Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

СМИ о нашем Музее

Дорога памяти

Памяти моего дяди Сергея Пахомовича Пугачёва

леоново

Летний солнечный день 17 июня 2000 года. Родительская суббота. Завтра — Троица. Я из Стремилова иду в сторону деревни Леоново. Напротив школы, у низенького забора своего дома, стоит старушка. Приветствую, поздравляю с праздником. Спрашиваю её, помнит ли она войну и её начало? Вышла женщина на дорогу, задумчиво посмотрела вдаль — в сторону Леонова. Эта дорога в грозном 1941 году Великой Отечественной войны стала дорогой жизни и смерти. По ней шли советские солдаты и военачальники, чтобы в кровавой битве, ценой огромных потерь, остановить, врага на пути к Москве в ноябре — декабре 1941 года.

Вот что рассказала старушка:
— Какая же там была битва! Нас, женщин, потом посылали в Леоново хоронить убитых. Это было в марте — мае 1942 года. Сколько же было убитых — не счесть! Хоронили мы погибших в воронках от бомб по несколько человек в каждой, иногда копали одиночные могилы. Немцев хоронили солдаты в Маркове, мы к ним не прикасались. У меня перед самой войной, 15 июня 1941 года, была свадьба. Мужем моим стал Серёжа из Бегичева. Да только порадоваться своему семейному счастью мы не успели: 22 июня началась война, а 25-го его призвали на фронт. Мой сокол, любовь моя единственная, погиб в январе 1942 года под Ельней. Похоронка пришла в конце января. Я по-том ездила в Ельню, искала Серёжину могилу. Да разве найдёшь?. Там одни безымянные могилы...

В один из дней, когда мы хоронили наших бойцов, я нашла убитого лейтенанта. Он сидел у берёзы, склонив голову на грудь. Был он молоденький, красивый. В правом виске виднелась дырочка от пули. Документов при нём не было. Выкопала я рядом неглубокую могилу, обмыла его лицо, грудь. Постелила на дно могилы шинель, на неё положила лейтенанта, лицо закрыла своей шалью и закопала. А ведь он чей-то сын, а может, муж и отец. На холмике могилы тремя пальцами правой руки православный крест начертила. Всю свою жизнь ходила поклониться этому холмику, положить цветы... Всё мне представлялось, что там лежит мой единственный, ненаглядный Серёженька. И сейчас бы сходила, да ноги уже не те. Прошу тебя, будешь там, поклонись холмику. Он недалеко от бывшей школы, в лесочке, за полем. Эх, горе-горькое мне и всему народу от этой проклятой войны, - вздохнула она. Пошёл дальше. Несу горсть земли от порога родного дома моего дяди из деревни Сафонове — родины моей мамы, Анны Пахомовны.

Вот она, дорога, по которой шёл на свой последний бой мой дядя с боевыми друзьями. Он родился 16 апреля 1919 года. В семье было пять сестёр, которые очень его любили, младшенького. В 1938 году его призвали в армию. Попал он на Дальний Восток, где служил пехотинцем. Моя тётя, Дарья Пахомовна Прохорова, вдова фронтовика, рассказывала, что Сергей в мае 1941 года в письме сообщал о скором приезде домой, что купил себе гражданский костюм, а матери, сёстрам и племянникам (значит, и мне) подарки. Но война, проклятая война, перепутала все его планы. Последнее письмо было с сообщением, что он едет на фронт. Больше известий от Сергея не было. На запрос из военкомата пришёл ответ: «Сведений нет». Тётя Даша рассказывала, что после войны приезжал в Сафоново товарищ Сергея. Он вместе с дядей был ранен на берегу Нары в ноябре 1941 года. Из его рассказа узнали, что когда их, раненых, везли в полевой госпиталь в деревню Леоново, то смертельно раненный Сергей повторял несколько раз: «Я из деревни Сафоново. Передайте моей маме — Марье Константиновне, что сыну очень больно». Последние его слова были: «Мама, мама!» В полевом госпитале он умер на операционном столе. Похоронили его в воронке у госпиталя в Леонове. Попросила моя тётя, чтобы я съездил в Леоново и поклонился земле, где похоронен любимый братик. Что я постоянно и делаю.

Дорога продолжается. Взгорье, перелесок из берёз, зелёные поля... Красота бесподобная! Красавица Россия! Лес закончился, и я вышел на широкое поле, разделённое дорогой. Справа, за речушкой - Леоново. Метрах в ста от дороги - остаток кирпичной стены школы. На стене мемориальная доска с надпись «Деревня Леоново -Тунаево освобождена от немецко-фашистских захватчиков частями 17-й стрелковой дивизии народного ополчения Москворецкого района г. Москвы 25 декабря 1941 г.». Рядом могила, над ней обелиск красной звездой, на пластине слова: «Неизвестным героям, павшим в боях за Родину, от комсомольцев Советского района Москвы». Рассыпал землю из Сафонова на могилу. Стою у могилы и слышится мне голос дяди и его стон из земли... Посмотрел на стену школы. На ней много следов от пуль и осколков. И сразу возникла мысль - стена-то израненная! И родились две стихотворные строки. Записал их, и они остались в блокноте на долгие четыре года. И только в сентябре 2004 года, во время очередного посещения Леоновского поля, родилось стихотворение «Прости меня мама», а потом и песня.

Сейчас, когда по инициативе Музея Памяти 1941—1945 г. г. идёт формирование маршрута «Дорога Памяти», хочется всей душой, сердцем, воспоминаниями поддержать это начинание. 16 апреля, в день рождения моего дяди, я был на Леооновском поле, у стены Памяти. Посмотрел, измерил все расстояния, а затем в отделе архитектуры Администрации Чеховского района внёс свои предложена обустройству исторического места. Художник главный специалист отдела Юрий Николаевич Тарханов показал мне великолепный эскиз проекта памятника на Леоновском поле. Его заинтересовало моё предложение о расположении рядом с памятником трёх окопов, траншеи, землянки и ДОТа (долговременная огневая точка) — типичных для войны. Как хотелось бы, чтобы задуманное воплотилось в жизнь. И чтобы наш Леоновский мемориал стал гордостью Чеховского района.



А. ГОЛОВАНОВ

«Чеховский вестник» от 4 мая 2008 года.