Музей памяти Лопасненского края г. Чехов

История Лопасни

В храбрости не уступали



партизвны 1812

Тщательно исследуя причины гибели "великой армии" Наполеона и победы русского народа в Отечественной войне 1812 года, Л.H. Толстой пришел к твердому убеждению, что одной из них явил­ся народный характер этой войны "Дубина народной войны, - писал он, - поднималась со всей своей грозной величественной си­лой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие".

...Военные действия охватили за­падную часть нашего района. После того, как русская армия оставила Москву, она укрепилась на реке Наре, в Тарутине, прикрыв тем самым ору­жейные заводы в Туле, провиантские склады в Калуге.

В Тарутине за короткий срок рус­ская армия, особенно кавалерия, вы­росла вдвое. В то время на Дону был отдан приказ всем казакам с 15 до 60 лет следовать в действующую армию. Подтянули орудия, запасы зимней одежды, каждый день шло обучение новобранцев. Авангард русских войск занимал линию от деревни Дедни до деревни Глотово. Корпус Мюрата рас­положился по речке Чернишне, впада­ющей в Нару, - от Стремилова до Кузовлева. Французские фуражиры посыла­лись в разные стороны, они часто от­нимали у крестьян зерно, овес, сено. Доходили до самой Лопасни. Нередко грабили крестьян, забирали послед­ние припасы и даже убивали. Францу­зы почти целиком сожгли деревни Алексеевку, Ефимовку, Шарапово, Жуково-Масново. Крестьяне спаса­лись в лесах, жили в землянках. Судя по переписи 1812 года, почти целиком погибли или, как тогда говорили, "по­гасли" старики и дети.

Исправник города Серпухова со­общал в штаб Кутузова: "Неприятель вчерашний день ступил с границы Серпуховского уезда, произвел грабе­жи и разные насилия, а при том в сель­це Алферово убито крестьян мужско­го пола 3, женского 1, ранено мужско­го пола 4 человека". Народ поднялся на борьбу с вра­гом, формировалось народное ополче­ние. Из Лопасни в него вступило 48 человек, из Васькина - 34, Якшина - 49, Любучан - 47 человек и т. д. Опол­ченцы прошли через крупнейшие сра­жения с французами. В Бородинской битве отличились Петр Денисов из Гришенок, Афанасий Гаврилов из Ко­ровина, Иван Ефимов из Пешкова, Петр Сергеев из Ермолова и многие другие ополченцы. По словам очевид­цев, "несмотря на весьма несовершен­ное вооружение, состоящее из одних пик, они в храбрости, стойкости не ус­тупали линейным войскам".

Брались за топоры и вилы и наши крестьяне, защищая себя. В военных сообщениях сохрани­лись такие данные: "В округе истреб­лено злодеев в казенном селении Стремилово пять человек, в Лопасне - два, в деревне Дубна - два и т. д.". М. И. Кутузов окружил Москву ле­тучими партизанскими отрядами, дей­ствовавшими на всех дорогах, веду­щих к столице. Отлично понимая зна­чение партизанской войны, он писал дочери Е. М. Хитрово: "Между тем, я веду с ними малую войну, и не прохо­дит дня без того, чтобы мы не взяли триста человек в плен". Двадцать шестого сентября на Серпуховскую дорогу был послан от­ряд во главе с полковником князем Николаем Даниловичем Куцашевым. Он получил два казачьих полка и две пушки, которые пришлось из-за осен­них грязных дорог отправить обратно в Тарутино. Находясь в деревне Высоково, Кудашев получил от местных крестьян известие, что в Жукове-Гуляеве находятся французские солдаты. Он послал туда казачью сотню, кото­рая захватила пленных и вызвала панику во всем французском лагере Мюрата.

Прибыв в Лопасню, Кудашев пере­двинул Башкирский полк на линию Молоди - Любучаны. Этот полк во главе с майором Лачиным составил надежную загради­тельную полосу и обеспечил безопас­ность правого фланга, отряда Кудашева. Оставив двадцать казаков в Высокове для связи с армией, Николай Да­нилович послал своих людей на Коло­менскую дорогу, где действовал пар­тизанский отряд во главе с полковни­ком Ефремовым.

Уже 17 сентября произошло круп­ное сражение у села Никольское (так Н. Д. Кудашев называл село Шарапо­ве, очевидно, по церкви Никола-Бобровки или по обозначению на военной карте). Под Шараповым Кудашев имел всего 500 казаков, но не побоял­ся атаковать 2500 французов. Через три дня новое сражение - в Подольском уезде у села Чегодаево. Казаки Кудашева получают подкрепление - 130 башкирцев и отбивают французов от села Молоди. Кутузов доволен своим зятем Николаем Даниловичем. Он пишет жене: "Кудашев ходит с партией и служит отлично".

Партизанская борьба продолжа­юсь. Третьего октября хорунжий встретил неприятельский обоз за Чириковым Подольского уезда. Он имел всего 50 казаков, но принял бой, в результате которого взял в плен 30 французов, две коляски и три брички. В тот же день сотня казаков, посланная к селу Васильевское (Скурыгино), напала на французских конников и гнала их до деревни Петровки, где есаул Ананьев взял в плен 27 французов. Четвертого октября Кудашев получает приказ Главнокомандующего доставить языка из числа старших офицеров. За это опасное дело взялся помощник Кудашева Алексей Степанович Кожухов (проводником у него был лопасненский крестьянин). Отряд из немногих казаков подошел к Красной Пахре. Старик-крестьянин пробрался к самому дому, где французы парили рожь и варили конину. Взять офицера не представлялось никакой возможно­сти. "Тогда, - рассказывал Кожухов, - мы расположились в лесу недалеко от старой Калужской дороги. На рассве­те потянулись обозы, кавалеристы, пе­шие солдаты, но не то нужно мне бы­ло. Наконец, показался конвой. С при­ближением их я усмотрел треуголь­ную шляпу, огромные усы и бакенбар­ды. Условный знак был дан. Весь кон­вой в наших руках, несколько выстре­лов не помешали нам овладеть ими и утащить в лес. Была захвачена сумка с бумагами, пленного перебросили че­рез казачью лошадь и устремились в Тарутино".

Бумаги, захваченные в этой дерз­кой операции, оказались очень важны­ми: офицер из штаба маршала Дарю вез приказ Наполеона о переброске в Можайск тяжелых орудий. Чувствова­лось, что он собирался оставлять Москву. Одиннадцатого октября Кутузов, узнав о том, что Наполеон оставил Москву, приказывает Кудашеву напра­виться на Калужскую дорогу, где его отряд слился с русской армией. В те дни Кутузов писал своему зятю, сенатору Толстому: "Истинно русские понимают, что компания в настоящее время только начинает­ся. Мы переносим театр войны, прикрывая Тулу и Калугу".



А. Прокин, краевед.

Газета "За коммунистический труд" от 2 февраля 1984 года.