Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Научная жизнь музея


Встреча в музее


Николай Федорович Кригер
Николай Федорович Кригер

Двадцать седьмого сентября 2006 года состоялась интересная встреча в Музее памяти 1941-1945 года. Сотрудники музея пригласили в гости участника Великой Отечественной войны Николая Федоровича Кригера.
        Этот человек является старейшим жителем села Троицкое. В этом году ему исполнилось 96 лет. Почта 20 лет он отдал работе в Троицкой средней школе, преподавая там физическую культуру и начальную военную подготовку. Он помнит всю свою жизнь так ясно и отчетливо, что радуешься и поражаешься его бодрости и прекрасному расположению духа. В начале встречи экскурсовод музея А.Н. Семенов показал Н.Ф.Кригеру экспозиции музея, рассказал историю довоенной Лопасни, показал интересные экспонаты, осветил основные события Великой Отечественной войны в нашем крае. А затем, за чаем, Николай Федорович рассказал и про свою интересную и необычную жизнь. Судьба Н.Ф. Кригера оказалась так четко связана с некоторыми событиями новейшей истории нашего Отечества, что в рассказ Николая Федоровича автор статьи включил отрывки из статей и выступлений современных исследователей.
        Николай Федорович Кригер родился в 1910 году в городе Клинцы Брянской области. Мать происходила из бедняцкой крестьянской семьи. Отец, Федор Леопольдович Кригер - германский подданный, приглашенный в Российскую империю как специалист по винокуренному делу. В семье было семеро детей.
        Из статьи С.Г. Нелиповича "Роль военного руководства России в "немецком вопросе" в годы первой мировой войны (1914-1917). Российские немцы. Проблемы истории, языка и современного положения". М., 1996. С.263: "Немецкий вопрос" стал вопросом о судьбе российских немцев, которые в начале октября 1914 г. были приравнены к "подданным враждебных государств". Немцы обвинялись в пособничестве врагу, шпионаже в пользу Германии, революционной агитации и организации забастовок, а основной причиной считалось то, что они "являются готовой базой для германского нашествия".
        Порядок депортации руководством МВД предлагался следующий - "в вагонах 3-го класса за собственный счёт, под стражей, причем в местах, назначенных для их жительства, они должны довольствоваться в смысле жизненных удобств лишь самым необходимым". Немцы были лишены земли и высланы в центральные и восточные губернии России. Мероприятие, которое поначалу воспринималось как "эвакуация", оказалось "крупномасштабным принудительным выселением из западных губерний, которое продолжалось активно до осени 1915г.". За 1914г. были высланы свыше 50 тыс. мужчин от 17 до 45 лет; среди которых до 30 тыс. составляли этнические немцы. С зимы 1915-1916гг. началась ликвидация промышленных предприятий и земельных владений российских немцев, вводились ограничения в сфере культуры (окончательный запрет преподавания на немецком языке, попытки ликвидации учебных и просветительных заведений)".
        Та же судьба постигла и Федора Леопольдовича. Его жене предложили остаться, но она решила ехать с мужем, поскольку одна вырастать семерых детей была не в состоянии. Им дали подводу и конвой, ехали днем, на ночь останавливались в крупных городах, где были тюрьмы. Семья ночевала отдельно от Федора Леопольдовича, в камере, где не на чем было спать. Младший сын, не выдержав такой жизни, умер в дороге. Когда они добрались до города Уфы, Федор Леопольдович принял российское гражданство. Приблизительно в начале 1915гон устроился на работу машинистом. Революцию 1917 г. Кригеры встретили в Уфе, где жили в подвале дома крупного военного чина. Николай Федорович вспоминает, что когда город брали красные, артиллерийским снарядом был поврежден угол дома, где они жили. Военный чин, живший в этом доме, бежал, а сумка с важными документами выпала, когда тот перелезал через забор. Федор Леопольдович отнес эту сумку в штаб Красной Армии.
        В 1922 г. от воспаления легких умирает отец Николая Федоровича. Старшая сестра вышла замуж, и мать осталась одна с пятью детьми на руках. В тяжелом материальном положении, мать отдает троих детей, включая Николая, в детский дом. Николай Федорович вспоминает, как они играли в бабки, в пристенок, вспоминает, как по городу ходили бойскауты. Жизнь в детском доме была тяжелая, кормили плохо: 100 граммов хлеба утром и вечером. Николай Федорович вспоминает и американскую помощь в виде варенья.
        Вскоре детский дом эвакуировали на родину Николая Федоровича, в город Клинцы. Мать, чтобы не потерять детей, тоже переезжает на родину и устраивается в детский дом поваром. Не выдержав тяжести детдомовской жизни, Коля сбегает оттуда и живет тем, что добывает на рынке мелкими кражами, сбором картошки на поле. Спал он в котлах, в которых варили асфальт. Однажды он встретился около мороженщика, которому часто помогал, с бандой. Его угостили мороженым, пригласили в кинотеатр, а потом привели себе в «малину». Там ему предложили пойти на кражу. Предполагалось, что он пролезет в форточку и откроет дверь подельникам. Он не пришел в условленное место и вынужден был, дабы не быть пойманным этими людьми, скрываться. Ездил на товарных поездах, доезжал до Гомеля. В Новозыбкове был пойман милицией, возвращен в детский дом, но опять оттуда бежал.
        С 1924 г он был зарегистрирован как безработный на Бирже труда, получал пособие – 14 рублей. Когда старшая сестра ушла в декретный отпуск, она устроила его на свое место - чернорабочим на ткацкую фабрику имени Ленина. Работал по 6 часов в день, вступил в комсомол. В 1926-1927 гг. учился на слесаря, затем работа слесарем, окончил курсы шоферов. Призван в армию служил в 28-м железнодорожном Днепропетровском полку НКВД. Учился на младшего командира в г. Синельникове, недалеко от Днепропетровска. После срочной службы окончания срочной службы остался на сверхсрочной, учился в школе самбо.
        Служил начальником гарнизона по охране железнодорожных тоннелей на участке от Бахчисарая до Севастополя. Ближайшим населенным пунктом от гарнизона было жилье обходчика у станции Макензины Горы. Еду получали со станции Инкерман. Оперативно гарнизон подчинялся Дорожно-транспортному отделу ГПУ в Севастополе. Николай Федорович вспоминает много случаев, с службой на этом опасном участке. Приходилось охранять тоннели от банд, беглых заключенных, других нарушителей, собаку-ищейку, которая не раз помогала им в поиске и задержании преступников.
        Демобилизовался в 1936 г., приехал на родину, в Клинцы, поступил на прежнюю работу. Некоторое время готовил группы самбо среди сотрудников НКВД. В 1936-1939 гг. учился в Смоленском техникуме физической культуры. На третьем курсе поступил на работу в Смоленскую городскую школу №3. Николай Федорович показал значительные достижения в различных видах спорта, особенно в легкой атлетике (прыжки с шестом).
        В 1939 г. был направлен в Брасовский лесохимический техникум Орловской области преподавателем физической культуры. Перед самой войной проводил занятия для физкультурных организаторов в селах и деревнях Орловской области. В Финской войне не участвовал, но вспоминает, что для армии изготавливал лыжи (сделал с учениками 20 пар). Когда началась Великая Отечественная война, на второй ее день Н.Ф. Кригеру пришла повестка. Прибыл в город Курск к полковнику Анкудинову, начальнику 397-го госпиталя (300 коек), на должность старшего методиста лечебной физкультуры.
        Поначалу хотел отказаться, говорил, что он боевой офицер и ему надо на фронт. Но полковник объяснил ему, что они в госпитале делают не менее важную работу, ибо один вылеченный солдат стоит двух новобранцев, и если на фронте он сможет убить с десяток врагов, то здесь он может поднять на ноги сотни наших бойцов. Из Справочника дислокации госпиталей РККА в 1941-1945 годах.
        Эвакуационный военный госпиталь 397 находился с 8 октября в 1941 г. в городе Курске. С 9 ноября 1941 по 20 июня 1942 гг. госпиталь дислоцировался в городе Кирове Кировской области. С 29 июня 1942 по 15 марта 1943 гг. госпиталь размещался в городе Архангельске. Впоследствии был реэвакуирован на прежнее место дислокации. С 31 мая 1943 г. временно размещался в городе Коротыш Орловской области. С 1 августа 1943 г. переведен на прежнее место, в город Курск.
        В начале войны наша армия отступала, в осажденном Курске также было неспокойно. Николай Федорович вспоминает, как он шел по улице, впереди него шла подвода с хлебом, и тут начался самолетный обстрел. Кригер спрятался с сыном в подъезде, а от подводы практически ничего не осталось.
        Николай Федорович организовал вывоз своей семьи и семей работников госпиталя из города. Потом он был назначен заместителем начальника госпиталя, и ему было поручено организовать эвакуацию госпиталя из Курска. Всю ночь грузились в вагоны. Перенести такой большой госпиталь, как 397-й, в вагоны была не такая уж легкая задача, но сотрудники госпиталя справились с ней. Анкудинов после погрузки разрешил Кригеру отдохнуть. Николай Федорович вспоминает, что сон был крепким, проснулся от грохота. Оказывается, пока он спал, эшелон был обстрелян из вражеского самолета.
        Кригер выбежал из вагона и спрятался за насыпью. К тому времени самолет готовился выбросить бомбу. Николай Федорович понимал, что взрывная волна от этой бомбы распространится на 150 метров, и он не успеет отбежать на безопасное расстояние. И тут он вспоминает, вся жизнь пронеслась у него перед глазами. Но взрывная волна лишь накрыла его землей с насыпи и ряской из лужи под насыпью... ... Придя в себя, Николай Федорович заметил, что из паровоза выходит последний пар. Молнией подбежав к паровозу, он позвал машиниста. Вместе с машинистом и кочегаром, прятавшимися неподалеку около дома обходчика, они залатали пробоины в корпусе паровоза и стали нагнетать пар. Вскоре к эшелону стали подходить сотрудники госпиталя и грузиться в состав. Поезд тронулся. Госпиталь №101 был эвакуирован в город Киров (Вятка), а потом его отправили на Карельский фронт, в город Архангельск. Вспоминает, как ездил за картошкой в окрестные колхозы. В 1943 г госпиталь перевели обратно в Курск. С 3 июля 1943 г по 15 ноября 1948 гг. Н.Ф.Кригер находился на излечении, ему была дана третья степень инвалидности. После излечения поступил на работу в школу №3 г. Домодедово Московской области учителем физической культуры.
        В 1951 г Н.Ф. Кригер перевелся на работу в Троицкую среднюю школу. Вплоть до его ухода на пенсию в 1970 г., Троицкая средняя школа держала районное переходящее Красное Знамя за спортивные достижения. В настоящее время Николай Федорович Кригер живет в селе Троицкое. Бодр, полон сил и тем дает хороший пример нынешнему молодому поколению: как следует жить и работать.


       Александр Дудин
       Газета «Чехов сегодня» от 10 ноября 2006 года.