Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов


Победители


Огненные годы


Из воспоминаний бывшего фронтовика, чеховца Виктора Ивановича Точенова

Точенов

С каждым днем дальше и дальше уходят от нас бои и сражения Великой Отечественной, войны. Но до сих пор мы, фронтовики, не можем без волнения вспоминать те грозные дни.
        В конце июня 1941 года по мобилизации КК ВКП (б) в возрасте двадцати трех лет я был направлен на учебу в высшую школу НКВД. Еще будучи курсантом, когда враг близко подошел к Москве, принимал участие в защите столицы. В Наро-Фоминске группа, в состав которой я входил, вела борьбу с диверсантами и изменниками Родины, формировала воинские подразделения из бойцов и командиров, вышедших из немецкого окружения. После контузии и лечения меня направили на Калининский фронт.
        Остался в памяти случай, происшедший в боях под Копырянами. Нашему полку был дан приказ овладеть возвышенностью, которая имела важное значение для дальнейшего продвижения вперед. С этой целью из коммунистов и комсомольцев срочно была сформирована отдельная рота. В результате короткой ожесточенной схватки, перешедшей в рукопашный бой, возвышенность была взята. И тут я оказался свидетелем потрясающей картины. В небольшом пролеске лицом к лицу недвижимо стояли приколовшие друг друга штыками к стволу дерева наш боец и немецкий солдат. Видимо, это произошло в одно мгновение во время рукопашной схватки. Оба были мертвы. С какой ненавистью смотрели друг на друга застывшими, на морозе глазами коммунист и фашист!..
        Рано утром 16 декабря по приказу командования части 22-й армии, в составе которой я служил, перешли в наступление. С возгласами «За Родину, вперед!» командиры и бойцы нашего полка просекой устремились в лес, где засели немцы. С обеих сторон ведут огонь артиллерия, минометы, строчат пулеметы и автоматы. Кажется, совсем, рядом скрежещут вражеские танки. Вот в такой обстановке разорвавшаяся рядом немецкая мина, вывела из строя шесть штабных работников — четверо были убиты, а я и командир полка майор Кабиридзе тяжело ранены.
        В городе Бежецке я навсегда потерял своего боевого командира. Мои послевоенные попытки разыскать его не увенчались успехом. После лечения, в апреле 1942 года, военной комиссией я был признан ограниченно годным для службы в армии. Поэтому почти до конца войны проходил службу в системе ПВО. Весной 1945 года изъявил желание поехать на Дальний Восток. Там мне довелось участвовать в боях против империалистической Японии.
        ...Став учителем, много сил я отдал воспитанию подрастающего поколения. И рад, что наши юноши и девушки знают об ужасах войны лишь по рассказам фронтовиков, из книг да кинофильмов.


       
       
        Газета «За коммунистический труд» от 8 мая 1977 г.