Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Начало войны


Грянула война - Часть 2



После того, как немецко-фашистским войскам удалось захватить Малоярославец, особенно упорные бои развернулись на Варшавском шоссе — наиболее короткой дороге к Подольску и Москве. Задержать оголтелого врага, выиграть время — такая задача стояла перед каждым нашим бойцом и командиром. Ослабевшие после тяжелых боев и потерь части 312-й и 53-й стрелковых дивизий в конце октября вышли на рубеж реки Нары.


Когда полковник Александр Федорович Наумов прибыл в Каменку, где тогда располагался штаб 42-й армии, ему было приказано из оставшихся частей и подразделений названных дивизий сформировать новую 53-ю стрелковую дивизию и занять оборону на линии—Дмитровка — Тетеринки — Колонтаево — Ильино — Климовка — Круча — Рогово.


Напутствуя Наумова, командующий армией генерал-лейтенант К.Д. Голубев сказал:


— Вы должны знать и помнить, что рубеж по Наре, где мы сейчас находимся, является последним рубежом нашего отхода. Здесь противник должен быть разгромлен.


Этим настроением, вспоминает командир 53-й стрелковой дивизии А.Ф. Наумов, проникся каждый боец и командир соединения.


Находясь в обороне, части дивизии непрерывно вели активные действия против фашистских войск. В журнале боевых действий соединения было отмечено: «Особенно успешно действовала разведка 12-го стрелкового полка во главе с капитаном Рыжих. В районе деревни Колонтаево разведчики, ворвавшись в расположение блиндажей противника, забросали их гранатами — уничтожено до 20 фашистов, взят в плен один немец».


В течение четырех суток героически сражался с фашистами второй батальон 12-го стрелкового полка. Несколько раз враг пытался атаковать подразделение в лоб,- но все атаки были отбиты с большими для него потерями. Тогда немцы атаковали батальон одновременно с фронта и тыла, но и эти попытки не имели успеха.


В одном из боев красноармеец 5 роты Щапков первым поднялся в контратаку с возгласом: «За Родину, вперед!» Дружным натиском враг был отброшен на исходный рубеж. В этом бою другой красноармеец — Володин уничтожил 15 фашистов. Вскоре командующий 43 армией генерал-лейтенант К.Д. Голубев прислал на имя капитана Ф. Рыжих благодарность и поздравление бойцам, командирам и политработникам батальона.


Фашистская пуля прервала жизнь бесстрашного командира. Капитан Рыжих был убит во время разведки у деревни Петровки, а похоронили его в Дмитровке. В память о герое на вражеские позиции был совершен мощный огневой налет из всех видов оружия.


В ночь на 17 ноября саперный взвод во главе с командиром роты 103 ОСБ лейтенантом Александром Николаевичем Зотовым должен "был заминировать "подходы к деревне Колонтаево. Бойцы с минами выползли из окопов. Все были в белых маскировочных халатах — как раз накануне выпал снег. Саперными лопатами копали не замерзшую еще землю и ставили противотанковые и противопехотные мины.


Операция шла к концу. А.Н. Зотов устанавливал последнюю мину. В это время противник дал очередь из пулемета. Одна из пуль угодила в мину, и та взорвалась. Чудом А.Н. Зотов остался жив, но ему выжгло глаза и сильно повредило левую руку. Бойцы на плащ-палатке вынесли его в Дмитровку, откуда переправили в деревню Тюфанку, где находился полевой госпиталь, затем — в Москву.


Вернувшись из госпиталя, А.Н. Зотов нашел в себе силы продолжить свои довоенные занятия архитектурой. Глубокое знание предмета, упорство и мужество, поддержка товарищей помогли ему не только вернуться к любимой работе, но и стать впоследствии одним из ведущих архитекторов в городе Ташкенте.


О боевых действиях разведчиков рассказывает начальник разведки 12-го стрелкового полка Василий Федорович Горинев:


«В полковую разведку я попал потому, что хорошо знал немецкий язык, легко мог перевести какой-либо немецкий документ. Однажды, в начале ноября 1941 года, приезжает комдив А. Ф. Наумов с начальником разведки дивизии и приказывает взять и доставить «языка» противника.


Сутки я тщательно изучал оборону немцев, лишь после этого группа направилась в тыл врага, который занимал оборону по опушке леса, восточнее совхоза им. Марата. Нас было: взвод разведки (35 человек), два сапера, радист и я.



Зашли мы с тыла немецкой обороны. Бойцов оставили в лесу, а со старшиной незаметно осмотрели позиции гитлеровцев. Уточнили, где их землянки, техника, где стоят часовые. Весь отряд я разделил на группы, каждая получила точное задание. Землянки забросали гранатами, захватили двух часовых. Приказ командования был выполнен. В этой операции я был ранен в ногу, но с фронта не ушел; около трех недель пробыл в своей медсанчасти. За эту операцию меня наградили орденом Красного Знамени».




       А. ПРОКИН, краевед.
       Газета «За коммунистический труд» от 23 апреля 1977 г.