Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

Победители

Адреса полевой почты


Анастасия Владимировна Бурякина


Было почти все, как в дофронтовой жизни, когда она работала на почте в под-московной деревне Волосово: опечатанные мешки с письмами, посылки, пакеты за сургучными печатями, сопроводительные документы-реестры, все как и положено в почтовом ведомстве. Только тогда все это доставляла специальная крытая машина, а здесь была тряская полуторка, перепаханная колесами и танковыми гусеницами дорога. Часто приходилось объезжать воронки от взрывов, залитые коричневой болотной водой или присыпанные свежим снегом. И письма в мешках в кузове полуторки не в заклеенных конвертах, а солдатские треугольники, сложенные из листков, на которых в углу рисунок, изображающий чаще всего танк или самолет, или солдата в каске с занесенной гранатой. Такие треугольники шли в оба конца — и с фронта, и на фронт.

Анастасия сама удивлялась крутому повороту в судьбе, который привел ее во второй эшелон фронта. Впрочем, здесь, рядом с передней ли¬нией, было все относительно и часто не разобрать, где кончается первый и начи¬нается второй эшелон. . А вообще еще в той мир¬ной жизни она думала стать колхозным пчеловодом — была к этому делу склонность и даже опыт — у отца бы¬ла пасека, а потом и в кол¬хозе, который назывался «Ключ труженика», появи¬лось десятка полтора ульев и она успела даже порабо¬тать на пчельнике. Потом началась война, и уже осенью потянулись через Волосово первые отступающие наши войска. Где-то под Тулой создалась угрожающая об¬становка, и правление колхо¬за решило пчел раздать по дворам. Вот тогда-то и пошла она работать в местное поч¬товое отделение.

Все решил звонок из Лопасни. Говорил начальник почты: «На твою, Анастасия, долю выпало счастье — идти в действующую армию». Потом пришла повестка из воен-комата. Ее проводила мать, отец был на работе. Анастасия Бурякина попала в тринадцатую артиллерийскую дивизию прорыва резерва главного командования, действующую на поддержке армий, стоящих в обороне или идущих в наступление.

И вот он — Северо-Западный фронт, рубеж обороны под Старой Руссой, полевая почта с пятизначным номером, полуторка, невыносимые дороги, мешки с солдатскими треугольниками в кузове, обменный пункт, куда она доставляет эти рассортированные ею же солдатские письма и забирает те, что пришли сюда, в адрес полевой почты дивизии, к бойцам — от матерей, жен, сестер, младших братьев — привет из далекого дома. Река Ловать под Старой Руссой, крутой обрыв высокого берега и дорога — по самой кромке этого обрыва, с другой стороны — стена леса. С шофером, костромичем Володей Кравцовым, они пробираются берегом реки - за почтой, которую ждет дивизия Наверное, в ту пору не было бойца, который бы не ждал весточки из дома, эти письма придавали сил, были надеждой и живой связью с прошлым и будущим, их носили в карманах гимнастерок и шинелей, перечитывали, по многу раз рассматривали любительские снимки. И сами бойцы писали, когда выдава¬лась свободная минута, положив листок бумаги на лафет пушки или приладив к прикладу винтовки.

Почту на ближний прифронтовой аэродром доставили транспортный самолет «Дуглас» или похожий на стрекозу «У-2» с открытой кабиной, в которой был виден летчик в больших очках и меховом комбинезоне. «Почтовика» тоже могли сбить в пути, а их полуторка - попасть на мину или под артналет, но то, что они делали, было их военной работой, очень нужной и важной.

Второй эшелон — артиллерийские бригады и полки, - в 2—3 километрах от передней линии. Анастасия Владимировна и сейчас помнит калибры орудий, которые вели огонь по немецким боевым порядкам, громили тылы противника. На берегах реки Ловать дивизия попала в окружение и отбивалась несколько дней, а им приказали подготовить к уничтожению печати и все документы. Но с большими потерями кольцо было прорвано.

Против нашей артиллерии вела активные действия артиллерия противника, авиации.

- Часто приходилось попадать под артналеты и бомбежки?

А как же,— даже удивилась Анастасия Владимировна столь наивному вопросу. Их работу приравнивали к боевой, так оно и было. И по отметкам в воинских документах можно судить о пути, который проделала вместе с дивизией полевая почта, где несла службу Анастасия Романова. Ей объявлены благодарности Верховного командования за участие в освобождении Орла, Белгорода, Харькова, Киева, за прорыв обороны немцев на путях к Львову, и еще за прорыв сильно укрепленной обороны немцев западнее города Сандомира, за участие в освобождении города Катовицы, форсировании реки Одер, в прорыве сильно укрепленной долговременной обороны на западном берегу этой реки за города Бреслау, Оппельн, Опава, Оломоуц — это была уже Силезия, германские реки и города.

Анастасия Владимира награждена орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», и «За победу над Германией», орденом Отечественной войны второй степени.

Муж Евгений Васильевич Бурякин воевал в авиации, умер несколько лет назад. Бревенчатый дом в Волосове почернел, чуть ссутулился от времени — его строил еще отец Анастасии Владимировны. Но пятистенная изба еде крепка, в просторных санях стены цвета слоновой кости и такой же твердости. Летом в комнатах прохладно, зимой тепло. За домом - вплотную хозяйственные пристройки, засыпанный снегом старый сад.

Первый день зимы, солнечно и морозно, но из открытой двери скотного сарая тянет теплом. Седая невысокого роста женщина несет по проторенной в снегу тропинке два ведра воды, ставит ведра на чисто подметенный пол пристенка и отдышавшись, говорит. «Вот так с утра до вечера, сын давно отговаривает — зачем, мать, столько скота держишь, а я себя как с детства помню - всегда наша семья при хозяйстве жила и не могу представить, чем бы занималась, если не скот».

Ей 70 лет, за плечами воина не те годы и здоровье. А день-деньской кормит, поит свой скот, прибирает в коровнике, доит коров. Умные животные узнают хозяйку едва заслышав ее шаги. Живет Анастасия Владимировна небольшой пенсией и продажей молока, но здесь, в Волосове, коров держат многие, и спрос небольшой. Помощники - сын Александр и внук Владимир.

Над деревней сверкал инеем зимний день, слышно было, как со звоном бьет о дно ведра вода из колонки, и где-то за домами стучит топор - там строятся дома-дачи. А старая деревня живет своей жизнью. На таких деревнях и таки людях выстояла в ту воин, вся Россия.


А. Фомин


На снимке. Анастасия Владимировна Бурякина.


Газета «Чеховский Вестник от 8 декабря 194 г.