Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

Статьи о Прокине


Слово об учителе



Второго апреля 1924 года в семье лопасненских аборигенов Марии и Михаила Прокиных родился мальчик, которого родители нарекли в честь Алексея – божьего человека.

Рождение произошло в белом бараке Кулаковской больницы, построенной и открытой заботами земского врача села Лопасни Веры Андреевны Павловской-Глуховской, современницы великого Антона Павловича Чехова. Этот белый барак долго служил первой колыбелью многим жителям большого подмосковного села.

Вся дальнейшая жизнь Алексея в детстве, юности и вплоть до сорокалетнего возраста, когда он уже давно стал Алексеем Михайловичем, протекала в деревян¬ных одноэтажных домах, располагавшихся на улицах деревни Новое Бадеево, вхо¬дившей составной частью в село Лопасню. Материнский дом стоял на перекрестке Московской и Почтовой, а отцовский невдалеке, тоже на Почтовой, выходя одной стороной на берег Лопасни. Здесь, совсем рядом с этими домами, находились несколько кузниц, помещения для хранения промысловых заготовок, небольшие лавки, лабазы и мелкие магазины, двухэтажный Дом крестьянина (гостиница), где на первом этаже был ресторан (в просторечии — «Чайная»), питейные заведения, называемые «американками».

Впервые свою подробную биографию Алексей Михайлович пересказал в 1989 году писателю Георгию Караваеву, который и изложил краткие вехи жизни нашего земляка-историка в сборнике «Остров Чехова. (От Мелихова до Сахалина: люди, судьбы, встречи)». Через несколько лет, на своем семидесятилетнем юбилее, A.M. Прокин повторил, но более подробно свои жизненные особенности. Он рассказал не только о себе, но и о людях в первую очередь, с которыми жил и общался, работал, встречался, исследовал и творил, он рассказывал о школе и учителях, о героях-лопасненцах, о городе и районе, в котором жил и которому служил верой и правдой.

— В Лопасне, — говорил Алексей Михайлович, — Прокиных было много. У деда — крестьянина Дмитрия — в семье воспитывалось и выросло восемь сы¬новей и одна дочь.

Почти каждый из них был личностью. Дядя, Александр Дмитриевич, после окон¬чания медицинского факультета Московского университета стал профессором хирургии и был настолько знаменит и известен, что его пригласили с доктором Молчановым оперировать Нобелевского лауреата, академика-физиолога Ивана Петровича Павлова. В 1905 году Александр Дмитриевич участвовал в революционных выступлениях, в том числе, митингуя в «Чайной» Синельщикова, которая располагалась на месте теперешнего сквера Памяти. Умер он скоропостижно от паралича сердца в 1943 году, до самой кончины опасаясь быть арестованным.

Другой дядя, Сергей Дмитриевич, служил во флоте и затем работал в ЧК, что не нравилось остальным родственникам. Владимир Дмитриевич был художником по тканям на Венюковской и Борис-Лопасненской текстильных фабриках, а потом уехал в город Иваново. Дмитрий Дмитриевич умер под Томском за «длинный язык». Попал он туда потому, что однажды в застолье, которое состоялось в родительском доме, сказал районному прокурору, что он пастух, за что был репрессирован.

Семи лет Алексей пошел учиться в начальную школу, где встретил свою пер¬вую учительницу — Ремизову Раису Ва¬сильевну. Учеба проходила в помещении бывшей земской школы, что находилась вблизи речушки Теребенки и располагала всего двумя классными комнатами. Много лет спустя это здание использовалось как детский сад.

Половина жизни Алексея Михайлови¬ча пришлась на сталинское время. Когда началась Великая Отечественная война, он семнадцатилетним учеником Лопасненской средней школы около десяти дней копал окопы под Смоленском. Если бы не врожденная близорукость, которой он страдал всю свою жизнь, то ушел бы добровольцем на фронт, и вряд ли мы бы испытали радость от общения с необыкновенным человеком.

Работать в школу учителем истории он пришел осенью 1942 года, в теперешнюю среднюю школу № 3, где его приняли в вой педагогический коллектив Иван Павлович Тимашков — директор и преподаватель физики, завуч Евгения Александровна Антонович – учитель биологии и химии, Ольга Петровна Король – учитель русского языка и литературы; преподаватели начальных классов: Мария Архиповна Баулина, Антонина Кузьминична Логачева и другие.

Именно с этого времени начался его поход в глубины истории родного города. Нет, не полжизни провел Алексей Михайлович в архивах, а значительно больше.

О его поисках, его обобщениях до мельчайших подробностей написала в своем очерке его бывшая ученица М. Орлова: «Увлекался то одним, то другим. Он считал, что слишком поздно взялся за фонд Гончаровых. Там ведь пачки писем Пушкиных, Гончаровых, Ланских. То увлекся любимым генералом Кутузова — Дмитрием Сергеевичем Дохтуровым, то натолкнулся на письма Петра Яковлевича Чаадаева, то влюбился в Михаила Федоровича Орлова, что жил в Нерастанном. В 1814 году ему сдался Париж. А Павлом Воиновичем Нащекиным из Рай-Семеновского, приятелем Пушкина, как было не увлечься.

Как-то заинтересовали старые рукописи в архиве древних актов, это целое судебное дело было о том, как Зачатьевские крестьяне при Петре Первом поднялись против подьячих и солдат. К этим бумагам возвращался не раз, все разбирал скоропись семнадцатого века. До Прокина никто в районе не занимался архивными изысканиями. Потому находки его — достояние. Кто-то бы сидел на своих открытиях, как скупой рыцарь. А Прокин расточает свои интеллектуальные кладовые даром. И в этом тоже его особость». До самой кончины он внешне при первом знакомстве производил впечатление какого-то неуклюжего и странного человека. Только после тесного общения удавалось распознать значимость его интеллекта. Значимость Прокина прежде всего заключалась в том, что он умел не только говорить и рассказывать, но и в том, что умел и мог внимательно слушать. Умел из не всегда складного и путного материала выбрать нужную крупинку и использовать в своих исторических краеведческих изысканиях. И еще его значимость и величие выражалось в том, что старался передать нужное и ценное своим ученикам и слушателям.

За вечным поиском исторически неизведанного, он долго искал свою вторую половину, искал человека, сумевшего разделить с ним все превратности судьбы и создать семейный флер и уют.

Это случилось на его тридцать первом году жизни. Летом 1954 года мы расставались на Киевском вокзале, откуда Алексей Михайлович отправлялся в далекую Молдавию, чтобы возвратиться оттуда в Чехов с очаровательной черноглазой Ниной Викторовной.

Это было потом — рождение первенца — Елены и сестер-близнецов – Наташи и Аси, это было потом – награждение за педагогические заслуги орденом Почета, это было потом – публикация первой книги об истории города и избрание его Почетным гражданином. А в июле 1954 года была тревога за итог намечаемой встречи и трепетное дружеское расставание. Только через полгода известил меня на далекой Камчатке мой учитель о своем семейном житье-бытье и обретенном счастье.

Возвращаясь к его биографическим вехам, следует отметить, что заочно с отли¬чием окончил областной педагогический институт (ныне Университет). Два года обучался там же в аспирантуре, а потом возвратился в школу и проработал в ней сорок четыре года. Ежегодно во время и после Великой Отечественной войны ездил со старшекласс¬никами в колхозы и совхозы района на сельхозработы, ходил с учениками и коллегами в походы по рекам: Лопасне, Наре, Протве, Оке, по чеховским местам Подмосковья. Именно в эти годы состоялись наиболее удачные школьные выпуски. Сре¬ди его учеников оказались будущие россий¬ские ученые, писатели и поэты, артисты, врачи, инженеры, Лауреаты Государственных премий, администраторы, руководители промышленных и сельскохозяйственных предприятий. Это те молодые люди, отцы и дядья которых были на фронте, и их жизненные позиции сближались и помогали сплотиться.

— Школьные классы, — говорил Алексей Михайлович — они разные. Иные, как хрупкая стеклянная люстра, при слабом прикосновении рассыпались на мелкие осколки, а другие, как наши предки славяне - варили железо в маленьких примитивных домницах. Я рад, что участвовал в варке и ковке этого железа.

Выйдя в 1986 году на пенсию, долго не мог прийти в себя от большого количества появившегося свободного времени, а потом стал готовить материал и выступать с лекциями по темам: «Пушкины в Лопасне», «История края», «Чехов в Мелихове», публиковал исследования по краеведению в местной печати, проводил экскурсии по городу и району, надиктовал тексты своего видения регионального краеведения для Государственного литературно-мемориального музея-заповедника А.П. Чехова в Мелихове, продолжал выступать с лекциями нa военно-патриотические темы, используя при этом, если позволяла ситуация, экспозиции музея, размещенного в городской музыкальной школе.

С 1963 года, совместно со своими учениками, начал работать над созданием очерковых краеведческих книг. Так, в 1967 оду в издательстве «Московский рабочий» появилась первая краеведческая книга о Лопасне и районе «По родным местам», затем, в 1977 — «Город Чехов и его окрестности», в 1981 — статья в трехтомном сборнике «Города Подмосковья», в 1995 - брошюра «От волости Лопасни к городу Чехову», в 1998 — «Колыбель и слава предков».

Его всегда тянуло к творческим людям, будь это маститый скульптор или художник, писатель или поэт, человек интеллектуального труда или просто очередной чудак-графоман. Он посещал музеи, выставки, творческие вечера, диспуты, находил время для долгих задушевных бесед с участниками мероприятий. Умел подметить даже, казалось, в совсем ненужных текстах изюминку, сатиру и юмор.

Что всегда, во все обозримые времена, отличало Алексея Михайловича Прокина, как педагога и человека? Это умение развить в ученике самостоятельность мышления, способствовать росту этой самостоятельности, невидимо оказывать поддержку в добрых и неординарных творческих начинаниях. Наконец, простая человеческая моральная помощь в быту, на работу, в жизни. Администрация города Чехова откликнулась на пожелания общественности, и в День города 25 августа будет открыт па¬мятник А.М. Прокину, человеку, который и сам не заметил, как стал частью нашей региональной истории. В этом прослежи¬вается добрый и знаменательный знак. А. В. МАКАРОВ, академик МАИ, член Союза писателей России

ВОСПОМИНАНИЯ О ЗАМЕЧАТЕЛЬНОМ УЧИТЕЛЕ

На своих новых учеников он сначала не произвел никакого впечатления. Монотонным, гудящим голосом он читал лекции по истории, был очень тяжел для восприятия. Девятиклассни¬кам уроки казались такими неинтересными... Лишь потом они осознали, насколько им повезло, какой удивительный человек появился в их жизни. Алек¬сей Михайлович Прокин был не про¬сто учителем. Словами сложно выразить, как много он сделал для своих учеников, скольким помог твердо встать на ноги, не свернуть с правильного пути. Воспоминаниями о дорогом, уважаемом, любимом учителе А.М. Прокине делится его бывшая ученица, выпускница 1974 года школы № 4, ныне режиссер Антонина Анисимовна Ламеко: — Это был мягкий, добрый, скромный человек. Алексей Михайлович пришел к нам классным руководителем, дисциплина у нас «хромала», но преподаватель не позволял себе повышать на учеников голос, а когда все-таки приходилось это делать, он краснел, так как ему становилось неловко. В адрес провинившегося в чем-либо ученика А.М. Прокин всегда находил слова оп¬равдания и, как тигр, бросался на его защиту. У Алексея Михайловича было особенное отношение к детям. Он считал, что ребенка нужно хвалить, возносить, видеть в нем только хорошее и это хорошее растить, только тогда из него получится настоящий человек.

А. М. Прокин безгранично любил свой город и передавал эту любовь нам. Каждый год мы убирали на могилах у Зачатьевской церкви, регулярно ездили в Мелихово. Алексей Михайлович много рассказывал об А. П. Чехове. Однажды он водил нас к бабушке, которую когда-то лечил сам Антон Павлович.

А.М. Прокин посвящал своим ученикам очень много времени, принимал участие в судьбе каждого, помогал решать любые проблемы. Помню, как он переживал, когда мы сдавали экзамен. Алексей Михайлович стоял в коридоре и дрожащими руками держался за подоконник. «Ну как?» — взволнованно спрашивал он у «отстрелявшихся». Ребята чувствовали искреннюю заботу учителя и отвечали ему тем же. Когда Алексей Михайлович заболел, они ездили к нему в Долгопрудный, где он лежал в больнице. А после выписки взяли над ним шефство. Два здоровяка из класса, проведя воспитательную работу со школьниками помладше, дежурили у дверей кабинета, где Алексей Михайлович проводил урок. И не поздоровилось бы тому, кто надумает плохо себя вести. Позже учитель случайно узнает об этом, от чего чувствовал себя неловко. Огромное спасибо людям, которые решили установить памятник А.М. Прокину. Хотелось бы, чтобы он не стал бездушным камнем, чтобы люди знали об этом человеке, понимали, за что ему такой почет и уважение. И главное, если каждый сделает хотя бы частичку того, что сделал Алексей Михайлович, это будет для него самой лучшей памятью.




Ирина Долгих.

г. Чехов.

Газета «Чехов 2000» от 11 августа 2001 г.