Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

Молоди

«А не сильная туча затучилась…»


собака крымский хан

"Милославский (гуслярам):

- Да что вы, граждане, молчите? Гряньте нам что-нибудь.

Гусляры заиграли и запели. Гусляры (поют):

- А не сильная туча затупилась...

А не сильные громы грянули...

Куда едет собака крымский царь…

И.В. Бунша:

- Какая это собака? Не позволю про царя такие песни петь! Он хоть и крымский, но не собака! Бунша (дьяку):

- Ты каких это музыкантов привел? Распустились здесь без меня!"

Многие из читателей сразу же при­знали в этом диалоге сцену из популяр­ного кинофильма "Иван Васильевич меняет профессию". Но взяты эти строки из произведения, на основании которого режиссер Гайдай снял свой знаменитый фильм. Это комедия Ми­хаила Булгакова в 3 действиях "Иван Васильевич". История написания это­го произведения вкратце такова.

После того как Театр Са­тиры отказался от написан­ной Михаилом Булгаковым пьесы "Блаженство", ему предложили на этом матери­але написать новую пьесу - комедию об Иване Василье­виче Грозном, попавшем в советскую эпоху. Булгаков без всякого воодушевления принял эти рекомендации. Но потом эта идея все боль­ше и больше захватывала его. И не удивительно: чуть ли не при каждой встрече с теми, кто слушал чтение его пьесы, говорилось, что надо написать новую пьесу, ис­пользуя все ту же машину времени: из этого можно из­влечь много комедийных по­ложений, конфликтов, мож­но от души посмеяться над прошлыми и нынешними нравами и обычаями.

20 октября 1935 года к писателю приехал один из сотрудников Репетиционно­го комитета Млечин. Супру­га Михаила Булгакова опи­сывает в своем дневнике их разговор и дальнейшую судьбу пьесы: "Последний никак не может решиться разрешить "Ивана Василье­вича". Сперва искал в пьесе вредную идею. Не найдя, расстроился от мысли, что в ней никакой идеи нет. Ска­зал: "Вот если бы такую ко­медию написал, скажем, Афиногенов, мы бы подняли на щит... Но Булгаков!...".

29 октября 1935 года. "Но­чью звонок Верова: "Ивана Васильевича" разрешили с небольшими поправками". 9 марта 1936 года М.А. Булга­ков, прочитав статью в "Правде" "Внешний блеск и фальшивое содержание", ска­зал: "Конец ... "Ивану Васи­льевичу".

11 мая. "Репетиция "Ивана Васильевича" в гримах и кос­тюмах. По безвкусию и безо­бразию это редкостная поста­новка.... Да, слабый, слабый режиссер Горчаков. И к тому же трус".

13 мая. "Генеральная без публики "Ивана Васильеви­ча". Впечатление от спектак­ля такое же безотрадное. Смотрели спектакль... Анга­ров из ЦК партии, и к концу пьесы, даже не снимая паль­то, держа в руках фуражку и портфель, вошел в зал Фурер, - кажется, он из МК партии".

Немедленно после спек­такля пьеса была запрещена. На этом сценическая исто­рия "Ивана Васильевича" за­кончилась. В критике чаще всего мелькала мысль, что М. Булгаков в этой пьесе вы­сказался резко отрицательно об Иване Грозном и результатах его царствования. Второе рождение «Ивана Васильевича» состоялось значительно позже, вошла в сценарий Леонида Гайдая в его знаменитом фильме "Иван Васильевич меняет профессию".

Но мало кто знает, что указанная выше сцена где "И.О." царя Ивану Bacильевичу Бунша не понравилась фраза из старинной песни, где царь был назван собакой, напрямую связана с нашим краем. Песня XVI века «Набег крымского хана", начинающаяся словами "А не сильная туча затучилась" написана специально по поводу разгрома армии крымского хана Девлет-Гирея русскими войсками под командованием воеводы Михаила Воротынского летом 1572 года у села Молоди.

Публикуем ее полно­стью.

"А не сильная туча зату­пилась, а не сильные громы грянули, куда едет собака крымский царь? А к сильному царству Московскому. А нын­че мы поедем к каменной Москве, а назад мы пойдем, Рязань возьмем. А как будут они у Оки-реки, а тут они ста­нут белы шатры расставливатъ. А думайте вы думу с це­ла ума, кому у нас сидеть в ка­менной Москве, а кому у нас во Владимире, а кому у нас си­деть в Суздале, а кому у нас держать Рязань старая, а кому у нас в Звенигороде, а кому у нас сидеть в Новгороде? Выходит Девлей-мурза сын Уланович: "А еси госу­дарь наш, крымский царь! А тебе, государь, у нас сидеть в каменной Москве, а сыну твоему во Владимире, а пле­мяннику твоему в Суздале, а сородичу в Звенигороде, а бо­ярину конюшему держать Ря­зань старая, а меня, государь, пожалуй Новым городом: у меня лежит там свет-добры дни батюшка, Девлей-мурза сын Уланович". Прокличет с небес господен глас: "Ино еси собака крымский царь! То ли тебе царство не сведомо? А еще есть на Москве семьдесят апостолов, опри- щенно трех святителей, еще есть на Москве православ­ный царь!" Побежал еси, со­бака крымский царь, не пу­тем еси - не дорогою, не по знамени, не по черному!".

Вот таким нехитрым способом популярная коме­дия оказалась связана с ис­торией нашего края.



Александр ДУДИН

Газета «Чехов сегодня» от 28 июля 2007 г.