Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Молоди


Битва при Молодях

Вся история нашего Отечества, будь то Древняя Русь или Советский Союз, проходила в борьбе, в борьбе с внешними агрессорами, в борьбе за собственное выживание или, выражаясь умным политологическим языком, за суверенитет. Современным жителям нашей страны необходимо знать и помнить каждое из этих событий в военной и политической истории России, как общеизвестные, так и малоисследованные.
        Задачей музея на этой странице нашего официального сайта является освещение одного из малоизвестных событий в истории нашей Родины; малоизвестного, но именно благодаря этому событию русскому народу удалось в очередной раз отстоять свою независимость и спасти Русь от неминуемого поражения и завоевания недружелюбным соперником.


Битва у села Молоди 1572 года произошла на территории современного Чеховского района Московской области, и это событие стояло в одном ряду многолетнего противостояния Московской Руси и наследницы Золотой Орды – Крымского ханства, в ряду становления государственности в эпоху Ивана Грозного. Данное сражение оказало на это противостояние решающее влияние, надолго умерив амбиции крымских ханов и создав на двадцать лет спокойную обстановку на наших южных границах.
        На этой странице мы постараемся рассказать о Молодинской битве 1572 года во всех возможных ракурсах и аспектах в связи с целым комплексом внешних и внутренних событий в Московском государстве эпохи Ивана Грозного. Надеюсь, это позволит понять эпоху Ивана Грозного со всеми ее плюсами и минусами и по достоинству оценить значение Молодинской битвы.



Краткий исторический ликбез



(по книге А.А. Дудина "Молодинская битва")

вверх

вниз
В 1571 году Московская Русь подверглись жесточайшему разорению крымских татар под предводительством хана Девлет-Гирея. Результатом этих бедствий было невиданное разорение страны.

Сильно давал о себе знать голод, серьезные затруднения в снабжении испытывали войска.

В 1572 году над Русью вовсю свирепствовали отравленные ветры чумы. Смертоносное поветрие накатывалось одновременно из Персии и Германии. Власти пытались бороться с эпидемией посредством драконовских мер. По всем дорогам были устроены воинские заставы. Всех, кто пытался выехать из мест, пораженных чумой, хватали и сжигали на больших кострах, вместе со всем имуществом, лошадьми и повозками. В городах стража наглухо заколачивала чужие дворы с мертвецами и вполне здоровыми людьми.

Стихийные бедствия и татарские набеги причиняли стране неописуемые страдания. Но опричники были для населения страшнее татар. В источниках есть много указаний на то, что с течением времени в опричнине дисциплина падала, и опричник стал вырождаться в простого разбойника. Опричник мог схватить земца за шею и, отведя в суд, пожаловаться, будто бы тот «позорит его на всю опричнину». В таких случаях истец, как правило, получал имущество земца, а арестованного ждали верная тюрьма и плаха. ... После казни опричных дворян Басмановых царь велел подобрать жалобы земских дворян и расследовать наиболее вопиющие злоупотребления опричников. После отставки старого руководства царь приказал судьям строго расследовать преступления своих людей. Земцы поучили право опротестовать в судебном порядке неверно составленные долговые расписки и кабалы.

Личность Ивана Грозного. Грозный предстает как человек, от природы наделенный острым умом. Его достоинства весьма необычны для людей его положения. Это публицистический талант, большой политический темперамент. При чтении переписки царя с Курбским трудно отделаться от впечатления, что первый как борец и писатель был на голову выше даже самых талантливых своих противников. Отзывы современников о Грозном весьма противоречивы, но почти все они признают за ним острый ум и бесспорную образованность.

Планы Девлет-Гирея. Нет оснований сомневаться в целях Крыма в предстоящей военной компании. Это - не только завоевание Казани и Астрахани,куда он хотел посадить «царем» царевича Адыл-Гирея, но и последующий захват, расчленение и разграбление Руси. Девлет-Гирей публично объявлял, что едет «в Москву на царство».

На западном направлении существовавшее с 1570 года перемирие между Россией и Речь Посполитой (Польшей), постоянно нарушалось. На северном направлении (Щвеция и Англия)Русь стремилась как-то урегулировать свои отношения, чтобы обеспечить себя с этой стороны миром и сконцентрировать силы на юге государства.

В такой сложной обстановке в 1572 году шла подготовка к отражению нового вторжения Девлет-Гирея. И подготовка к отражению нового нашествия началась сразу же после нашествия крымчан в 1571 году.

Засечная черта
Засечная черта
С 1 апреля 1572 года стала действовать новая система пограничной (сторожевой и станичной) службы, при этом учитывался опыт борьбы с прошлогодним нападением татар. Благодаря хорошо организованной разведке русское командование было своевременно поставлено в известность о движении Девлет-Гирея и его дальнейших действиях, что способствовало успешному проведению операций по разгрому вторгшихся вражеских полчищ.
        Быстро шло строительство и совершенствование военно-оборонительных сооружений, в первую очередь расположенных на большом протяжении вдоль Оки «на берегу». За Окой татары встретились еще с одним важным элементом русской обороны - Гуляй-городом, передвижным деревянным укреплением. К этому времени относится начало укрепления пологих берегов Оки около города Серпухов. Это были тройные ряды свай, заостренных кверху.

Укреплялись города. Особое внимание уделялось Москве. «Он отправил изо всех городов своего Государства лучших купцов, ремесленников и промышленников селиться в Москву, строиться там и привлечь туда торговлю; освободил их от всяких налогов и пошлин» . Она восстанавливалась, застраивалась, готовилась к осаде, начался ремонт укреплений, шедших по линии современного Бульварного кольца. Это была третья внешняя линия укреплений Москвы, помимо стен Китай-города и Кремля. Был возведен вал шириной в три сажени с бревенчатыми воротами, обложенными землей и дерном, перед валом снаружи рва не было. Царь «послал семь тысяч каменщиков и работников обнести Москву крепкою и красивою каменной стеною». Оборона Москвы была поручена князьям Ю.И. Токмакову и Т. Долгорукову.

Михаил Воротынский
Михаил Иванович
Воротынский
Личность М.И. Воротынского
       Сложным вопросом был выбор главнокомандующего, поскольку было мало людей, подходящих на эту ответственную должность, а также в связи с напряженной политической обстановке в стране. В конце концов, выбор пал на земского воеводу князя Михаила Ивановича Воротынского - выдающегося военачальника, «муж крепкии и мужественнои и в полкоустроениях зело искусныи». Михаил Воротынский являлся Рюриковичем в XXI колене и вторым сыном удельного князя и московского боярина Ивана Михайловича Воротынского. В 1534 году Иван Воротынский вместе со своими тремя сыновьями был арестован, лишён своего удела (Воротынского княжества) и отправлен в ссылку на Белоозеро. После смерти отца Михаил был выпущен на свободу и получил треть его удела.
        Знатность рода давала князю в местнической системе значительные преимущества и способствовала его военной карьере. В 1542 году с отрядом из Одоева преследовал отступающих крымцев, догнав и разбив их на Куликовом поле. В 1543 году Воротынский первый воевода в Белёве, а в 1544 — второй воевода большого полка на береговой службе и наместник в Калуге. Осенью того же года из-за местнического спора трёх князей, оборонявших южный рубеж — Петра Щенятева, Константина Курлятева и Михаила Воротынского — войску крымского «царевича» Имин-Гирея удалось разорить окрестности Белёва и Одоева, пленив многих жителей. Из-за этого Воротынского направили на воеводство в отдалённый Васильсурск.
        В Казанских походах 1545—1552 годов он был одним из руководителей: в 1547 году — воевода полка правой руки, в 1549 — воевода левой руки в Ярославле, в 1552 — второй воевода большого полка. Именно взятие Казани принесло Воротынскому всеобщую известность и славу. 26 августа 1552 года он руководил частью большого полка, которая под интенсивным огнём казанцев подкатывала к городской стене туры — осадные укрепления в виде башенок. После непродолжительного пребывания на крымской украине, в 1553—1555 годах Воротынский находится на воеводстве в Свияжске, который тогда рассматривался ключевой стратегической крепостью для контроля над Казанью. В последующие годы Воротынский принимал участие в обороне Русского государства на южных рубежах от крымско-ногайских набегов. В 1559 году после крупного крымско-ногайского набега на украинные земли преследовал неприятеля до Северского Донца, однако отбить полон по большому счёту не смог.
        В 1562 году Воротынский со своим младшем братом навлекли на себя царскую опалу. Их имущество было конфисковано, а Михаил Воротынский с семьёй был сослан в тюрьму в Белоозеро. Причиной стала нерасторопность Воротынского при отражении набега Девлет-гирея на Мценск. Воротынского заподозрили в сговоре с ханом, тем более, что на его собственные владения набегов уже давно не наблюдалось. По другой версии, Воротынского наказали за близость к опальным князьям Вишневецкому, Бельскому и Адашеву. В 1565 году воевода был прощён. Ему были возвращены его земельные владения, за исключением Новосиля, который был включён в опричнину. Воротынский был поставлен во главе большого полка в Туле, а в знак примирения царь пожаловал ему боярский титул .

Состав войск Собранные на юге войска были сведены в пять полков. Им предписывалось собраться в Коломне, затем сосредоточиться в районе между Коломной и Каширой, а после сбора расположиться «на берегу» следующим образом:
        - большой полк (бояре и воеводы князь М.И. Воротынский и И.В. Меньшой-Шереметев), сначала в Коломне, а потом в Серпухове;
        - полк правой руки (боярин и воевода князь Никита Романович Одоевский, воевода Федор Bасильевич Шереметьев) - в Тарусе ;
        - передовой (воевода Андрей Петрович Хованский, окольничий и воевода князь Дмитрий Иванович Хворостинин) - в Калуге, в его составе значился особый речной отряд специального назначения;
        - сторожевой (воевода князь Иван Петрович Шуйский, окольничий Василий Иванович Умный-Колычев) - в Кашире. Источники говорят о местнических претензиях Ивана Шуйского к Никите Одоевскому, причем «государь велел челобитье его записать»;
        - левой руки (воеводы князья Андрей Васильевич Репнин и Петр Иванович Хворостинин) - на реке Лопасне.
        Общая численность полков достигала 20 034 человека

После сбора воинских людей Михаилу Воротынскому надо было, определив день и выбрав подходящее место, провести смотр «людей на конех в доспесех» полков и отрядов украинных городов. После смотра полкам предписывалось занять отведенные для них районы обороны; «по вестям» отрядам «изо всех украин» сходиться с полками на берегу до прихода туда хана. Пограничные города (Коломна, Серпухов, Калуга, Рязань, Тула, Козельск и др.) следовало «заранее в осады собрать», послать осадчиков с 25 марта, чтобы везде осады были устроены и собраны заранее, до прихода хана. Особое внимание уделялось организации разведки. Для того, чтобы заранее было известно о походе хана, станицы высылались в район города Оскол и в «дальние проезды» по старой росписи и «в иные места... где пригоже». Воеводам полков предписывалось проводить поочередно рекогносцировку, «ездить Окою» вниз до Рязани и вверх до Жиздры до засеки и по Жиздре, «до коих мест надобе». Они должны были одновременно организовать военно-оборонительные работы на Оке и на Угре в местах, где «перелазы гладки и мелки» и, смотря по обстановке, «зделать крепости, заплести плетень и честокол побитии». «Крепости для перелазов» следовало делать «тутошними людьми сохами, которые сохи с обе стороны реки пришли, а в иных местах и полковыми людми делать всеми». Наказ содержит также распоряжения о материальном обеспечении и снабжении войска. Предлагалось создать запасы продовольствия в Коломне, Серпухове и Калуге для отряда вятчан на три месяца. Наемники с пищалями, в том числе дети боярские из дальних городов, получали боеприпасы («зелье», свинец) из казны. Для отряда вятчан струги следовало привести из Нижнего Новгорода в Коломну «большою водою». «Суды большие поотписать» по Оке «сколько будет надобно в земской и опришнине, сколько, где мочно взять», оценить их и «вперед заплатити». Предписывалось и устройство «перевозов» на Оке. Особо определялось снабжение немцев-наемников также на три месяца. Руководство этим делом также поручалось дьяку Ивану Михайлову .

В целом видно, как тщательно планировалась оборона. Русское командование придерживалось гибкой тактики. Оно стремилось задержать хана на Оке, но намечало действия и против переправив-шегося противника. Перед южной группой русских войск была поставлена задача громить крымцев и защищать Москву и другие русские города. Наказ определял четкое построение обороны, подчеркивал необходимость подготовки и занятия ее до прихода Девлет-Гирея, ориентировал на широкое применение военно-инженерных сооружений, на использование особенностей местности. Он намечал взаимодействие разных частей русской армии, концентрацию сил на наиболее опасных направлениях, организацию тщательной разведки, материальное обеспечение войск и т. д.

Царем и боярской думой были подробно разработаны возможные сценарии нападения, и варианты отражения противника.

Накануне собственно набега Девлет-Гирея Иван Грозный покинул Москву. Он выехал с очередной своей супругой Анной Колтовской, царевичами и небольшим числом верных людей в начале мая 1572 года, 13 мая он принимал в городе Старица посланника Дженкинсона, а 1 июня прибыл в Новгород. Предварительно, в начале февраля, туда была отправлена царская казна на 450 санях общим весом около десяти тысяч пудов.

«Сеча была великая».

23 июня 1572 года Девлет-Гирей вышел из Крыма с большим войском и вероломно вторгся в пределы Русского государства. В составе крымско-татарского войска «дети ево, а с ними крымские и ногайские многие люди» . 17 июля Иван Грозный писал из Новгорода в Старицу о том, что воеводы «с берега» сообщили ему о том, что хан «на наши украины идет». Следовательно, о продвижении татар к русским землям сами воеводы узнали самое позднее в конце июня - начале июля. Ворвавшись на русские «украины» , татары обрушились на Тулу, сожгли ее посады и 26-27 июля вышли по Серпуховской (Крымской) дороге - кратчайшему пути из Крыма в Москву - к Оке. Здесь крымцы встретили заранее подготовленные и занятые русскими войсками сильные оборонительные сооружения. Противник вел наступление на одном из тех направлений, которые предвидело русское командование. Однако большая протяженность обороны «берегового войска» чрезвычайно затрудняла организацию взаимодействия полков.

Бои у Серпухова

На разных участках развернулись бои за переправы через Оку. Крымцы утверждали, что расчеты русских на оборонительные сооружения «на берегу» не оправдались. Однако в действительности борьба на Оке проходила очень напряженно. Татары не смогли с ходу преодолеть укрепления. Они прилагали немалые силы для их разрушения, в конечном итоге татары были вынуждены обойти эти укрепления. Подошедшего к Оке хана воеводы через реку «не перепустили», и татары пошли в обход.

Все это свидетельствует о мощи русских укреплений. К тому же оборонительные сооружения не были самоцелью и не рассматривались как препятствия, которые полностью гарантировали от проникновения татар вглубь русской обороны. В нескольких местах «Керембердей мурза с ногайскими татарами» форсировали Оку:
-«в трех местах перелез со многим воинством».
- «реку перешед не в одном месте»;
- «согнав христиан з брега преиде на сию страну Оки».
В источниках указаны и места переправы: Сенкин брод, села Дракино, Тишилово (Тешилово). На Сенкином перевозе (Сенкином броде) иногда располагались русские войска. С XII века известен город Спас-Тешилов. Первые бои начались на участке сторожевого полка, у Сенкиного брода. Сведения о первых боях сторожевого полка 26 июля («первое дело») содержатся в разрядных записях.

Передовой отряд Девлет~Гирея во главе с ногайским большим воеводой Теребердей-мурзой с 20 тысячами ногаев только в результате своего численного превосходства сумел потеснить отряд в «двести мужей нарочитых» и переправиться на Сенкином перевозе в ночь под воскресенье 27 июля.
На следующий день Теребердей-мурза двинулся к Москве и занял все дороги к ней:
- «пришол под Москву и круг Москвы отнял все дороги, а не воевал ничево»;
- «а не воевал ничего».

Другой большой отряд под командованием ногайского мурзы Дивея, встретив сопротивление под Серпуховом, форсировал реку напротив села Дракино и направился в обход города, выйдя в тыл полка правой руки и передового. «...Дивей-мурза с большим отрядом... подошел к нам с тыла от Серпухова. Был разбит крымцами небольшой русский разведывательный отряд в 300 человек во главе с Г. Штаденом, не получивший вовремя помощи от воеводы передового полка Д. Хворостинина. По словам Г. Штадена, в живых остался он один. В воскресенье 27 июля Девлет-Гирей приказал стрелять «из полкового снаряду» по русским войскам, расположенным в трех верстах от Серпухова и оборонявшимся в Гуляй-городе. Михаил Воротынский «велел стреляти из-за Гуляй города за Оку по татарским полкам из пушек». После артиллерийского обстрела Девлет-Гирей решил здесь переправляться. Оставив двухтысячный отряд «травиться» с русскими («а велел им противитца, покаместа он Оку реку перелезет»), он «со всем войском» ночью переправился через Сенкин брод и затем продолжал наступление. 3авязались бои с полком правой руки «на Оке-реке верх Нары». Из разрядной книги видно, что началось замешательство среди воевод, некоторые из них дрогнули. Обстановка чрезвычайно осложнилась. Необходимо было задержать ханское войско и не пропустить его дальше, ибо Девлет-Гирей, очевидно, стремился соединиться с Теребердеем-мурзой, уже находившимся под Москвой.

Когда в понедельник рано утром 28 июля воеводам стало известно о переправе основных татарских сил «на сю сторону на московскую», Михаил Воротынский «со всеми людьми… пошел за царем». Согласно Разрядам, крымский царь пришел «к реке к берегу июля в 27 день», «в неделю»; «а как крымский царь приходил… и Теребердей-мурза… пришел на Сенькин перевоз в ночи»; «в неделю царь Оку реку перелез», «и тое ночи крымский царь на том же Сенькине перевозе перелез Оку со всеми полками». Встреча произошла у Молодей. Передовой полк нанес удар крымскому арьергарду и «мчал» его до «цареву полку». Удар был настолько сильным, что возглавлявшие арьергард два царевича заявили хану о том, что необходимо прекратить наступление, поскольку они понесли потери, а Москва укреплена:
- «Ты, государь, идешь к Москве, а нас московские люди cзади побили, а на Москве, государь, не без людей ж будет»;
- «к Москве итти не пошто: московские люди побили нас здесь, а на Москве у них не без людей ж».

Девлет-Гирей послал «на помоч» арьергарду 12 тысяч ногаев и крымцев. Получив подкрепление, царевичи потеснили («мчали») передовой полк к большому полку, до Гуляй-города. Однако отступая, воеводы передового полка Д. Хворостинин и А. Хованский заманивали противника вглубь русской обороны. В результате согласованных, смелых действий и умелого маневра передового полка и главных русских сил неприятельский отряд был наведен отступившими воеводами на тщательно замаскированные засады и артиллерию и понес большие потери от губительного огня пушек и пищалей стрельцов: «И княз Дмитрей поусторонился с полком города Гуляй направо. И в те поры княз Михайло Воротынской из-за Гуляя велел стрельцом стрелять из пищалей по татарским полком, а пушкарем из большого снаряду из пушек бити».

Первое серьезное столкновение с татарами произошло в тот же день в верхнем течении р. Нары («верх Нары»), когда воеводы князь Н.Р. Одоевский и Ф.В. Шереметьев с полком правой руки попытались приостановить продвижение хана к Москве. Русские разряды ничего не сообщают об исходе боя на Наре. О сражении на Наре упоминает также Устюжский летописец. По его словам, Воротынский с «московской силой» встретил татар у Оки и «дело делали у Оки день», но «крымский царь от воеводы отошел ночью и пошел был к Москве».

Попытка остановить татар на Наре не удалась.

Выйдя на серпуховскую дорогу, хан стал быстро двигаться к Москве. В арьергарде татарской армии находились сыновья Девлет-Гирея с многочисленной отборной конницей. По пятам за арьергардами двигался передовой полк князя Д.И. Хворостинина, за которым следовала вся армия Воротынского. Девлет-Гирей, учитывая большие потери и опасаясь ударов русских войск в тыл, резко изменил свои планы, отказался от немедленного дальнейшего продвижения к Москве и перешел к обороне: Татарское войско остановилось в семи верстах севернее реки Пахры - «перешот Пехру крымский царь семь верст, стал в Болоте со всеми людьми». По-видимому, под «болотом» имелась в виду болотистая местность, а также специфический способ ведения военных действий. Для понимания этого момента битвы (переход татар к обороне в «болоте») небезынтересно известие о действиях русских в подобных условиях, хотя и трудно представить себе полную аналогию, учитывая прежде всего то, что основой ханского войска была конница. «Между югом и Москвою, милях в трехстах от последней, пролегают многие болота и топи: страна эта называется Мценск…, и когда нападет сильный неприятель, здешний народ тотчас спасается в означенных болотах…»

«И бысть бой у Воскресенья в Молодях»

Русские войска между тем продолжали преследование татар, 29 июля, во вторник, произошло столкновение передовых отрядов обеих сторон - полки с крымцами «травились, а съемново бою не было». Затем Девлет-Гирей «воротился из-за Пехры назад» и в среду 30 июля, возвратился к Молодям. Считается, что дата Молодинской битвы является первым упоминанием этого населенного пункта, как бы «днем рождения» современного подмосковного села Молоди. Между тем, источники говорят скорее о местности, в крайнем случае о погосте, но никак не о населенном пункте: -«на Молодех у Воскресенья, от Москвы за пол пятадесять верст»; «на Рожаи на речькы, под Воскресеньем в Молодех, на Лопасте, в Хотинском уезде... от Москвы за пятдесят верст»; «на Молодех у Воскресенья»; «на Молодех у Воскресенья, от Москвы за полпята десять верст»;

На юг из Москвы вели четыре дороги. Главной из них была Серпуховская (иногда она называлась Крымской дорогой, так как была кратчайшим путем в Крым). Недалеко от селения Подол (современный Подольск) Серпуховская дорога пересекала реку Пахру и шла на Молоди, а первый ям от Москвы был на Лопасне. 3десь между Молодями и Лопасней, на позициях, заранее выбранных, укрепленных и занятых русскими войсками, развернулись решающие, бои. Источники сообщают, что после сражения на Оке, а потом и за Окой, воеводы «пошли к Москве разными дорогами и обозом и пришли за три часы до царева приходу и с обозом со всех дорог, смотрением Божиим, вдруг на Молоди и обоз поставили и ров выкопали и травитися стали». 30 июля «было дело было великое». Вначале произошла стычка авангардов - «учали передовые люди травитися». В это время воеводы поставили Гуляй-город, под прикрытием которого стал большой полк. Другие полки расположились за Гуляй-городом, «не далече от города».

гуляй город
Русское "ноухау" -
Гуляй Город
Вслед за этим началось сражение с участием основных сил. Русские войска, опираясь на Гуляй-город, сдержали натиск татар и перешли в контратаку, в результате которой крымцы и ногаи понесли большие потери. Среди убитых был ногайский «болшой воевода» Теребердей, трое ширинских князей.
- «и многих мурз поимали, да ширинских князей трех братов убили, да царевича астрахансково взяли жива»;
- «нагайского мурзу Керембердея и трех братов ширинских князей убиша». Суздалец, сын боярский Темир Алалыков (Алалыкин), пленил известного ногайского Дивей-мурзу.
- «крымсково большово мурзу Дивея» ;
- «гетман его (хана – А.Д.) славный, кровопийца Дивий-мурза»;
- «лучший ханский воевода Дивий-мурза»;
- «славного богатыря, великаго кровопийцу Дивея мурзу, и многих прочих взяша в плен тогда».

После отказа креститься, всех татар якобы утопили в Москве-реке ... у крымских татар, первые после хана «суть некоторые князья, называемые ими мурзами или дивей-мурзами», каждый из которых стоит во главе отряда в 10, 20 или 40 тысяч человек. Кроме Дивей-мурзы были захвачены многие мурзы, «жива» взяли астраханского царевича.

В четверг 31 июля и в пятницу 1 августа воеводы с татарами - «травилися, а съемново бою не было»; «В лето 7080, августа в 1 приходил Крымский Девлет-Гирей и бысть бой у Воскресенья в Молодех».
2 августа.
В субботу 2 августа сражение развернулось с наибольшей силой. Девлет-Гирей бросил крупные силы татар и ногаев («многие полки») с целью сломить сопротивление русских войск в Гуляй-городе и освободить («к гуляю городу выбивати») Дивей-мурзу. Татары действовали в конном строю, а также, против обыкновения, спешившись. Стрельцы стойко отбивали натиск врагов, которые уже «изымалися у города за стену руками», побили многих татар «и руки пообсекли безчисленно много». Московское командование пыталось прибегнуть к хитрости, чтобы вынудить хана к отходу в степи. Участник сражения Г. Штаден упомянул о том, что царь Иван направил Воротынскому ложную грамоту с обещанием прислать в помощь 40-тысячную армию во главе с Магнусом. Грамоты была перехвачена татарами и передана хану. Русские источники поясняют, что «ложная» грамота была подброшена татарам не самим царем, а московским воеводой князем Ю. Токмаковым, который, «умысли, послал гонца к воеводам з грамотами в обоз, чтобы сидели безстрашно: а идет рать наугородская многая, и царь (хан – Р.С.) того гонца взял и пытал и казнил, а сам пошел тотчас назад».
В действительности, ложные известия о подходе царской рати побудили хана не к отступлению, а к более энергичным действиям. После двухнедельного затишья Девлет-Гирей 2 августа возобновил штурм гуляй-города, направив к нему все свои конные и пешие полки. Атакой руководили ханские сыновья, получившие приказ во что бы то ни стало «выбить» у русских Дивея-мурзу. Невзирая на потери, противник упорно пытался опрокинуть неустойчивые стены гуляй-города, «изымалися у города за стену руками, и тут многих татар побили и руки пообсекли бесчисленно много».
А в то время, когда защитники Гуляй-города приковывали к себе силы Девлет-Гирея и изматывали их, в тыл к неприятелю долиной вышел большой полк Михаила Воротынского. Наступил кульминационный момент сражения. По приказу Михаила Воротынского на противника обрушился огонь всех пушек Гуляй-города, одновременно стреляли «изо всево наряду» (из «большого наряда», «из пушек и изо всех, пищалей»). Эта стрельба была и условным сигналом, по которому на войско Девлет-Гирея обрушились защитники Гуляй-города, стрельцы и немцы-наемники во главе с Д. Хворостининым и большой полк Михаила Воротынского с тыла. Враг был разбит наголову, его потери убитыми и пленными были очень велики. По Повести, был убит сын Девлет-Гирея и его внук («Колбин сын», «Колгин сын»)- сын калги Магмет-Гирея, наследника Девлет-Гирея.
- «и под Гуляем городом сеча была великая. И... на том деле убили царевича крымского да внука царевича Колбина» («Соловецкий летописец»);
- «и самого Царя сынове два, глаголят, убиенны». (А. Курбский)
- «поимал Дивии-мурзу да царевичя убил, и многих людей крымского царя побил» («Устюжский летописный свод»).
- «государевы воеводы многих татар и мурз и князей побили и царева сына да внука убили, и Дивея-мурзу и иных мурз поимали многия».

Девлет-Гирей обратился в паническое бегство. Он выделил к вечеру 2 августа трехтысячный арьергард (хан оставил «для отводу в Болоте крымских татар три тысячи резвых людей, а велел им травитца»), а сам «побежал» и в ночь на воскресенье 3 августа ушел за Оку. 3 августа. Утром 3 августа воеводы узнали об отходе Девлет-Гирея и развернули преследование «всеми полки», в ходе которого уже до Оки нанесли новое сильное поражение крымцам, смяли трехтысячный арьергард - «тех татар пробили до Оки реки» . Следом уже на Оке был разбит другой арьергард - двухтысячный, из которого убили до одной тысячи человек, «а иные многие татаровя перетонули, а иныя ушли за Оку». Бегство Девлет-Гирея и итоги сражения. Девлет-Гирей «ушел с соромом», он «пошол в Крым скоро наспех» Хан бежал «не вирно, не путми, не дорогами, в мале дружине». Так русские воеводы с меньшими силами разбили большое войско Девлет-Гирея - «многих людей его побили и самого царя прогнаша»
Девлет-Гирей, пытаясь скрыть свое тяжелое положение, писал, что «со всеми мусульманскими ратьми и с лошадьми со всеми здорово потише поворотилися». Доныне стоят, писал Карамзин, высокие курганы между Лопасней и Рожаем как памятники русской победы. Сохранившиеся до нашего времени памятники эти пока еще не стали объектами научного изучения.
Велики были потери турок. Курбский даже утверждал, что «турки все изчезоша и не возвратился, глаголют, ни един в Констянтинополь». Было захвачено много пленных и большие трофеи, среди которых оказались шатры, знамена и личное оружие хана, обоз и артиллерия, ханские знамена и шатры воеводы отправили Ивану Грозному в Новгород. Девлет-Гирей покинул «шатры и знамена великия и вся воинская тяжкая оружия» .
В ходе наступления и особенно отступления разбитой татарской армии ее грабительские действия не получили широкого размаха. Девлет-Гирей в грамоте к Ивану Грозному 23 августа 1572 года писал, что прежде чем добиться главного - найти царя и вступить с ним в переговоры - он хотел «стати, где б сел и животины много».
Из источников видно, что прорвавшийся к Москве Теребердей «не воевал и не жег». Отступавший «с великим срамом» Девлет-Гирей «ни к единому граду приближающися», «...а земле Государя нашего убытка не учинил никакого». Это объясняется отчасти тактикой татар, стремившихся сосредоточенными силами, не распыляясь, как можно быстрее и скрытно прорваться к Москве и решить исход кампании в свою пользу. Необходимо также учитывать, что татары шли по разоренной территории, на которой к тому же продолжался голод. Однако решающее значение имела активная оборона, а затем наступление и стремительное преследование, предпринятое русским войском, которое свело на нет численное превосходство крымцев и сковало их действия.
Исследователь Р.Г. Скрынников рисует нерадужную картину состояния русской армии. Он считает, что победа в любой момент грозила обернуться поражением . Сильно поредевшие полки вынуждены были укрыться за стенами гуляй-города. Хранившиеся в городе запасы продовольствия быстро кончились, и в «полкех учал бытии голод людем и лошадем великой». Находившийся внутри гуляй-города пленник Дивей-мурза заявил Воротынскому: будь он на воле, он выморил бы гарнизон гуляй-города за 5-6 дней. Причиной голода было то, что крымцы, пользуясь огромным численным превосходством, отбили у Воротынского обоз и окружили его армию со всех сторон. Гуляй-город стоял на вершине холма. Ратники оказались отрезаны от реки Рожай. Поблизости не было никаких источников воды. В разгар лета люди страдали от жажды еще больше, чем от голода. Некоторые пытались на свой страх и риск – «своими головами» рыть колодцы. Дворяне принуждены были забивать лошадей.
После разгрома вражеских полчищ русские войска возвратились на свои участки обороны - «и пошли назад по старым местом в Серпухов, в Торусу, в Колугу, на Коломну» . Шестого августа Иван Грозный получил долгожданную весть о победе над Девлет-Гиреем и бегстве татар. С этим известием и с ханскими трофеями (два лука, две caбли, саадаки со стрелами) приехали участники боев А.Г. Давыдов и князь Д.А. Ногтев-Суздальский, который был головой «письменным» при большом полку.
9 августа в Новгород привезли Дивей-мурзу, которого поместили «на бреженье» к князю Б. Тулупову на улицу Рогатицу[14.120]. Победа торжественно отмечалась в Новгороде. «В Новигороди звонили по всим церквам весь день в колоколы, и до полуночи звонили, и молебны пели по церквам и по монастырем всю ночь». Среди забав и пиров царь не забывал других своих дел. Местный летописец поместил между записями о празднествах 8 и 9 августа 1572 г. следующее лаконичное сообщение: «Того же лета царь православный многих своих детей боярских метал в Волхову реку, с камением топил». В Новгород царя сопровождали особо доверенные дворяне, главным образом из числа опричнины. Они-то и стали жертвами царского гнева.
Как было обещано на смотре в Коломне в апреле 1572 года, щедро раздавались награды. Иван Грозный «воевод жаловал добре», «з золотыми» в «береговое» войско был направлен А.А. Нагой. «И таковым тогда мужественным подвигом онаго знаменитаго военачальника князя Михаила, главголю, Ивановича, и прочих воевод, и всего воинства свободы господь Бог величайшаго пленения и тщеты Российскаго царства» - завершает свое повествования о набеге крымского хана Андрей Лызлов.
Итоги Молодинской битвы Победа в Молодинской битве оказала сильное влияние и на внешнеполитическое положение Руси, особенно на южном направлении. Вызывающая грамота Селима II, в которой султан требовал Астрахань, Казань и вассального подчинения Ивана IV, была оставлена без ответа. Девлет-Гирей после поражения прислал с дороги гонца Шигая. Шигай был поставлен «до указу» в Боровске, а 4 сентября был принят Иваном Грозным в селе Лучинском «на крестьянском дворе». Царь не спросил его, как это обычно делалось, о здоровье хана, а грамоты велел передать дьяку А. Щелкалову. Были получены грамоты от Девлет-Гирея, Магмет-Гирея и Алды.
Хан в своей грамоте стремился утаить действительные цели похода; всячески преуменьшить размеры своего поражения, скрыть потери и представить действия татар как успешные. Бои русских войск против крымцев при преследовании Девлет-Гирей выдавал за небольшие столкновения, в которые вступали без его ведома - некоторые «богатыри, сердца своего не уняв, на сельцо свое надеяся. Не многие наши годные люди были».
Укрепившееся положение Руси создавало прочную основу для решительной позиции русской дипломатии в сношениях с Османской империей и Крымом. Крымские требования, даже уменьшившиеся, были категорически отвергнуты. Русская дипломатия не могла пойти на уступку Астрахани еще и потому, что она не снимала вопроса о дальнейшей агрессии, как об этом свидетельствовала султанская грамота, полученная в декабре 1572 г. с русским послом А. Кузьминским. Грамоты Селима II и Девлет-Гирея были оставлены без ответа.
В дальнейшем крымские феодалы продолжали настаивать на своих требованиях, но по-прежнему встречали решительный отказ. Тaким образом, Молодинская битва сняла вопрос об уступке Астрахани и тем более Казани, и вообще пресекла ряд посягательств Крыма на русские земли.
Борьба с агрессией Крымского ханства оказала серьезное влияние на внутриполитическую жизнь Русского государства. Молодинская битва повысила престиж русской армии и еще более укрепила власть Ивана Грозного.
Молодинская битва завершила трехлетнюю напряженную борьбу России с турецко-крымским нашествием. Несмотря на тяжелое положение, в котором находилось Русское государство, военная и дипломатическая экспансия Турции и Крымского ханства были отбиты. Девлет-Гирею было нанесено решительное поражение, его расчет на внезапность был сорван, грабительские орды разбиты. Враг не был допущен к Москве, его остановили и разгромили на подступах к ней. Внушительная победа русских войск спасла Москву, а также закрепила за Русью Поволжье.
Долгое время после 1572 г. Русь не знала крупных нападений с юга, хотя обстановка оставалась тревожной. О Молодинской битве стало известно далеко за пределами Русского государства, например в Риме, в Империи, в Речи Посполитой
Более подробный исторический рассказ можно прочитать в книге А. Дудина "Молодинская битва"



наше все
Программа "Наше все"


25.08.2016
Эфир на Радио-1
по Молодинской битве





Фотогалерея с места реконструкции битвы

админы татары воины
начало всадники поле боя
Александр Дудин автограф автограф


       
       Музей Памяти г.Чехов