Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов


Петр Ильич Чайковский

Скобеево

История Лопасни


«С наслаждением вспоминаю...»


На северо-восточной окраине нашего района, среди живописных холмов и полей, окруженных лесами, привольно раскинулось небольшое селеньице Скобеево, насчитывавшее в прошлом три десятка крестьянских дворов. Здесь же находилась скромная барская усадьба, в центре которой стоял добротный двухэтажный деревянный дом с мезонином, гостиный двор и хозяйственные постройки. Владелицей ее была небогатая помещица Г. Архипова. Часть комнат усадебного дома хозяйка сдавала в наем дачникам, чем и воспользовался весной 1884 года Анатолий Ильич Чайковский, пригласивший к себе в гости 44-летнего старшего брата — знаменитого композитора. С первых дней пребывания в Скобееве Петр Ильич был очарован красотой местной природы. На второй день после приезда он пишет своему брату Модесту Ильичу: «Вся местность и самое Скобеево мне очень симпатичны,..»
        Здесь, на лоне очаровательной природы, вдали от городского шума и ежедневных треволнений, он обретает творческое вдохновение и необычную бодрость духа. Кошмарным воспоминанием осталась позади неудачная женитьба, едва не закончившаяся трагическим исходом, тяжелый душевный кризис, который в Скобееве целиком развеяла благоприятная атмосфера, созданная женой брата Анатолия - Прасковьей Васильевной.
        Вместе с Чайковским в Скобееве гостил его друг и товарищ по консерватории, музыкальный критик Герман Ларош, о котором Петр Ильич говорил, что тот «может писать о музыке лучше, чем кто-либо в России». Вместе с Ларошем, а иногда и в одиночестве, Петр Ильич любил прогуливаться по окрестностям Скобеева. Маршруты прогулок были самыми разнообразными. Любил композитор посещать Спасскую церковь в Прохорове, где с наслаждением слушал пение богомольцев. А когда над усадьбой спускались сумерки, Петр Ильич выходил на балкон и долго вслушивался в доносившиеся из деревни песни крестьянских девушек.
        Немало времени композитор уделял музыкальным занятиям. Вместе с Ларошем они проигрывали в четыре руки новинки русской и зарубежной музыки, нередко между ними вспыхивали горячие творческие споры. Чарующие звуки фортепиано оглашали в эти дни дом, усадьбу и окрестности. Тихое, уютное и скромное Скобеево, несмотря на частые капризы погоды, пришлось по душе Чайковскому. А погода и впрямь стояла ужасная, лил нескончаемый дождь и было холодно, как в конце октября. «Вчера выглянуло солнце,— сообщал Петр Ильич в письме Надежде Филаретовне фон Мекк,— сегодня опять серо и мрачно... Что касается меня, то мне до того нравится вся здешняя местность, что несмотря на неблагоприятную погоду, я очень доволен здешним моим, пребыванием. К тому же и работа моя идет очень хорошо. Фортепианный концерт вчерне почти готов, и в скором времени примусь за инструментовку».
        Пребывание в Скобееве подходило к концу, 1 сентября (по старому стилю) Чайковский пишет Модесту Ильичу: «Прости, что до сих пор не писал, очень много возни было. Танеев должен играть мой новый концерт на одном из первых концертов в музыкальном обществе, и я работаю усиленно. Я сейчас еду с Ларошем в Москву, проведу там два дня и в понедельник водворюсь в Плещеево». С явной неохотой покидал Петр Ильич Скобеево. Спустя пару лет, 2 августа 1886 года, он писал жене брата Анатолия — Прасковье Васильевне: «Не знаю почему, но я с каким-то особенным, болезненным наслаждением вспоминаю Скобеевку и ежедневно переживаю, что было два года назад...»
        Ныне в усадьбе Скобеево расположен пансионат Минздрава СССР, а в летний период функционирует пионерлагерь. Отделу культуры Чеховского горисполкома совместно с дирекцией пансионата стоило бы позаботиться об открытии к 150-летнему юбилею великого композитора, который будет отмечаться в мае будущего года, памятной доски на здании и мемориальной комнаты, где жил Чайковский.


       
        Анатолий Белов, краевед
       Газета За коммунистический труд от 14 октября 1989 года.