Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

Лопасня предвоенная

Самый памятный май



Навсегда осталась в памяти та весна. На воротах неказистого кирпичного здания кто-то спешно приколачивал вывеску: «Лопасненская МТС». Мы только что окончили курсы трактористов. И вот теперь пришли работать самостоятельно. Один из парней, Коля Рыжов, слегка толкнул меня в бок:

- Смотри, Миша, а мы ведь первыми будем...

В МТС всего 27 тракторов. Из них 4 американских. Вскоре «фордзоны» и «джондиры» целиком уступили место советским машинам с маркой «ХТЗ». Прибытие их для нас было настоящим праздником. Как сейчас вижу взволнованные радостные лица ребят: братьев Петра, Павла и Василия Шаргунов, Василия Заграя, Андрея Стасюка.

 Мы пропадали на эмтээсовском дворе до поздней ночи. Ощупывали, рассматривали каждую деталь. Спорили о достоинствах наших стальных коней. И все были единодушны: «фордзонам» далеко до наших «ХТЗ».

За каждым трактором закрепили двух механизаторов. Моей сменщицей оказалась Александра Сверчкова — единственная женщина в механизаторском коллективе. И, конечно, лучшую машину ребята безоговорочно уступили Шуре. Кстати, потом она много лет была лучшей в соревновании трактористов района.

Осенью 1935 года руководство МТС наградило ее Почетной грамотой за высокие достижения в труде.

Прокладывать первую борозду решили как раз в день 1 Мая. Выбрали бугор в Кузьменках. Накануне бригадир Макаров предупредил:

— Тем, кому выезжать во вторую смену, отдыхать с утра.

Только куда там. Еще и солнце не поднялось, а вся бригада уже у трактора. И сменщица моя Шура Сверчкова тоже здесь. С завистью смотрит за каждым моим движением у машины. Понял ее без слов.

— Давай, начинай, — говорю ей.

Не успел моргнуть глазом, как Александра уже на сиденье. Радуется: право проложить первую борозду досталось ей. Музыкой разносится по полю под рокот нашего «ХТЗ». Клубится из-под гусениц пыль. Оглядываюсь и вижу: по обочинам поля стеной стоят люди. Из Кузьменок, Люторецкого... Трактористы МТС работали день и ночь. Стране нужен хлеб. Много хлеба. При норме 3 гектара мы вспахивали 5—6. Особенно ладилась работа у нашей Сверчковой.

В ту же весну прямо в борозде погиб один из наших товарищей — тракторист Виктор Шереметьев. Погиб не от кулацкой пули, не в бою. Экспертиза установила: механизатор переутомился и на какое-то время уснул прямо за рычагами. Трактор перевернулся...

В тот день Виктор Шереметьев проработал на вспашке более 12 часов. Помнится, и со мной сллучилась беда. Ночью, заводя трактор, сломал руку. Наутро в больницу пришел бригадир, вижу, расстроен, но молчит. Ясное дело: нужен я ему в поле, а не в больничной палате. И у самого на душе кошки скребут. Выходит, подвел бригаду. Дня через три я снова сел за рычаги. Управлялся одной рукой.

Немало весен прошумело с тех пор. Но это самая памятная — весна 1935 года. Весна моей первой борозды.




М. ЛЕСОВОЙ бывший тракторист первой Лопасненской МТС.


Газета «За коммунистический труд» от 1 мая 1970 г