Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов


Григорий Пушкин
Григорий Григорьевич Пушкин

История Лопасни


Г.Г. Пушкин
Минувшее проходит предо мною


В моем паспорте о месте рождения записано: Лопасня Московской области. Действительно, с селом Лопасня, расположенным к югу от Москвы на одноименной реке (по современному Симферопольскому шоссе — в 75 км от столицы) связаны мои самые первые, впечатления с той поры, как помню себя. Двухэтажный каменный дом четырехколонным портиком выходил в старинный парк. Состоял дом из полуподвала, основного этажа и антресолей. На основном этаже размещались спальни, столовая с камином, гостиная, комната для прислуги. Блестел натертый паркет, в гостиной висела большая двадцатилинейная керосиновая лампа. Зимой, потрескивая березовыми дровами, горел камин. На антресолях, под самой крышей, были низкие потолки и маленькие комнаты. Там нашей семье пришлось прожить не один год. К нам на антресоли вели крутые скрипучие лестницы. Вокруг дома — надворные постройки: оранжереи, фруктовый сад, конюшня и жилое помещение для садовника, конюха и кучера. Недалеко и церковь Зачатья Святой Анны с фамильным кладбищем Васильчиковых —- основателей парка, строителей двухэтажного дома.

В Лопасне

Один из последних владельцев усадьбы — Николай Иванович Васильчиков — был участником Отечественной войны 1812 года. У читателей, возможно, возникнет вопрос, почему наша семья Пушкиных появилась в селе Лопасня под Москвой? Дело в том, что родной брат Натальи Николаевны Пушкиной (урожденной Гончаровой) Иван Николаевич Гончаров был женат на дочери генерал-майора Н.И. Васильчикова Екатерине Николаевне. Васильчиковы также находились в родстве с Ланскими. Женой Николая Ивановича Васильчикова была Мария Петровна, урожденная Ланская. Об этом свидетельствует и сохранившийся на кладбище у церкви Зачатья намогильный памятник супругам Васильчиковым. Старший сын поэта А.С. Пушкин Александр Александрович был женат первым браком на Софье Александровне Ланской. Ее прах захоронен слева от входа в ограду Зачатьевской церкви, где и сложился некрополь потомков моего прадеда. Незадолго до начала первой мировой войны Зачатьевское имение перешло к племянницам Натальи Николаевны Пушкиной — Наталье, Екатерине и Надежде Гончаровым.
        Я родился в городе Нарве в Эстонии 6 (19) декабря 1913 года. Когда началась война, мой отец Григорий Александрович Пушкин со своим полком отбыл на фронт, а мама, Юлия Николаевна, осталась с пятью детьми. Из-за тяжелого материального положения она была вынуждена переехать к знакомым в Москву, на Спиридоньевскую улицу (ныне ул. Алексея Толстого). В начале 1917 года Гончаровы пригласили мою маму с детьми переехать в Лопасню, где всем легче было прожить. Сестры Гончаровы помогали маме воспитывать и растить нас, пятерых мальчишек. Мама начала учительствовать в Лопасне в школе первой ступени. А когда после Великой Октябрьской социалистической революции в бывшем доме Гончаровых организовали школу-семилетку, она стала преподавать там немецкий язык. Отец мой, Г.А. Пушкин, пошел по стопам своего отца, старшего сына поэта, генерала А.А. Пушкина. Он окончил Царскосельский лицей, командовал 91-м Двинским полком. Когда свершилась Октябрьская революция, он, полковник царской армии, как истинный патриот своей Родины, без колебаний перешел на сторону восставшего народа и дальнейшую воинскую службу продолжал в рядах Красной Армии, участвовал в боях на фронтах гражданской войны, занимал командные должности. Ранения и контузии подорвали его здоровье, и он вынужден был демобилизоваться.
        Мне исполнилось девять лет, когда я впервые в Лопасне увидел своего отца. Мы с мамой встретили его на станции Лопасня. Он был в командирской шинели без погон, с рюкзаком за плечами. От станции на извозчике подкатили к церковной ограде Зачатья и прошли к могилам, где покоилась папина мать Софья Александровна Пушкина, там же и его брат Сергей Александрович и маленький Сережа. Посидели на скамейке, а затем отправились в наше Жилье.
        Отец не умел праздно проводить время. Помогал матери в домашнем хозяйстве, проверял с нею тетради школьников, ведь он владел немецким языком, знал также и французский. Знал отец и бухгалтерский учет и поступил на работу в Лопасненский райпотребсоюз. С помощью мамы и теток Гончаровых я овладел грамотой и в 1926 году тринадцати лет, меня сразу приняли в пятый класс семилетки. Окончив школу, поступил в сельскохозяйственный техникум, который обосновался тогда в помещениях бывшего монастыря Давыдова пустынь, в двенадцати верстах от Лопасни. Поселок при монастыре наименовали Новым Бытом, а мы свой техникум называли Давыдовкой. Там я выучился на зоотехника.
        Помню также, как нам, малышам, усадьбу на реке Лопасне родители называли Зачатьем — для детей понятно и не надо объяснять «мудреного» названия усадьбы и села. В действительности село было названо по церкви, как в старину называли многие села, а церковь, по храмовой иконе — Зачатья Святой Анны. Недавно мне стало известно, что храмовая икона уцелела и была взята на реставрацию в Государственный музей им. А. Рублева как памятник древнерусской живописи.
        Помню и одного из последних священников Зачатьевской церкви Г.Д. Беляева. Он был другом нашей семьи. Началась Великая Отечественная, он добровольцем ушел защищать Родину. Вернувшись с фронта, немало сделал для приведения в нормальный вид некрополя моих предков. Г.Д. Беляев заботился также и о сохранении здания самой церкви, которая теперь является памятником архитектуры республиканского значения, находится под государственной охраной. Особенно ценным считается в ней иконостас, замечательное произведение безвестных народных мастеров. Вспоминается рассказ моей мамы, Юлии Николаевны о том, как в годы гражданской войны, рискуя жизнью, на крыше вагона, среди мешочников, везла она в Москву дневник А.С. Пушкина и передала его в Румянцевский музей (теперь — Государственная библиотека им. В. Ленина). По рассказам моих родителей, дневник этот хранился как драгоценная реликвия, он прошел через руки многих потомков А.С. Пушкина.
        Хорошо помню, как в первые годы Советской власти сохранялся парк. Мощный родник был из-под горы и бурным ручьем катился в первый пруд, самый верхний. А из него чистая вода по перетокам изливалась ниже — в другие пруды. Каждый из них имел свое название. В Общем водилась рыбка разная — щука, окунь и плотва. Был и Карасевый пруд, был и Щучий. И еще Русалочий, небольшой, среди тенистых деревьев, с нависавшей над ним ивой. Ученики Лопасненской школы усаживались на горбатый ствол ивы над самой водой и вспоминали ходившие в Лопасне легенды. Будто когда-то в этом пруду утопилась от несчастной любви девушка и лунными ночами стала появляться на прудах русалка.
        Поздняя молва почему-то связывает Русалочий пруд с именем старшей дочери А.С. Пушкина М.А. Гартунг. Мария Александровна любила Лопасню, часто гостила в усадьбе, но никаких приключений здесь с ней не случалось. Из Общего пруда, в сторону реки Лопасни, был переток в другой пруд, тоже немалый. А за этим раньше был еще один, назывался Бахмаринским, за которым стояла усадьба кузнеца Бахмарина. Дом кузнеца сохранился до наших дней, а еще ближе к дороге, к мосту через реку, раньше стояла кузня. Питался Бахмаринский пруд от главного родника (вода из него шла по всей системе прудов), подпитывался еще и из своего источника.
        К северу за большим Общим прудом канава обозначала границу старинного парка. За ней накопилась усадьба огородника Капырина. Между капыринской усадьбой и канавой была березовая роща. Помню, как в ту рощу мы ходили собирать грибы. Парковой улицы, рядка деревянных домов на запад от усадебного дома Зачатья тогда не было. На ее месте находился Нижний сад. Выше Нижнего был большой Верхний сад с двумя оранжереями и парниковым участком. В Верхнем саду — лучшие сорта яблонь, груш и малинник. За второй оранжереей — участки черной и красной смородины и крыжовник. На краю этого сада, почти напротив дома, стояли два высоких мощных кедра с раскидистыми кронами...
        На фасаде дома, обращенном к парку, был деревянный балкон (с выводом на него из основного этажа), поддерживаемый каменными колоннами. В торце дома, в сторону церкви — небольшой балкон, на нем сестры Гончаровы принимали гостей. В разное время в Зачатье наезжали почти все потомки старшего, сына поэта. Сам Александр Александрович подолгу жил здесь. Приезжал в Лопасню чаще летом, иногда задерживался и на зиму. Гостили в Лопасне его дети — Анна Александровна Пушкина, Мария Александровна, бывшая в замужестве за Н.В. Быковым, племянником Н.В. Гоголя, Елена Александровна и Николай Александрович Пушкин. Дочь Н.В. и М.А. Быковых Татьяна Александровна Галина настолько полюбила здешние места, что еще в недавние годы приезжала в город Чехов каждой весной и непременно увозила в Москву букет сирени из Зачатьевского парка. Она скончалась в 1984 году. Хорошо помнит Лопасню правнучка поэта Наталья Сергеевна Шепелева, ныне персональная пенсионерка, живущая в Москве. Ей исполнилось 82 года. Только в 75 лет ушла она на пенсию. Долгие годы работала в Московской консерватории ответственным хранителем фонотеки. Н.С. Шепелева; собрала и бережно хранит портреты многих пушкинских потомков. Ее квартира — интереснейший музей. Чтобы перечислить всех гостей Зачатья, которые были здесь, и которые по сей день, приезжают в усадьбу; пришлось бы назвать еще десятки фамилий...
        Перед фасадом каменного дома Гончаровых стояла круглая деревянная беседка. От нее под уклон к прудам спускались липовые аллеи. Росли тут и дубы. Один из них уцелел. Пожалуй, теперь на этом склоне он самое старое дерево-патриарх. Такие деревья надо бережно, сохранять, а не подрезать им корни при разных строительных операциях. Придешь под сень этого дуба, подует ветерок, зашумит листва, и как будто слышишь голос минувших пролетевших лет...
        В тихую погоду в зеркальную гладь большого пруда опрокидывалось отражение вековых берез. На прудах всегда было много гусей и уток. По ранней весне кричали в парке грачи. В мае звонкой трелью заливались соловьи. Птиц в парк и в сад налетало множество — и малиновки, и сойки, и какие-то еще неведомые мне пичуги…. Когда исчезал снег, появлялся яркий ковер цветов – беловатые подснежники, разноцветные медуницы, желтоватые цветы малинового оттенка водосборы. По берегам прудов загорались желтые цветы осоки. Досадно, когда замечаешь теперь в парке мощные ивы с выжженными сердцевинами или распиленные на кряжи и комли старые деревья; А ведь есть современные способы лечения деревьев. Красоту природы надо беречь, сохранять, она нужна людям, как красота и благополучие земли, как память о вечном...
        Ныне Лопасня-Зачатьевское обозначено в двухтомном каталоге «Памятники архитектуры Московской области» и в туристских путеводителях по Подмосковью как усадебный комплекс, знаменитый не только архитектурными достоинствами, но и тем, что в лопасненском доме Гончаровых сохранились и были найдены некоторые рукописи А.С. Пушкина, среди них — «История Петра Великого».

Так нашли рукопись ...

Пушкиноведы спорят, где нашли рукописи: на чердаке или в подвале? Выступая с рассказами о моих предках, я отвечаю слушателям: в Лопасне! О лопасненской находке мне известно со слов моего старшего сводного брата Николая Александровича Катыбаева. Дело было так. Когда старший сын поэта А.А. Пушкин перевозил архивы своего отца, то все ящики и сундуки временно оставили в Лопасне. Мой дед обосновался в Бронницком уезде Московской губернии, но один ящик случайно остался в Лопасне. В связи с этим небезынтересно привести воспоминания Н.А. Катыбаева.
        - "В мае 1917 года наша семья уехала из Москвы в Лопасню. В тот год старшему брату исполнилось двенадцать, а мне — девять лет. Мы начали изучать французский язык".


       
       Газета За коммунистический труд от 10 февраля 1987 года
Григорий Григорьевич Пушкин