Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Герои Советского Союза


Герой с Люторки


Платонов К.П.
Александр Георгиевич Павлов

В публикациях о Героях Советского Союза - чеховцах как в местных изданиях («Лопасненские страницы» — 1991 г., «Награды ветеранов» — 2000 г.), так и в известном двухтомнике, изданном в советское время, содержатся о них весьма краткие сведения, примерно по пятнадцать строчек. Правда, по некоторым из них — К.П. Платонову, А.И. Маркову — этот пробел в какой-то мере восполнен благодаря поисковым исследованиям педагогов и учащихся Стремиловской и Венюковской средних школ. О других же героях информация остается по-прежнему скудной. Я решил узнать, сохранились ли какие-либо сведения об А.Г. Павлове из деревни Люторецкое. Побывав в деревне, я спросил кое-кого из местных жителей, знают ли они что-нибудь о своем знаменитом земляке. Некоторые ничего не могли ответить, даже не знали, сохранился ли дом, где он родился. А вот его родственник В.Г. Шураков ответил утвердительно: «Да, он сохранился». И мы проследовали к нему по вьющейся тропинке в восточном направлении. Вот современный мост-красавец через Лопасню, делящий жителей села на тех, кто живет до реки и за нею. Еще несколько минут ходьбы, и мы у околицы старомодного деревянного крестьянского дома с небольшими окнами, обрамленными резными на-личниками. Он на твердом фундаменте, что, наверное, обеспечило ему завидное долголетие. Окна смотрят в сторону Люторки, до которой рукой подать. Здесь и провел детство обыкновенный деревенский мальчик Саша Павлов, будущий герой войны.
        Родился он здесь, в Люторецком, 26 октября 1918 года в семье рабочего. Начальное образование получил в Солнышевской школе, что подтверждает старейшая учительница Е.И. Хворикова, которая сказала, что она помнит его семью. В начале 30-х годов отец перебрался в Москву, устроился работать на завод «Динамо». За ним потянулись и дети. В 1933 году после окончания неполной средней школы Саша уговорил отца взять его к себе на завод. Георгий Яковлевич давно знал о заветной мечте сына, не стал его отговаривать, но, напутствуя, сказал:
        — Только учти, сынок, Павловы не любят золотой середины. В нашем роду так заведено: уж если быть, то быть первым. Об этом следует помнить всегда.
        За короткое время Саша полюбил свою профессию. Он внимательно относился к порученному делу, всматривался в работу опытных рабочих и старался перенимать от них все хорошее. И вскоре о Павлове-младшем стали говорить как о пытливом и старательном юноше. А когда встал вопрос о направлении молодежи в школу ВЗУ, то кандидатура Саши Павлова стояла в числе первых. Шли дни, месяцы. Позади остались три года фабрично-заводского обучения. Саша стал квалифицированным токарем. И теперь о нем говорили не только как о мастере своего дела, но и как о смекалистом рационализаторе, активном комсомольце.
        Трудно сказать, когда у Саши Павлова зародилась мысль стать военным летчиком. То ли в те незабываемые дни учебы в аэроклубе, а может, в тот вечер, когда у них на заводе чествовали Героев Советского Союза Чкалова, Белякова и Байдукова, совершивших беспосадочный перелет по дальнему маршруту. Ему хотелось быть похожим на Валерия Чкалова. Не случайно он выбрал Борисоглебскую военную школу летчиков, ту, где когда-то учился Валерий Павлович. А через два года, успешно окончив эту школу, он уже примерил военную форму младшего лейтенанта.
        Когда грянула Великая Отечественная война, Александр Павлов был уже старшим лейтенантом, командиром звена 40-го истребительного авиационного полка. С августа 1941 года он последовательно сражался на Южном, Воронежском, 1-м Белорусском и 1-м Украинском фронтах. В одном из первых воздушных боев Павлов заметил, как один из «Мессеров» пристроился в хвост самолета Клепикова из его звена. Не медля ни секунды, Александр бросился на врага и с короткой дистанции выпустил по нему прицельную очередь. И почти в тот же миг светящаяся струйка пуль пронеслась у Павлова над головой. Это стрелял уже немецкий пилот, незаметно подкравшийся к машине Павлова, когда тот шел на выручку друга. Спасая его, он сам чуть не оказался добычей врага. Когда летчики вернулись с боевого задания, Николай Клепиков тут же, у самолета, расцеловал Павлова, подарившего, как он выразился, ему жизнь. Каждый день приносил все новые и новые победы звену Павлова. Крепло боевое мастерство летчиков, росло число сбитых ими самолетов. Надолго запомнился в полку бой четверки истребителей, которую возглавлял Павлов, с девяткой бомбардировщиков Хе-111. Уже на третьей минуте воздушной схватки 3 немец кие машины были сбиты метким огнем наших летчиков. Остальные, беспорядочно сбросив бомбовый груз, поспешили повернуть назад.
        К началу 1942 года на боевом счету Павлова уже числилось 10 лично и группе с товарищами сбитых самолетов противника. На груди командира звена поблескивали два новеньких ордена Красного Знамени. Это было на Курской дуге летом 1943 года, когда здесь развернулись тяжелые и упорные бои мощными силами наступающего врага. Летчики-гвардейцы делали в день по 5-6 вылетов. Они смело вступали в бой, очищая небо от вражеской авиации. Однажды шестерка Ла-5 во главе с гвардии капитаном Павловым вылетела на прикрытие наших войск в район Белгорода. Погода стояла сложная: густая пелена дымки заволакивала небо и затрудняла летчикам ориентировку. Подлетая к району цели, ведущий группы вдруг услышал знакомый позывной командира корпуса, который приказывал летчикам немедленно преградить путь немецким бомбардировщикам. Напрягая до боли в глазах зрение, Павлов стал внимательно всматривался вдаль, откуда должна была появиться армада немецких бомбардировщиков. Вскоре в небе появилось множество точек, которые быстро увеличивались. Это были Хе-111 до 25 машин и 10 истребителей Ме-109. Павлов скомандовал Николаю Клепикову сковать боем группу прикрытия врага, а сам бросился парой на перехват бомбардировщиков.
        Немецкие самолеты не заметили, как со стороны солнца на них внезапно обрушилась шестерка «Лавочкиных». Наблюдавшие с земли отчетливо видели, как наши истребители, используя свое преимущество в высоте, меткими очередями расстреливали «Юнкерсов». Уже первая атака Павлова принесла ему и первый успех. Объятый пламенем вражеский бомбардировщик камнем шел вниз и врезался в землю. A в это время другие гвардейцы, воспользовавшись замешательством врага, сбили еще одну машину. «Мессеры» попытались прорваться на выручку своим подопечным, но всюду натыкались на прочный заслон «Лавочкиных». Пока немецкие пилоты выискивали удачный момент для ответной атаки, Павлов сделал стремительный разворот и с задней полусферы ударил по «Мессеру» из пушки. Тот развалился части и, роняя горящие обломки, рухнул на землю. Замечательный бой провели гвардейцы и 11 июля 1943 года. В тот день в полк пришла телефонограмма командования: срочно выделить наиболее храбрых и умелых летчиков для обеспечения надежного прикрытия наших войск. Командир полка П.Ф. Чупиков, посоветовавшись со своими заместителями, остановил свой выбор на двух командирах эскадрильи — Александре Павлове и Александре Куманичкине. Быстро изучив задание, гвардейцы поднялись в воздух.
        Погода не благоприятствовала полету. Кучевая облачность сковывала действия истребителей. Павлов со своей группой шел под самыми облаками. Подходя к цели, он первым заметил слева приближающуюся девятку «Юнкерсов» под прикрытием четвертки Ме-109. Наши летчики молниеносно врезались в строй врага. С первого же захода ведущие групп Павлов и Куманичкин сбивают по одному самолету противника. Выходя атаки, Павлов увидел, как немец летчик старательно пристраивается к ведомому второй пары. Не раздумывая, Александр делает переворот через крыло, и он в хвосте у Ме-109. Короткая очередь, и, окутанный пламенем, с воем несется к земле еще один «Мессер». Девять самолетов сбили в этом бою отважные гвардейцы. Три из них выпали на долю командира эскадрильи Александра Павлова. К июлю 1943 года командир эскадрильи 41-го гвардейского истребительно-авиационного полка гвардии капитан А.Г. Павлов совершил 392 боевых вылета, провел 83 воздушных боя, сбил 10 самолетов противника лично и 16 в составе группы. 28 сентября 1943 за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, ему было присвоено звание Героя Советского Союза.
        В том же году Александр Георгиевич Павлов окончил курсы усовершенствования командного состава и зимой 1944 г. был назначен командиром 41-го ГВИАП. К маю 1944 года гвардии майор А. Г. Павлов лично сбил 16 вражеских машин, а к концу войны довел число личных побед до 20. Всего произвел более 500 успешных боевых вылетов на истребителях И-16, Ла-3 и Ла-5. Свой последний воздушный бой гвардии подполковник А.Г. Павлов провел в мае 1945 года в небе над Берлином. После войны продолжил службу в ВВС. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени (дважды), Алексанра Невского, Отечественной Войны первой степени, рядом медалей. Прославленный ас погиб в 1947 году в автомобильной катастрофе. Как мне сказал мой попутчик Виктор Григорьевич, это произошло в Западной Украине, где-то в районе Львова.
        Уходя от дома Павловых, мы договорились с его нынешним хозяином, что было бы уместно изготовить и прикрепить на доме мемориальную доску в честь Героя и присвоить одной из улиц деревни Люторецкое его имя.


       А. ВИШНЯКОВ
       Газета «Чеховский Вестник» от 27 сентября 2005 года