Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

История Лопасни

«Дохтур»



До[туров

Андрей Петрович Оболенский, владелец села Троицкое По­дольского уезда Московской губернии, каждое лето собирал в своем имении весь цвет тогдашней московской знати. Туда при­езжали его родственники, друзья, знакомые по работе в Мос­ковском университете. Одним из этих почетных гостей был зять Андрея Петровича, муж его сестры, герой Отечественной вой­ны 1812 года Дмитрий Сергеевич Дохтуров.

Дмитрий Сергеевич родился 1 сентября 1759 г. в семье мелкопоместного капитана Сергея Петровича Дохтурова, женатого на Елизавете Алексеевне Коробьиной, и детство провел в селе Крутом Тульской губер­нии. Самые яркие впечатления остались у Дмитрия от общения с крестьянами и дворовыми детьми. Он тонко подмечал особенности русского характера, доб­роту и радушие простых людей. А мо­жет быть, именно от этих детских впе­чатлений происходит та неизменная забота о русском солдате, которую он всегда проявлял, став военачальником. Родители Дмитрия, несмотря на весь­ма скромные доходы, стремились дать детям хорошее домашнее образова­ние. В 11 лет Дмитрий Дохтуров легко говорил на французском и немецком языках и даже на не столь популярном тогда итальянском.

В семье Дохтуровых чтились военные традиции: отец и дед Дмитрия были офицерами лейб-гвардии Преображен­ского полка, старейшего полка русской гвардии, сформированного еще Пет­ром I. В 1771 г. отец отвез сына в Пе­тербург и не без труда устроил его в Пажеский корпус. По выпуску из него (1781 г.) Дохтуров получил чин поручика гвардии и начал службу в Преображенс­ком полку. Вскоре шефом полка стал Г. Потемкин, который заметил способного офицера и в 1784 г. назначил его ко­мандиром роты егерского батальона.

Небольшого роста, тучный и слабого здоровья, Дохтуров обладал редкой си­лой духа. В 1788 г. началась русско- шведская война, и вскоре капитан Дох­туров со своей ротой прибыл в Кронш­тадт, где его гвардейцы обучались ве­дению морского боя. В Роченсальмском морском сражении 1789 г. его рота, посаженная на шлюпки, под огнем про­тивника обеспечивала проход русской эскадры для атаки шведского флота. Наградой Дохтурова стала золотая шпа­га с надписью: «За храбрость», которой его удостоила Екатерина II. Гребная флотилия гвардейцев Дохтурова отли­чилась и в кампании 1790 г. После окон­чания войны Дмитрий Сергеевич принял решение перевестись из гвардии в ар­мию, в 1795 г. в чине полковника он воз­главил Елецкий мушкетерский полк, че­рез два года за отличную подготовку полка произведен в генерал-майоры.

В 1799 г. Дохтуров был произведен в генерал-лейтенанты. С 1803 г. в чине генерал-лейтенанта являлся шефом Мос­ковского пехотного полка. С этим пол­ком в составе армии М. Кутузова он принял участие в русско-австро-фран­цузской войне 1805 г. Когда Кутузов, узнав о капитуляции союзников-австрийцев под Ульмом, начал отход по пра­вому берегу Дуная, Наполеон направил на левый берег корпус Мортье, чтобы воспрепятствовать переправе русской армии через реку в районе Кремса. На Дохтурова была возложена задача обойти Мортье и нанести ему удар с тыла (удар с фронта осуществлял отряд Милорадовича). В трудных горных усло­виях, оставив на марше артиллерию, Дохтуров прошел по склонам Богемских гор и с тыла обрушился на францу­зов. 12 января 1806 г. награжден орде­ном Св. Георгия 3-го класса «в воздая­ние отличного мужества и храбрости, оказанных в бывшем против французских войск 30-го октября при Кремсе сражении, где командуя дивизией, дей­ствовал неустрашимо на поражение не­приятеля, причем командою вверенно­го ему Московского мушкетерского пол­ка взяты знамя и штандарт».

Потом было Аустерлицкое сражение, в котором Дмитрий Сергеевич командо­вал первой колонной левого крыла русско- австрийской армии; в ходе неудач­ного сражения сохранил порядок в сво­их войсках при прорыве из окружения, проявив большое личное мужество. Ког­да русские дрогнули перед переправой, обстреливаемой сильным огнем, он пер­вым подъехал к ней; адъютанты пыта­лись его удержать, напомнив о жене, детях. «Нет, — ответил генерал, — здесь жена моя — честь, дети — войска мои». И, обнажив свою золотую шпагу, бро­сился вперед, увлекая за собой подчи­ненных. Когда колонна Дохтурова, по­терявшая половину своего состава, дог­нала русскую армию, ее уже считали погибшей. Мужество полководца сдела­ло его имя известным всей России и за ее пределами. За Аустерлиц Дмитрий Сергеевич был удостоен ордена свято­го Владимира 2-й степени.

А. П. Ермолов, сравнивая Дохтурова с Багратионом, замечал: «Холодность и равнодушие к опасно­сти, свойственные сему генералу, не за­менили, однако же, Багратиона. Не столько часто провожал Дохтуров вой­ска к победам, не в тех войнах, которые удивляли вселенную славою нашего оружия, сделался он знаменитым...». Сам Багратион, полная противополож­ность Дохтурова по характеру, высоко ценил полководческий талант Дмитрия Сергеевича и любил его как человека. Дружба Багратиона и Дохтурова удив­ляла многих современников.

С началом русско-прусско-французской войны 1806—1807 гг. дивизия Дох­турова доблестно действовала при Голымине и Янкове. В сражении под Прейсиш-Эйлау Дохтуров получил ранение, но не покинул поля боя, был награжден во второй раз золотым оружием. Затем он отличился в боях под Гутштадтом и Гейльсбергом, был снова ранен. В сра­жении под Фридляндом командовал центром и прикрывал отступление рус­ско-прусских войск через реку Алле. За войну был удостоен орденов святой Анны 1-й степени, святого Александра Невского и прусского ордена Красного Орла. Личное мужество генерала, его раны, ровное и неизменно доброе от­ношение к людям снискали ему высо­кий авторитет, солдаты были готовы идти за своим «Дохтуром» на смерть. Рядом с ним сражался брат его жены Александр Петрович Оболенский в дол­жности адъютанта.

Отечественную войну 1812 года гене­рал от инфантерии Дохтуров встретил командиром 6-го корпуса в составе 1-й армии Барклая-де-Толли. Его корпус, находившийся в Лиде, был отрезан от главных сил, но после форсированного марша, делая по 50 километров в сут­ки, на семнадцатый день примкнул к Барклаю-де-Толли у Дриссы. Под Смо­ленском Дмитрий Сергеевич заболел лихорадкой, но не сдал командования. Его войска, сменив истощенный корпус Раевского, весь день 5 августа герои­чески защищали город, а затем присо­единились к главным силам армии. «Смоленск излечил меня от болезни», — шутил Дохтуров.

В Бородинском сражении корпус Дохтурова находился в центре боевых по­рядков русских войск, приняв на себя сильные атаки французов. После того как командующий 2-й армией Баграти­он был смертельно ранен, Дохтуров по распоряжению Кутузова принял на себя руководство левым флангом, сменив там генерала Коновницына, временно заменявшего Багратиона. Участник Бо­родинского сражения Ф. Глинка вспо­минал: «В пожар и смятение левого кры­ла въехал человек на усталой лошади, в поношенном генеральском мундире, со звездами на груди, росту небольшого, но сложенный плотно, с чисто русскою физиономиею. Он не показывал поры­вов храбрости блестящей, посреди смертей и ужасов, окруженный семьею своих адъютантов, разъезжал спокой­но, как добрый помещик между рабо­тающими поселянами; с заботливостью дельного человека он искал толку в кро­вавой сумятице местного боя. Это был Д.С. Дохтуров». Под руководством Дохтурова 2-я ар­мия сдерживала сильнейшее давление рвавшихся вперед французов, остава­ясь в критическом положении. В самый разгар сражения Дохтуров получил от главнокомандующего записку: «Дер­жаться до последней крайности». Меж­ду тем под ним убило лошадь, ранило другую. Он спокойно разъезжал по по­зициям, отдавая указания, руководя ог­нем, ободряя солдат. Вечером, когда сражение стихло, Кутузов встретил Дмитрия Сергеевича словами: «Позволь мне обнять тебя, герой!»

Исключительной была роль Дохтуро­ва в сражении под Малоярославцем 12 октября. После ухода из Москвы имен­но сюда устремились французские вой­ска, стремясь проложить себе путь от­ступления по новой Калужской дороге. По указанию Кутузова, переданному ге­нералом Ермоловым, Дохтуров двинул свой 6-й корпус наперерез авангард­ным французским частям. «Наполеон хочет пробиться, — сказал Дмитрий Сергеевич, — но не успеет или прой­дет по моему трупу». При поддержке корпуса Раевского Дохтуров весь день сражался за Малоярославец. Город восемь раз переходил из рук в руки, но французы так и не смогли пройти впе­ред, они были вынуждены свернуть на разоренную Смоленскую дорогу, что предопределило печальную участь ар­мии Наполеона. 13 января 1813 г. на­гражден орденом Св. Георгия 2-го кл. «за отличие в сражении при Мало­ярославце 12 октября 1812 г.».

В кампании 1813—1814 гг. Дохтуров участвовал в сражении под Дрезденом и четырехдневной битве под Лейпцигом, руководил блокадой Магдебурга, затем осадой Гамбурга, продолжавшейся не­сколько месяцев. После капитуляции Гамбурга он взял отпуск для поправки здоровья. К этому его подтолкнуло и недовольство бюрократическими по­рядками, возрождаемыми в армии из-за деятельности сановников в мундирах. Еще раз Дмитрий Сергеевич вернул­ся к командованию корпусом в период «ста дней» Наполеона, бежавшего с Эльбы: его 6-ой корпус в составе ар­мии Барклая-де-Толли двинулся к Рей­ну, но европейские союзники России успели самостоятельно разбить Напо­леона под Ватерлоо.

После возвращения русских войск из-за границы Дохтуров вышел в отставку, последний год жизни провел в Москве, в своем доме на Пречистенке. Незадолго до кончины Дмитрий Сер­геевич получил драгоценный дар, в ко­тором выразились любовь и уважение его бывших сослуживцев, — богатую табакерку с изображением битвы за Малоярославец и письмо генерала Канцевича от всего 6-го корпуса.

Дохтуров был небольшого роста, туч­ный, не отличался крепким здоровьем, но в его теле жила твердая и мужествен­ная душа. В сражениях он никогда не боялся опасности, равнодушно относил­ся к огню вражеских ружей, говоря: «На каждой пуле и на каждом ядре написа­но, кому быть раненным или убитым, и они свою жертву найдут. Не лучше ли в таком случае умереть на том месте, ко­торое указывают долг и честь». Дмитрий Сергеевич был честным, бес­корыстным и щедрым человеком, он го­рячо любил Россию и все русское, даже недостатки русского народа казались ему выше достоинств иностранцев. Дох­туров был женат на племяннице извес­тного поэта П. А. Вяземского княжне Марии Петровне Оболенской (1771 — 1852 гг.), от которой имел двух сыно­вей и двух дочерей.

П. А. Вяземский вспоминал, как та­кой «боевой служака», как Дохтуров, после того как, женившись, породнил­ся с кланом Оболенских, стал настоя­щим мирным семьянином, полноценно вписавшимся в уютный мирок семьи Оболенских. «...Предо мною рисуется человек, уже довольно пожилой, роста небольшого, сложения плотного, обращения тихого и скромного; помнится мне, был он до­вольно молчалив, что называется серь­езен и невозмутим», — пишет Вяземс­кий в своих заметках.

Умер Дохтуров 14 ноября 1816 г. Вяземский описал последние минуты его жизни: «Видел я его за полчаса до кончины. Это было в Москве. В семействе Обо­ленских праздновалась обедом, ка­жется, чья-то свадьба. Дохтуров не садился за стол, чувствуя себя не со­вершенно здоровым. Но он несколько раз обходил гостей, обменивался с ними несколькими словами, выпил бо­кал шампанского на здоровье ново­брачных и тотчас после обеда уехал. Дома велел он затопить камин, сел пред ним и умер». Как член семьи Оболенских он был по­хоронен рядом с отцом своей нежно лю­бимой жены Петром Александровичем Оболенским в монастыре Давидова пу­стынь Серпуховского уезда.

26 октября 2003 года в Вознесенской Давидовой пустыни состоялось торже­ственное перезахоронение останков Д. С. Дохтурова. Дело в том, что через полтора столетия после смерти Дмит­рия Сергеевича могила его оказалась утраченной. Позже захоронение искали, однако найти не смогли — лишь где-то в углу бывшего монастырского двора от­копали гранитный столбик с именем ге­нерала. Во время работ на территории возрождаемой обители захоронение Дохтурова было обнаружено. Фрагмен­ты истлевшего мундира, а также боль­шая исследовательская работа истори­ков дали тому гарантию. На торжествен­ное перезахоронение останков собра­лись историки, музейные работники, представители местной администрации, духовенства, потомки участников войны 1812 года, члены военно-исторических клубов. Гроб героя Отечественной вой­ны 1812 года несли генералы и адми­ралы Российской Армии; в могилу Дох­турова была положена политая кровью земля с полей сражений при Прейсиш-Эйлау, Бородине, Малоярославце.

Использованы материалы книг:

  1. Георгиевские кавалеры: Сборник в 4 т. Т. 1: 1769—1850/Сост. А. В. Шишов. - М.: Патриот, 1993,- С. 246-250.
  2. Глинка В. М., Помарнацкий А. В. Во­енная галерея Зимнего Дворца. Л., 1981.
  3. Дохтуров П. Участие корпуса генера­ла Д. С. Дохтурова в заграничных по­ходах 1813—15 годов // Военно-исто- рический журнал — 1963. — № 10. — С. 114—116.
  4. Залесский К. А. Наполеоновские вой­ны. 1799—1815 гг.
  5. Знаменитые россияне XVIII—XIX ве­ков: Биографии и портреты. По изд. вел. кн. Николая Михайловича «Русские пор­треты XVIII и XIX столетий» / Сост. Е. Ф. Петинова. — 2-е изд. — СПБ.: Лениз- дат, 1996. — С. 509—510.
  6. Ковалевский Н. Ф. История государ­ства Российского. Жизнеописания зна­менитых военных деятелей XVII — нача­ла XX века. М. 1997 г.
  7. Кречетов В. Д. С. Дохтуров // Герои 1812 года: Сб. / Сост. В. Левченко. — М.: Молодая гвардия, 1987. — С. 119— 146. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий; Выпуск 11 (680).
  8. Малоярославец в Отечественной вой­не 1812 года: К 100-летию Малоярос- лавецкого сражения: Сб. документов и материалов. — Малоярославец, 1992,— 109 с.
  9. Письма Д. С. Дохтурова к его супру­ге, 1805—1814 // Русский архив. — Т. I — № 5 — СПб. 1089—1131.
  10. Романов Д. М. Полководец Д. С. Дох­туров. — Тула: Приокское кн. изд-во, 1979.—108 с.
  11. Словарь русских генералов, участ­ников боевых действий против армии Наполеона Бонапарта в 1812—1815 гг. // Российский архив Т.VII. — М.: студия «ТРИТЭ» Н. Михалкова, 1996, с. 385—386.
  12. Ушаков С. И. Деяния российских пол­ководцев и генералов, ознаменовавших себя в достопамятную войну 1812, 1813, 1814 и 1815 годов. Ч. 3. — СПб.: тип. К. Крайя, 1822. — С. 1—28.
  13. Хорунжий А. Золотая шпага Дохтуро­ва: (Герой Отечественной войны 1812 года) // Армия. — 1992,— № 15.— С. 48—51.
  14. Шикман А. П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

Александр ДУДИН

Газета «Чеховский вестник» от 14 февраля 2006 года