Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

История с. Троицкое

Оболенский и масоны



Андрей Оболенский

На судьбу Андрея Петровича Оболенского, владельца села Троицкое, большое влияние оказали люди, чью связь и ак­тивное участие в деятельности масонских обществ и тайных организаций России можно считать более или менее дока­занной. При этом Андрей Петрович никогда не вступал в масонские ложи, не участвовал в собраниях тайных обществ, хотя увлекался мистической и духовной литературой, осо­бенно после его отставки в 1825 г. При этом противники его всячески подчеркивали его связь с масонством и делали умозрительные выводы о том, что карьера Оболенского при дворе и в должности попечителя Московского учебного ок­руга напрямую зависела от того, имеют ли в данный период времени масоны влияние на правящую императорскую ди­настию или нет.

Выстраивая подобные утвер­ждения, сторонники антимасон­ского направления подчеркивали приятельские отношения Ан­дрея Петровича с видными ма­сонами того времени Кошелевым, Голицыным и другими. Кошелев Родион Александро­вич (1749-1827) в начале своей карьеры служил в лейб-гвардии конном полку; в 1777 вышел в отставку ротмистром. Важной в развитии его мистичес­ких взглядов стала женитьба на сестре Сергея Ивановича Пле­щеева. Генерал-адъютант и вице-адмирал Плещеев (1752- 1802) был известным мистиком. Известно, что в 1766 г. он состо­ял в масонской ложе "Осирис" в Санкт-Петербурге, а в 1788 г. в г. Авиньон вступил в мистическое братство "Новый Израиль – Народ Божий". B масонской иерархии он был членом теоретического градуса. Плещеев вхо­дит в круг друзей будущего им­ператора Павла I и способствует вовлечению последнего в это явление. Благодаря этому Плещееву было дано звание вице-адмирала и повеление всегда быть при особе императора.

Кроме того, Плещеев был проводником в России ордена мартинистов. Центром мартинизма стала Москва. Здесь в работе масонов принимали участие многие видные масонские конспираторы и, в частности, А.Н. Радищев. Мартинисты всегда имели высокопоставленных по­кровителей. В 1780-е годы от­крыто поддерживал мартинис­тов главнокомандующий Моск­вы старый масон 3. Чернышев.

Кошелев стал под влиянием Плещеева масоном, объездил Европу, свел знакомство со мно­гими известными философами-мистиками того времени, под­держивал с ними оживленную переписку. Это Сен-Мартен Луи Клод (1743-1803), который в Великой французской револю­ции видел провиденциальный "суд божий"; Сведенборг Эмма­нуэль (1688-1772), который час­то был в России и даже стал в 1734 г. почетным членом Петер­бургской Академии Наук, знаме­нитый теософ, и многие другие.

Войдя в доверие цесаревича Александра Павловича, Кошелев способствовал развитию в нем мистических склонностей; обра­тил в мистицизм князя А.Н. Го­лицына. Протоиерей Г. Флоровский писал по этому поводу: «Во вся­ком случае, в круг "мистических" интересов император Алек­сандр вошел много раньше, чем "пожар Москвы просветил его сердце". Сперанский из Перми напоминает Государю об их бе­седах на мистические темы, в которых видно было, что "предмет их сообразен с сердечными чувствами" императора. После воцарения Александра Кошелев стал деятельным чле­ном Библейского общества. За­нимал важные государственные посты: обер-гофмейстер, дей­ствительный тайный советник, член Государственного Совета, председатель комиссии проше­ний.

Кошелев способствовал браку Андрея Петровича со своей родственницей Софьев Павловной Гагариной, которая являлась также близкой родственницей Ивана Сергеевича Гагарина. Иван Сергеевич Гагарин был очень известным в то время че­ловеком. Он родился в Москве 20 июля 1814 года. Мать, княги­ня Варвара Михайлович, рож­денная Пушкина, судя по ее письмам к сыну, отливалась ис­кренним благочестием и стой­ким характером. Под ее надзо­ром Иван Сергеевич воспиты­вался в тесном домашнем кру­гу. При нем состоял наставник- француз. С ранних лет Иван Сер­геевич недолюбливал детские игры, был склонен к задумчивости; всю жизнь избегал шумных развлечений, редко танцевал, не играл в карты. Только однажды случилось ему выиграть 5000 рублей, он тут же их проиграл и навсегда покончил с картами. В 1831 году он поступил студентом в Главный Архив Иностранных дел под начальство Малиновского. 1 сентября 1832-года, сдав экзамен в университет, Иван Га­гарин был произведен в актуа­риусы, а в следующем году при­числен к миссии в Мюнхене, где его дядя князь Григорий Ивано­вич, женатый на Е. П. Соймоновой, сестре С. П. Свечиной, был посланником. В Мюнхене он сблизился с Ф.И. Тютчевым, первым оценил его поэтические дарования, привез его стихи в Петербург, сообщил Вяземско­му, Жуковскому, Пушкину, бе­режно хранил их долгое время и передал наконец И.С. Аксако­ву для напечатания в "Русском архиве" 1879 года.

В январе 1836 года Иван Сер­геевич был вызван в Петербург, пожалован камер-юнкером и временно определен в канцелярию министерства иностранных дел. Часто бывая в Москве, он посещал П.Я. Чаадаева, о даро­вании которого Шеллинг дал ему очень лестный отзыв. Бесе­ды их затрагивали самые высо­кие жизненные вопросы, и П.Я. Чаадаев проливал на них яркий свет. По кончине дяди Иван Сер­геевич был переведен 13 апре­ля 1838 года младшим секрета­рем в Париж. Так была достиг­нута давно, желанная цель: пред­ставлялась возможность много наблюдать, изучать, заводить знакомства. В гостиных герцоги­ни де Розан и С.П. Свечиной встречались такие личности, как Беррье, Моли, Монталамбер, Экштейн, Фаллу, Ламеннэ. С ними велись поручительные разговоры, обсуждались современные течения, разрешались жгучие задачи. Эти вечера с их очаровательной обстановкой служили лучшей школой для молодого дипломата.

Так прошли четыре года. Жизнь в Париже прерывалась путешествиями по Германии, Бельгии, Голландии, Англии. В апреле 1842 года наступил пе­релом, долго таившийся в глу­бине души, и развитие которого можно проследить' по дневни­кам. Последствием его был пе­реход Ивана Сергеевича в католичество, а затем, 10 августа 1843 года, вступление в орден иезуитов. Eгo нe удержала горячая любовь к семье и Отечеству, он отрекся от завидного положения, от родового имения в 3000 душ крестьян, от всех благ мира сего. По его собственному при­знанию впервые его направили на этот путь, с одной стороны, Чаадаев своими меткими сооб­ражениями, а с другой, Филарет Московский и Андрей Муравьев, доводы которых он считал очень слабыми. Окончив двухлетний новициат в Saint-Acheul, он за­нимался целые четыре года ис­ключительно богословскими на­уками, был рукоположен в это время священником, потери сам преподавал церковную историю и наконец побывал в Риме. Все это служило как бы подготовкой для предстоящей деятельности в Париже, куда он прибыл в конце 1855 года. К нему присоединился И.М. Мартынов, a вnoследствии Е.П. Балабин и другие. Главной задачей этого кружка признавалось всестороннее изучение России, ее истории быта, с целью знакомить с ней иностранцев.

Дальнейшая жизнь Ивана Сергеевича сложилась таким образом, что он одновременно посвящал себя и чисто духовным занятиям, и литературным трудам. С русскими католиками поддерживались близкие отношения. Он умер в Париже 20 июля 1882 г. Отпевание происходило в церкви св. Магдалины. Похоронен И.С. Гагарин на кладбище Монпарнас. В этом окружении воспитывалась Софья Павловна. После брака Оболенского с Гагариной Родион Александрович Кошелев всячески стремился прибщить Андрея Петровича к мистическим и тайным обществам. С подачи Кошелева Оболенский пошел вверх по ка­рьерной лестнице при дворе еще Павла I.

В источниках не зафиксирова­но факта участия Оболенского в жизни и деятельности масонских лож, даже известен факт, что Андрей Петрович не вступил в покровительствующее масонам Библейское общество. А ведь председателем общества был министр Голицын, назначивший Оболенского на пост попечите­ля Московского учебного окру­га. Хотя в воспоминаниях совре­менников есть данные об увле­чении Андрея Петровича мисти­ческой и духовной литературой. В 1818 г. Кошелев вышел в отставку, отдавшись пропаганде мистицизма в Петербурге. После отставки Родион Алек­сандрович часто навещал Оболенского в его имении в Троицком. Умер Кошелев в 1827 г.

Никто не обвинял Оболенско­го в связях с масонами, он не состоял в ложах и тайных об­ществах, факт увлечения мис­тической литературой ни о чем не говорит, но некоторые кру­ги, несмотря на отсутствие каких-либо явных доказательств, обвиняли Андрея Петровича в причастности к этому явлению. У князя сохранились враги из ортодоксально-православных кругов, недовольные его либе­ральной политикой в подопеч­ном округе. И вероятен факт, что именно это послужило при­чиной отставки Андрея Петро­вича Оболенского.




А. ДУДИН.

Газета «Чеховский вестник» от 13 сентября 2005 г.