Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов


долгоруков

История Лопасни


В кругу семьи радушной


Расположенная на правом берегу реки Рожай бывшая усадьба Мещерское известна посещениями А.П. Чехова (1894 г.) и Л.Н. Толстого (1910 г.). Но мало кто знает, что это село связано с пребыванием и творчеством других видных деятелей литературы. В середине прошлого столетия небольшое «сельцо Мещерское», в девятнадцати дворах которого проживала 121 душа обоего пола крестьян, и находился «господский дом», принадлежало президенту Московской дворцовой конторы барону Льву Карловичу Боде, на дочери которого, фрейлине Анне Львовне был женат с 1853 года сын писателя И.М. Долгорукова — князь Александр Иванович Долгоруков (1783—1868 гг.), сам ставший писателем и поэтом. Вместе с женой он часто навещал имение тестя в Мещерском и подолгу гостил здесь, отдыхая от городской суеты на лоне сельской природы.
        В 1859 году в московской типографии Л. Степанова вышли три части «Сочинений князя Александра Ивановича Долгорукова в прозе и стихах», в которых есть и стихотворения, записанные автором на берегу красавицы Рожаи в 1852—1859 годах. И под всеми указано место их создания — село Мещерское. Летом 1854 года Долгоруков жил в Мещерском продолжительное время, именно здесь написано им 17 июня интересное по «местным описаниям» стихотворение «Морфею», а 27 августа создано «Видение» — стихотворение автобиографического содержания….
        Несколько лирических стихотворений посвятил Долгоруков владельцам «сельца Мещерского», — членам семейства Боде: одно из них создано автором до свадьбы с И.Л. Боде, которое называется «Моей невесте, баронессе Анне Львовне Боде»; другое написано 9 декабря 1856 года в Мещерском к третьей годовщине свадьбы - «Жене, княгине Анне Львовне». Плодотворным временем было для поэта лето 1859 года - с 12 по 14 июля он написал два больших стихотворения — «Мещерское» и «Баронессе Наталье Федоровне Боде» (посвящено вдове барона Л.К. Боде). Первое из них особенно эмоционально и интересно:
Давно ль в кругу семьи радушной
В Мещерском я приятно жил...

       Автор восхищенно повествуем о радушном круге семьи Боде, в которой его окружали дружбой и «добродушной лаской»,- дабы он находил в Мещерском отраду и творческое вдохновение в счастливые и мирные дни, описывает он грустные и унылые перемены в сельце после смерти его владельца.
В Мещерском тоже все как было,
В нем перемены нет ни в чем,
Лишь стало грустно и уныло
И жизнь уж не отрадна в нем...

        Автор прав: у Льва Боде он всегда находил «милый, ласковый привет», он был искренне привязан душой к нему, поэтому скорбит о его смерти и «всечасно вспоминает» в Мещерском своего тестя — благородного, честного и достойного человека. Желая развеять скорбь и печаль вдовы-баронессы, Александр Иванович долгие летние вечера развлекает ее своими военными рассказами об участии в Отечественной войне 1812 года, о том, как он, отставной корнет, мелкий чиновник 8-го класса, но представитель влиятельной княжеской фамилии, «ударился в сочинительство» — стал писателем и поэтом. Особенно внимательно слушали «за чайным или десертным столом» в Мещерском его воспоминания о встречах с великим Пушкиным, о званом ужине 18 декабря 1828 года у Василия Львовича Пушкина, на котором наш поэт-земляк был в окружении А.С. Пушкина и его друга П.А. Вяземского.
        Оба брата Долгорукова — Дмитрий и Павел, тоже не раз встречавшиеся с великим русским поэтом, горячо говорили об участии в 1819—1820 годах вместе с Пушкиным на заседаниях литературно-политического общества «Зеленая лампа», о встречах с ним в Кишиневе (1821-1822 гг.).
        Вместе с Долгорукими в Мещерском гостил иногда поклонник Ж.-Ж. Руссо и единомышленник декабристов, член литературного «Общества громкого смеха», и «Общества любителей Российской словесности» при Московском университете — поэт, критик и баснописец Петр Александрович Новиков (1797—-1876) с супругой Антониной Ивановной — родной сестрой А.И. Долгорукова. П.А. Новиков — автор оригинальных стихов, элегий, стансов, нашумевших литературных рассуждений «О гении» и «Об идеале и поэзии», плодовитый переводчик басен и стихов Байрона, Лафонтена и Ламартина. Конечно, и Долгоруков, и Новиков не были первостепенными писателями, но все же оставили значительный след в русской литературы, и чеховцам приятно сознавать, что их земля, тихая Рожая, «сельцо Мещерское» причастны к этому.


       
       Валерий БОЛДИН, краевед
       Газета За коммунистический труд от 22 ноября 1984 г.