Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Стремиловский рубеж


От лейтенанта до генерала


Пономарев
генерал-майор Ю.Б. Пономарев.

Накануне дня Советской Армии как-то особенно остро встают в памяти события незабываемых военных лет, опаленные огнем дни и ночи Великой Отечественной войны, становятся ближе друзья-однополчане. Об одном из них, дружба с которым началась на Стремиловском рубеже, мне захотелось рассказать сегодня.
        Сразу представлю его. Сегодня — это один из начальников штабов Белорусского Военного округа генерал-майор Юрий Борисович Пономарев. А тогда — зимой 1941 года — просто Юрий, помощник начальника штаба артполка 17-й стрелковой дивизии, лейтенант. У меня сохранилась его фронтовая фотография: юное волевое лицо, самое что ни на есть русское. Годы пожелтили снимок, и его, к сожалению, нельзя воспроизвести в газете.
        В штабе и на боевых позициях под Стремиловом мы виделись с Юрой почти каждый день. Помню то трудное время — на передовой не хватало оружия. В полковом штабе, кроме наганов и пистолетов тоже ничего не было. И вдруг появляется немецкий пулемет. «Откуда?» — удивился я. А лейтенант Пономарев отвечает: «Это мы с коноводом, товарищ комиссар, у фрицев «позаимствовали». В тот же день немецкий пулемет был пущен в дело и бил по вражеским самолетам, которые пикировали на расположение штаба полка. Руку на его гашетке твердо держал Юрий Пономарев.
        В этом человеке всегда поражала целеустремленность, желание постичь военную науку. Всю войну он учился, листая уставы, слушая бывалых воинов, проверяя на практике мудрость скупых строк учебников военного училища, которое окончил перед самой войной. Сколько я знал его на фронте — он, штабист, всегда жаждал боя, при первой возможности покидал уютную землянку и шел на огневые позиции; как-то по-солдатски просто вел задушевные беседы с артиллеристами и не стеснялся учиться у них ратному делу. И еще. Он хорошо пел. Утонченная человеческая натура и тогда уживалась в нем с солдатским мужеством, с грубыми, одубевшими на морозе руками и смуглым обветренным лицом.
        А разве забыть такой случай, происшедший на командном пункте. Сидим, беседуем. На артиллерийский обстрел противника почти не обращаем внимания. И вдруг — трещит потолок блиндажа! Под ноги Юрию Борисовичу грохнулся артиллерийский снаряд. Я — в сторону. А он — хоть бы что. Сообразил: шарахаться поздно: или — или... А потом совсем равнодушно, между глотками чая: «Какого «поросенка» нам подкинули, товарищ комиссар!»
        Эти и многие другие эпизоды из военных будней сохранились в моей памяти. С тех пор я никогда не прерывал связи с Юрием Борисовичем. Мне известно, что после войны он окончил артиллерийскую академию, а накануне 50-летия Советской Армии и Военно-Морского Флота был удостоен звания генерала. Я поздравил его и получил в ответ фотографию с дарственной надписью, которую предлагаю для публикации. На ней — сегодняшний Ю.Б. Пономарев, защитник Стремиловских рубежей в незабываемом 1941 году.
        ...Недавно я побывал у него в Белоруссии. Вместе посетили величественный курган Боевой славы. Не скрою — слегка прослезились, обнялись по-братски и тихо запели: «С чего начинается Родина?..»


       Ф. БОЙКО, бывший комиссар 980 артиллерийского полка 17-й стрелковой дивизии, подполковник в отставке.
       Газета «За коммунистический труд» от 23 февраля 1974 г.