Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Начало войны


Через минное поле


21 июня 1941-го в единственной в то время Лопасненской школе был выпускной бал. Кружились пары, звучали тосты, и казалось не было людей счастливей, чем эта молодежь, проучившаяся десять лет и теперь праздновавшая свой выпуск в большую жизнь. Здесь были мечтатели, романтики, и никто из них не мог даже предположить, что готовит им грядущий день.

22 июня они всем классом пошли в лес, праздник продолжался до вечера, а когда вернулись, узнали — началась война. В этот же день им принесли повестки. Павел Трифонов мечтал стать офицером и успел подать заявление с просьбой допустить до экзаменов в Ленинградское инженерное училище и прибыл сюда сразу после объявления войны. Курсантов вскоре бросили на Корейский перешеек, здесь учили их на местности на саперов-минеров, обучали пару месяцев, а затем училище эвакуировали во Владимирскую область. И той же осенью курсанты были переброшены под Москву, враг рвался к столице, не считаясь с потерями. Саперы-минеры хоть и были наскоро обучены, свою задачу знали четко — нужно было минировать подходы к огромному городу, а потом, когда враг был отброшен, наоборот, разминировать.

Волоколамское направление, потом станция Шаховская, деревни Пустой Вторник и Середа — такие были странные названия у этих населенных пунктов. На этом рубеже наши войска держали оборону, а саперы минировали и снимали мины, строили командный пункт, получалось так, что чаще всего ходили за передний край саперы и разведчики.

Давно известна истина, что сапер ошибается раз в жизни.

— Мы ставили мины на нейтральной полосе, линия фронта — рядом, напарник пошел за противопехотными минами, нес их заряженными, на боевом взводе. И где-то ошибся, прогремел взрыв, напарника убило наповал, меня контузило,— вспоминает Павел Константинович Трифонов.

Он пролежал без сознания в снегу всю ночь, пока его не обнаружили и не выта-щили еле живого и обмороженного в расположение своих войск. Госпиталь — и опять фронт. И опять была контузия, госпиталь, пересылочный пункт и направление в пулеметное училище, в г. Энгельс. Отсюда он вышел лейтенантом, командиром пулеметного взвода.

...Они шли по земле Украины. Не забыть форсирование Днепра. Под огнем преодолели водную преграду и уже на другом берегу Павел Константинович был дважды ранен — пули вошли в ногу и руку. Это вдобавок к двум предыдущим контузиям было уже слишком. До января 1944 года он вновь в госпитале, а уже после — назначен в учебный дивизион, готовить сержантов.

Наверное, за каждой скупой фразой бывшего фронтовика - богатейший газетный и жизненный материал. Но он рассказывает о себе именно в таком стиле — воевал, был контужен, ранен, только на то она и война.

Трифонов вспомнил, как под Москвой встретился случайно с бывшим директором школы Сергеем Васильевичем Заикиным, который был командиром артиллеристского взвода, и как несказанно обрадовался своему бывшему ученику директор.

— Практически весь наш выпуск, мужская его часть, прошел через войну, всего 18 человек, и не все вернулись. Ушла на фронт большая часть преподавателей. Павел Константинович вспомнил имена школьных друзей, однополчан, с кем свела в свое время судьба. Кто-то не вернулся, а кто ушел из жизни уже после войны. Он небольшой охотник до воспоминаний. А вот тот выпускной запомнился. Июнь, выпускной, надежды, которые оборвала война.

Фото 1



А. ФОМИН.


На снимке: П. К. Трифонов (первый справа) с выпускниками Лопасненской средней школы.



Газета «Чехвский Вестник» от 14 января 1995 года