Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Военный крым


Победа


Мне часто снятся те ребята



В эти дни наш народ отмечает 45-ю годовщину освобождения Крыма от фашистов. 85 гвардейский артиллерийский полк, в котором я служил в тот период, прошел славный боевой путь по крымской земле. За освобождение Симферополя полку присвоено звание «Симферопольский», за штурм Сапун-горы и города Севастополя, полк был награжден орденом Красного Знамени.
        Перед Крымской операцией 1944 года полк прошел большой боевой путь от Сталинграда через, Котельниково, Ростов, Донбасс, Мелитополь и к началу ноября 1943 года вышел к северной части Крымско-Турецкого вала. Сам Турецкий вал и южнее его г. Арманск были хорошо укреплены фашистами, но центральной частью вала наши танки и пехота, а затем и мы, артиллеристы, овладели и закрепились. Герои-танкисты с ходу ворвались на окраину города, но, встретив жестокий артогонь врага, были вынуждены отойти к Турецкому валу. Как теперь известно, 17 армия, немцев и румын, в то время в Крыму располагала 20 тысячами солдат и офицеров, 3300 орудиями и свыше 200 танками. Естественные препятствия были удобны для обороны: мощные Ишунские позиции, перед Перекопом и широкие заливы Широкого моря (Сиваша). Фашисты надеялись спокойно отсидеться в Крыму в ожидании стабилизации обстановки на Днепре, а затем продолжить наступление на восток. Для них эти сладкие мечты не сбылись. Войска 4 Украинского фронта под командованием генерала Толбухина в начале ноября 1943 года заперли немцев в Крыму, оставив для проведения Крымской операции 2 гвардейскую армию на Перекопе и 51 армию на Сиваше. Наш полк вошел в состав 51 армии.
        Мне помнится тяжелая ночь форсирования Сиваша. Вечер 5 ноября. Часть суши полуостровом вытягивалась к югу. До противоположного берега более трех километров, температура воздуха и воды минус 3—4 градуса, глубина до одного метра. Все имущество на себе. В то время я был начальником разведки дивизиона. Наша наплечная ноша автомат, противогаз, вещмешок, стереотруба, рации, телефонные аппараты, катушки с телефонным проводом. Все это привычно. Дополнительно у каждого шест для определения глубины. Стемнело, пошли. Вода холодная от мороза сгустилась, кристаллизовалась, глубина по пояс, дно илистое. Тяжело, шагаем медленно. Пока тихо и спокойно, только слышится редкий шепот и всплески воды. Стало светать, но на наше счастье осел густой туман. Немцы слышат всплески воды, но нас не видят. Редко, наугад, по звуку стреляют. Были раненые, но живы все. Наконец-то берег, и такой же соленый, голый, как Сиваш. А мы мокрые насквозь. Пока шли, а затем рыли окопы — как-то согревались.
        Этот день 6 ноября оказался для нас успешным — вышли на территорию Крыма, но сил для наступления у нас не было. На войне всегда самые ожесточенные бои - прорыв обороны противника. Артподготовка длилась более двух часов. И все-таки потом, через несколько минут, фашисты приходили в себя и оказывали упорное сопротивление. Три дня мы штурмовали оборону немцев, продвигались в день по 2—3 километра. Поздно вечером 10 апреля бой стих. Ночь бодрствовали и вели разведку. На исходные позиции вышел 19-й танковый корпус генерала Васильева, к нему примкнул и наш полк как артиллерия поддержки.
        Рано утром 11 апреля танковый корпус и наш полк, сбивая мелкие очаги сопротивления, ринулись вперед. В тот же день овладели городом Джанкой, а 12 апреля к вечеру подошли к Симферополю. Утром 13 апреля ударом с трех сторон враг был выбит из города, 14 — из Бахчисарая, а 15 апреля мы были остановлены перед Сапун-горой — оборонительной твердыней Севастополя с материка. Примерно за 10 дней до общего наступления наша артиллерия начала методически уничтожать и подавлять вражеские огневые точки, разрушать их окопы и блиндажи. А 5 мая после продолжительной артподготовки и авиационной поддержки начался штурм Сапун-горы. На следующий день на самой высокой точке этой горы взвился Красный флаг.
        Вспоминаю часто подвиг разведчика нашего дивизиона Владимира Моисеевича Колесника, который проявил находчивость, даже хитрость. Оказавшись один на фланге подразделения, он увидел приближающуюся колонну около 100 солдат. Укрывшись за изгородь каменной стены, он громко скомандовал: «Рота к бою!» Немцы услышали и в нерешительности остановились. Колесник приказал немцам бросить оружие и отойти в сторону. Немцу выполнили его требование. Так один разведчик пленил роту.
        Помнится и другой случай. В орудийном расчете сержанта Андреева на марше, перед Симферополем поломался тягач. Он задержался и несколько отстал от своего дивизиона. Вдруг с востока, со стороны Каржубазара на дороге показалась колонна машин. Это были немцы, отступающие с Керченского полуострова. Сержант Андреев развернул орудие «к бою», несколькими выстрелами поджег передние машины и вынудил колонну уйти с маршрута. Такие вот парни ковали победу, с такими простыми, смелыми ребятами мы освободили Крым.


       
       А. ШЕШИН, участник Крымской операции 1943—44 годов.
        Газета «За коммунистический труд» от 9 мая 1989 года.