Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Начало войны



Не ради славы




Михаил Куркин

Завтра бой. Для комсомольца Михаила Куркина он первый. Каким будет «боевое крещение»? Может, эта ночь последняя? А как хочется жить. Но это не страх. Просто жаль погибать в двадцать лет, успев так мало в жизни. Завтра надо показать все, на что способен. Все, чему научила, каким воспитала тебя Родина. Завтра, в бой!
        Михаил, вспомнил свое родное село Васькино. Как-то там сейчас? Вспомнил себя мальчишкой, играющим теплым летним вечером с друзьями в футбол. Вспомнил московский завод, на котором собирал авиационные моторы. Война! Михаил был на «броне», но это не помешало ему написать заявление: «Прошу направить - меня на фронт». Однако, его не отпускают. Лопасненский военкомат. Та же история, что и в Москве.
        - Если так рвешься, — говорит, наконец, военком,— пиши заявление — добровольцем. Михаил написал. Теперь он в армии, в батальоне разведчиков. Стало светать. Вверх взвилась наша ракета. В атаку! ...О тех боях под деревней Крюково знает вся страна. Детская рука нажала на кнопку звонка. Дверь отворилась. На пороге высокий седой мужчина.
        - Здравствуйте, дядя Миша! — говорит девочка, - А вы на войне были? А где воевали?.. И ордена есть!... Так Таня Василевская, ученица Васькинской школы, открыла для всех нас Михаила. Васильевича Куркина. Школьные следопыты давно ведут розыск неизвестных участников войны.
        - Михаил Васильевич, что же было после боя под Крюковым?
        - Двинулись на Клин, Калинин, Осташков…. Я тогда в разведроте служил, в группе захвата. Действия разведчика внешне простые: обойти заграждения, минные поля. Обстреляли — в бой не ввязывайся. Бери языка… Ночь. Позади траншеи противника. Третий день сидят в секрете пять человек. Старший — Михаил Куркин. Запоминают, когда у фашистов смена часовых, их распорядок дня... Наконец, отправляется связной за основной группой. У немецкого часового скрипит снежок под ногами. Думает фашист о теплой изба, где друзья его греются у русской печки. Вдруг какой-то сполох в мозгу — и все пропадает. Темнота...
        - Ваня, можно уволакивать. Тяжелый, попался... Вот так «работал» Михаил Васильевич в группе захвата.
        - Михаил Васильевич, в каких местах вам еще пришлось воевать?
        - В Сталинграде, на Карпатах. Войну закончил под Прагой. Вот, помню под Ленинградом, на Синявских болотах наш корпус попал в окружение к немцам, а те сами в котле оказались. Неделя прошла, другая. Продукты кончились. Лошадей съели. Перешли на «подножный» корм. К своим можно попасть только через «долину смерти». Долина эта — болото. Немцы его кинжальным огнем простреливали. Ну, а есть что-то надо. Стали посылать нас, разведчиков, к своим. Ночью притащим в мешках сухарей - этим и питались. Сорок пять дней провели в окружении. Потом корпус, точнее то, что от него осталось, получил приказ: прорываться! Первый отряд через болото вел гвардии сержант Куркин.
        Никто в совхозе имени Чехова не знал о боевых наградах Михаила Васильевича. Орденов Красной Звезды, Отечественной войны 1-й степени, медали «За отвагу» был удостоен боец.
        Вот история одной награды. Карпаты — Гора Нягринская — опорный пункт немцев. Куркин с взводом ведет разведку расположения гитлеровцев. Найдено уязвимое место в их обороне. Дам тебе батальон, проведешь его,— говорит Куркину командир полка.
        - Снизу еще один страховать будет. Нягринскую надо взять! Одно дело пройти через вражеские позиции втроем, вдесятером, но чтоб батальоном!.. Однако сумели, просочились в расположение немцев незаметно.
        Ударили по сигналу. Нягринская была взята.
        - В разных передрягах бывал, — рассказывает Михаил Васильевич, — многое забылось. Но ярко, будто вчера было, помню свой первый бой под Крюковом. После демобилизации вернулся Михаил Васильевич в родное село. Устроился работать слесарем на регенератный завод, а потом перешел в совхоз.
        На днях ребята из Васькинской школы приняли его в почетные пионеры своей дружины. На сборе они подарили ветерану пластинку с записью песни «У деревни Крюково».


       
       С. Михеев, наш внештатный корр
        Газета «За коммунистический труд» от 8 декабря 1981 года