Музей памяти Лопасненского края
города Чехов

Победа

Первый салют

Памяти 165 воинов-земляков, павших в боях за Родину.


Пятого августа 1943 года столица нашей Родины — Москва впервые за время Ве-ликой Отечественной войны торжественно салютовала доблестным войскам Советской Армии, в ожесточенных боях освободившим старинные русские города Орел и Белгород. В числе особо отличившихся соединений, в честь которых в тот знаменательный вечер гремели над Москвой победные артиллерийские залпы, была и 89 (6-я) Гвардейская воздушно- десантная стрелковая дивизия, в составе которой воевал мой старший брат, уро-женец села Мещерское гвардии младший лейтенант Владимир Васильевич Белов.

Не сразу он стал отважным воином: до призыва в армию успел достойно потрудиться. Родился 21 января 1924 года. К началу Великой Отечественной, бешеным ураганом ворвавшейся в мирную жизнь, он закончил Мещерскую среднюю школу. Смертельная опасность, нависшая над страной, побудила его вместе с молодыми односельчанами — Василием Алехиным, Виктором Серебряковым и другими поступить на один из подольских оборонительных заводов, где в короткий срок успешно освоил профессию фрезеровщика, выполнял полторы-две нормы в смену.

Осенью 1941 года, когда враг вплотную подходил к столице и на ее рубежах шли кровопролитные бои, основные подольские предприятия эвакуировались в глубь страны. Как хорошему производственнику, брату предлагали бронь и эвакуацию вместе с семьей. Но он не захотел в тяжелое время покинуть родные места. Не располагала к этому и семейная обстановка. Мама, 1903 года рождения, работавшая медсестрой в военном госпитале при больнице имени Яковенко, почти круглосуточно находилась на дежурстве.

Отец в составе Мещерского Отдельного мотоциклетного батальона особого на-значения защищал Москву, а я, тринадцатилетний подросток, уже работал в местном колхозе.

Отказавшись от эвакуации и возвратившись в Мещерское, Володя поступил на ра-боту в прибольничное подсобное хозяйство, которым заведовал Семен Васильевич Гордеев. Вместе с неутомимым кузнецом Григорием Лисичкиным, у которого стал подручным-молотобойщиком, и слесарем Николаем Третьяковым, мой брат ремонтировал сельскохозяйственную технику и инвентарь, выполнял и другие работы в хозяйстве.

Вместе со Степаном Ореховым, отменным шофером и механиком, они сумели со-брать из двух списанных колесных ХТЗ и старых запчастей «новый» комбинированный трактор и даже молотилку, крайне необходимые подсобному хозяйству.

Морозной и снежной зимой сорок первого вместе с М. Морозовой и М. Игнатовой Володя на трех-пяти лошадях вывозил из чащобы Лиховидовского леса дрова для больницы и фермы. А первой военной весной и летом от зари до позднего вечера работал за рычагами своего «крестника» — комбинированного трактора: пахал, сеял, пропахивал культуры. Брат пользовался уважением в коллективе.

Но вот сбылось его желание: в августе 1942 года его призвали в армию и направили в Тульское пулеметно-стрелковое училище. В марте, досрочно аттестованный офицерским званием младшего лейтенанта, он прибыл на Юго-Западный фронт, где шли наступательные ожесточенные бои. Назначенный командиром взвода в 14 Гвардейский воздушно-десантный полк, он вскоре принял боевое крещение.

Скупые редкие фронтовые письма, приходившие от брата, были полны веры в победу. Вот некоторые строки из них:

«Милая мама и дорогой брат! Обо мне не беспокойтесь, у меня все хорошо, служу и воюю в гвардейской авиадесантной дивизии (слова «воюю» и «авиадесантной» были зачеркнуты военной цензурой). С каждым часом и днем бьем нещадно в хвост и гриву проклятых фашистов... Скоро ни одного стервеца не останется на нашей многострадальной земле...»

Смелый и решительный, он не раз участвовал в авиадесантах, яростно сражаясь с оружием в руках и в рукопашной. Но в одном из жарких боев он был ранен в бедро. Чтобы не тревожить мать и родных, он писал, что простудился, купаясь в реке, и лежит в госпитале... Но мы с мамой сердцем чувствовали, что это за «простуда».

Всего полгода довелось воевать моему брату. В сентябре 1943 из штаба десантного полка пришла тяжелая весть: в бою с немецко-фашистскими захватчиками он геройски погиб, защищая родную землю. Вскоре по дороге из госпиталя на фронт к нам заехал Володин однополчанин — офицер-орденоносец Саша Дашин. Он многое рассказал о боевых буднях брата, открыв секрет и его «простуды». Об этом же писали нам и другие сослуживцы Володи. Вот строки из одного письма:

«Ваш сын Владимир в жестоких боях с фашистами пал смертью героя. Несмотря на свою молодость, он был храбрым офицером, смелым и находчивым в бою. От его руки погиб не один десяток поганых гитлеровцев. Родина не забудет его подвига. Вечная слава герою-комсомольцу! Боевые товарищи похоронили его со своими воинскими почестями на опушке рощи возле села Коты Золочевского района Харьковской обл.»

Лишь летом 1969 года я сумел впервые приехать в живописное украинское село Коты. С душевным волнением, еле сдерживая слезы, стоял у братской могилы, в которой 26 лет назад были похоронены 13 воинов-десантников, и среди них девятнадцатилетний офицер из Подмосковья Владимир Белов.

Вскоре нам сообщили, что на территории Харьковской области было проведено перезахоронение павших в боях воинов из фронтовой братской могилы. Останки геро-ев-авиадесантников перевезли в соседний поселок Слатино под Харьков, где сооружены две братские могилы и установлены монументальные памятники.

Потом мне дважды довелось побывать в этих местах. Всегда меня тепло встречали украинские товарищи - ветераны Отечественной войны, местные комсомольцы и красные следопыты. В музее боевой славы Слатинской средней школы экспонируются интересные материалы, рассказывающие об исторических августовских боях, в которых участвовал мой брат. Вот как это было.

Советская Армия в то время осуществляла важную операцию Верховного Главнокомандования по окружению и уничтожению Харьковской противника, ожесточенное сопротивление врага, 5 августа наши войска освободи Белгород.

В числе первых на улицы города ворвались воины 14-го Гвардейского воздушно-десантного отряда. Не мешкая, с ходу нужно было овладеть важным стратегическим пунктом и на Харьковском направлении - Казачьей Лопанью. Для этого командование создало специальное штурмовое подразделение из танкового батальона и отряда авиадесантников, одним из командиров которого был брат.

На рассвете сводный отряд отважных танкистов и авиадесантников с фланга и тыла вступил в неравный бой, смело атакуя сильно укрепленный вражеский опорный пункт... Это было последнее сражение моего брата. А 10 августа у села Коты, несколько часов назад захваченного у фашистов, прозвучали оружейные залпы прощания с погибшими авиадесантниками. Местные жители, не сдерживая своих слез и рыданий, живыми цветами усыпали могилу воинов-освободителей. А друзья по оружию, трогательно простившись с погибшими однополчанами, устремились вперед, на запад.

22 августа штурмом был взят город Харьков, где вновь отличилась 89-я Гвардейская воздушно-десантная стрелковая дивизия, по почетное наименование «Белгородско—Харьковской». До сих пор в живописном сквере, обрамленном пирамидальными тополями, плакучими ивами и яркими кустами роз, в центре прекрасно благустроенного поселка Слатино, расположенного в 18 километрах от Харькова по Симферопольскому шоссе — не увядают цветы. Их приносят сюда жители поселка, бные школьники, ветераны войны и труда, привозят родные погибших. В дни торжественных встреч они отдают дань светлой памяти тех, кто отважно и мужественно боролся на этой земле и погиб в августе 1943 года.

Не забыть имена славных защитников Родины и в наших родных подмосковных местах. В праздничный юбилейный день 45-летия победы в селе Мещерском у обелиска боевой Славы была торжественно открыта вторая мемориальная доска с именами павших воинов-земляков Их в этих печально-трогатешльных списках — 165.

Анатолий Белов
С. Мещерское

Газета «Чеховский Вестник» от 9 августа 1994 г.