Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Начало войны


Им было семнадцать


Зазвонил телефон. Беру трубку. По голосу узнаю Антонину Ивановну Коняеву, бывшую учительницу, а ныне активнейшего краеведа: — Есть интересная находка. Приходите...

И вот я в доме № 1 на Пушкинской улице г. Чехова.

— Посмотрите эту книгу, — предлагает, немного волнуясь, Антонина Ивановна. Точнее, это не книга. Фотоальбом. На глянцевой суперобложке красными тревожными буквами — «Великий подвиг». Это юбилейный фотоальбом, изданный в 1965 году, — к 20-летию победы Советской Армии и народа над фашизмом.

Одну за другой листаю страницы. Нельзя равнодушно смотреть на фотоснимки, рассказывающие о героизме и мужестве советских людей. Вот они, слившиеся с пулеметами, бросающиеся в атаку, взрывающие составы, умирающие. И нет в этих лицах страха и покорности. В них — гнев, ненависть, решимость бороться до конца — до победы.

И вдруг... Знакомое лицо! Всматриваюсь. Не верится. В худом высоком парне в очках узнаю Алексея Михайловича Прокина — учителя средней школы № 4. Рядом с ним темноволосый вихрастый юноша.

— Лопасненский? — спрашиваю Антонину Ивановну. И слышу в ответ:

— Сын. Павел.

Под фотоснимком подпись: «Лопата — тоже оружие, и если тебе не хватило винтовки, возьми лопату, товарищ!»

В этот же день Алексей Михайлович был в редакции.

— Да. Это мы с Пашкой Капцовым. Друзьями были. Учились вместе в девятом классе...

...Им тогда было по 17 лет. И не верилось, не хотелось верить, что где-то ранним июньским утром на краю Советской земли под огнем умирают наши советские люди. И, быть может, их сверстники, которым еще нет и восемнадцати...

Что ты можешь сделать для матери-Родины в тяжкую годину? Этот вопрос в первые дни войны встал перед каждым. 2 июля в Лопасненском Доме культуры со всех школ района собрались комсомольцы-старшеклассники. Коротким было слово директора Лопасненской школы Сергея Васильевича Заикина.

— Вам рано воевать. Но вы сильны и молоды. А Родине нужны ваши молодые руки. Через несколько дней 160 лопасненских школьников-комсомольцев были уже под Вязьмой. Задание прозвучало как приказ: путь врагу должны преградить противотанковые рвы, Казалось, чего проще? Орудуй лопатой — и все. Но это только казалось. Копали днем и ночью. Но чаще — ночью. Копали яростно. Без устали. Спали под открытым небом, коротким мертвецким сном, и просыпались от глухого рева немецких бомбардировщиков, вереница за вереницей направлявшихся в сторону Москвы.

Их уже осталось 30 человек. Те, кому не было 17, отправлены домой. Но и 30 семнадцатилетних, уставших до чертиков, копают, копают днем и ночью. 6 кубометров земли в день — вот норма, которую они определили сами для себя щедрым комсомольским сердцем... Прошли годы. Многое пережито, перевидано. Появились новые друзья и товарищи.

— Но друзей военного времени никогда не забыть, — говорит Алексей Михайлович. — Я их помню молодыми и мужественны ми. Я их помню в 17 лет... А как сложилась судьба Павла Капцова? В марте 1942 года он ушел добровольцем на фронт. И с тех пор всю свою жизнь посвятил военному делу. Сейчас под¬полковник в отставке Павел Павлович Капцов живет в Москве.

Школьный новогодний бал! Кружатся пары. Песни. Шутки. Вот еще не окрепнувшим баском засмеялась группа ребят. Семнадцатилетних. Алексею Михайловичу взгрустнулось на миг: в январе 1941 его друзьям тоже было по 17... Так же смеялись и басили, так же изподтишка поглядывали на сверстниц-девчонок и смущались от их веселых лукавых взглядов. Сегодня они смеются и робеют перед одноклассницами, но если завтра грянет лихая година, они, семнадцатилетние, сделают все, чтобы не дать в обиду свою Родину. Верными сыновьями растит их Советская Отчизна.

Фото 1
Л. ШУЛЬЖЕНКО.

На снимке: фотография из фотоальбома, о которой рассказывается в этом очерке. Слева — П. КАПЦОВ, справа А. ПРОКИН.



Газета «За коммунистический труд» от 1 января 1967 года.