Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Стремиловский рубеж


Помнят березы Подмосковья...


- У меня все началось с Куйбышева,— говорит Лидия Михайловна Капцова. В самом еще начале воины она уехала из Венюкова в этот город на Волге вместе с заводом и там работала. Программа у них была сложной и напряженной, выпускаемая продукция шла на фронт. На заводе немало трудилось специалистов, при¬ехавших из Лопасни и Венюково, И все были как одна семья. Так было до 1942 года, когда пришла телеграмма о гибели двух двоюродных братьев, подорвавшихся на гранате, и ей дали отпуск на десять дней — так оказалась Лидия Капцова опять в Лопасне.

Шел 1942 год, она уже собиралась вернуться в Куйбышев, а здесь повестка из военкомата - ее призывали на военную службу. В Лопасне формировался сорок девятый истребительный женский батальон, в который ее и зачислили.

- Все и было как на военной службе: выдали нам, девчатам, шинели, гимнастерки, брюки, ботинки с обмотками, винтовки, патронташи. Больше всего смеялись мы над обмотками, но наловчились управляться с обмундированием не хуже опытных бойцов. Бегали с полной выкладкой, ползали по-пластунски, стреляли,— вспоминает Лидия Михайловна.

Они патрулировали улицы, охраняли мост через Лопасню, стояли на вышке и наблюдали «воздух», а при бомбежках спешили туда, где упали бомбы, спасать, если есть жертвы, и тушить пожар.

Однажды бомба попала прямо в сцену Дома культуры, другая разорвалась около здания милиции, оставив огромную воронку. Девчата прочесывали леса - диверсанты были отнюдь не выдумкой, а реальностью этих прифронтовых мест. В районе Кулаковского карьера, в лесу, Лидия Капцова была в засаде в паре с Аней Шараповой. Девчата из батальона рассыпались по всей местности, но на рассвете подозрительный человек в комсоставской форме и с автоматом вышел почти на них, они были предупреждены, что должен быть переодетый лазутчик. Растерялись и открыли огонь только когда он бросился бежать лесом.

— Надо было стрелять в ноги,— высказал им старшина.

Того лазутчика взяли позже в соседнем уже районе.

— Батальон стоял и на Стремиловском рубеже. В Филипповском живет сейчас Аня Крепотень, с которой вместе служили. Кроме военной службы вели они немалое хозяйство, обеспечивали себя продук-тами — были при батальоне коровье свиньи, свой грузовик, на котором и возили грузы и ездили на операции. Работали и в колхозах — там вязали снопы, участвовали впосевной, в сенокосе. Подмосковье еще не оправилось от боев за столицу, по фронтам разбросала война мужчин, на счету были каждые рабочие руки.

После войны Лидия Ми¬хайловна Капцова работала в военкомате, а потом — до выхода на пенсию — киномехаником в кинотеатре «Чайка». Муж — фронтовик, прошел с боями две войны — воевал и на Западном фронте, а после Германии участ¬вовал и в Японской кампании. У него погибло на фронте два брата. — И сам умер пять лет назад, вернулся с войны раненый, с подорванным здо-ровьем,— рассказывает Лидия' Михайловна.

Теперь она — домохозяйка. Дом в Зачатье, огород, сад,— сельскохозяйственный уголок города, где люди живут оседло с давних пор. Огород кормит, трудолюбия ветерану не занимать. А па¬мять хранит, как эвакуировали и поднимали на голом месте завод на Волге, и как несли военную службу, и работали в поле.

Л. М. КАПЦОВА



        А. ФОМИН.

        На снимке: Л. М. КАПЦОВА.

        Газета «Чеховский Вестник» от 17 ноября 1994 г.