонительными точками — дотами и блиндажами. 15 марта 1943 г. наши войска перешли в наступление под Старой Руссой. Но за первый день, при предварительной 20- минутной артиллерийской подготовке, была взята только первая линия вражеской обороны. До мелочей помнит ветеран накал этого боя, безоглядный азарт и запал русских смельчаков, схлестнувшихся с немцами в смертельной схватке.
        - Со словами «За Родину! За Сталина!» погиб наш политрук, был ранен командир роты, отдавший мне приказ: «Пусть каждый командир взвода выделит по 3—4 автоматчика на штурм немецких амбразур». А много ли сделаешь со слабеньким ППШ? Вот когда нам был нужен «Калашников» да мобильный телефон! В пылу атаки я попал в мертвую зону, упал, ушиб бедро. Достаю из правого кармана гранату: «Я тебя угощу, фашистская сволочь!» Отогнул первый усик... А дальше темнота, потеря сознания, контузия. Очнулся — кровь из ушей, из носа. Стакан водки в этой ситуации оказался для меня спасительным, — с улыбкой отмечает Павел Петрович. Следующее утро стало для молодого бойца не менее трагическим. В первый момент он не почувствовал боль, только горячая влага залила обе ноги и левую руку. И не успел старшина Сивоконь оттащить плащпалатку с раненным сослуживцем буквально на 30 метров, как на том самом месте прогремел оглушительный взрыв. Но не суждено ему было стать для Павла роковым. Остался с ногами
        - Где же ты, солдат, так искусно научился ругаться матом? — смеялся хирург медсанбата, прочищая раны обескровленного, с посиневшими губами бойца, на котором, как назло, закончился обезболивающий новокаин. Для отправки в госпиталь раненых, укутывая, как младенцев, в ватные конверты, грузили в санитарные машины.
        - Сверху в машине на меня, весившего 55 кг, сорвался 85- килограммовый мужик. От боли я орал благим матом, пока нас не поменяли местами, — рассказывает ветеран.
        Полгода лечил свои раны в госпитале г. Костромы Павел Степнов. Здесь, как родного, он встретил своего сослуживца Сашу Бровкина — заядлого курильщика, получившего сквозное ранение в шею. Неожиданно состояние ноги у Павла ухудшилось. У врачей возникло подозрение на гангрену. «Будем отрезать!» «Не дам», — решительно заявлял раненный боец. «А мы и спрашивать не будем». И вдруг в госпитале на трое суток отключилось электричество, которое иначе как судьбоносным, не назовешь. При свечах хирурги не решились на ампутацию. А когда появился свет, рана чудесным образом очистилась, и Павел пошел на поправку. И прыгал впоследствии молодой человек, и бегал, и даже имел второй разряд по лыжам.

Дважды вернулся с войны

Получив после госпиталя III группу инвалида войны и 30 рублей пенсии, на костылях вернулся герой нашего рассказа в родную деревню, где полгода возглавлял полеводческую бригаду. Он был признан годным к нестроевой. И хотя колено до конца не зажило, в августе 1944 г. Павла Степнова снова призвали в армию, чтобы направить в Богородское, в полк по охране военнопленных. Но в неразберихе военного времени боец попадает в Западную Украину, на борьбу с бандеровцами. Окружали деревни, проверяли каждый дом, каждую хату. Бандиты имели надежные схороны в лесу. «Поднимешь пень, а там лаз. Нас обстреляли, мы их забросали гранатами», — рассказывает ветеран. Из-за того, что приходилось много лазать по сопкам, на ноге открылись незажившие до конца раны, и, отметив его красивый почерк, молодого бойца направили писарем в строевую часть. Когда над Рейхстагом взвилось красное знамя, П. Степнов вместе с сослуживцами салютовал долгожданной Победе на ст. Надворная, продолжая еще три года охранять особо важные промышленные объекты. В декабре 1948 г. 25-летний воин-победитель во второй раз, уже окончательно, вернулся с войны домой.

Останусь жив – пойду учить детей

- Работать, но только не в колхозе за палочки, — наставлял вернувшегося с войны сына его отец Петр Михайлович. И Павлу Петровичу — к тому времени кандидату в члены КПСС, в райкоме партии предложили должность председателя комитета по делам физкультуры и спорта. Он деятельно взялся за работу. Организовывал спартакиады, развернул работы по строительству стадиона. Не забывал за 14 километров бегать к своей девушке, за которой ухаживал целый год, прежде чем в 1950 году 20-летняя Фаечка стала его женой.
        В Мособлоно П. П. Степнову дали направление в Лопасненский район, в Любучанскую школу, преподавать физкультуру, рисование и черчение. Еще на войне, освобождая деревни и глядя на измученных бедой ребятишек, молодой боец решил: останусь жив — пойду воспитывать детей. Закончив МПИ им. Крупской, факультет географии, Павел Петрович работал завучем по производственному обучению. С 1964 по 1969 г. г. был директором Любучанской школы.
        Пережив в 1980 и в 1981 г. г. последовавшие один за другим инфаркты, педагог оставил школу. В 2005 г. Павел Петрович отметил со своей женой 55-летие супружеской жизни. Фаина Ивановна 26 лет работала в Любучанской школьной библиотеке. За добросовестный труд награждена многочисленными наградами. «Жена для ветерана — святое лицо», — так оценивает П. П. Степнов бесценную поддержку жены на протяжении всей совместной жизни.
        До сих пор замирает на миг «племя молодое» в Кабинете Памяти Любучанской школы перед фотографиями героев войны. Оформлению зала много сил отдал орденоносец Великой Отечественной войны П. П. Степнов.


       В. Киселева
       Газета «Чеховский Вестник» от 7 февраля 2006 года