Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



Мстислав Владимирович Яковенко

История Лопасни


Врач – сын врача


Необычно сложилась судьба у ветерана первой мировой и Великой Отечественной войн Мстислава Владимировича Яковенко. Свое детство Мстислав провел в селе Мещерском, где его отец, известный врач-революционер В.И. Яковенко, многие годы руководил психиатрической больницей, завоевавшей славу одной из лучших в России. Часто бывал Мстислав Владимирович в этом селе и в последующие годы, где нашла свое последнее пристанище его мать Надежда Федоровна, которую душевно почитал друг их семьи — Антон Павлович Чехов. Под влиянием революционных идей, ставших семейной традицией, 15-летний гимназист в октябрьские дни 1905 года в Москве участвует в баррикадных боях с царскими сатрапами. Первая мировая война застала Мстислава на четвертом курсе медицинского факультета МГУ, куда его привело желание наследовать профессию своего отца.
        Досрочный выпуск — и молодой М.В. Яковенко уже на передовых позициях русско-германского фронта в качестве полкового врача. Смелый и решительный, не раз смотревший смерти в глаза,- он спасает от гибели сотни раненых воинов. После войны он завершает медицинское образование и работает в Киеве, специализируясь на лечении глазных болезней. ...Отчий край — Шишаки на Полтавщине. Здесь в 20-е годы В. Яковенко успешно лечит крестьян, которые платят ему доверием и уважением. Приглашенный работать в Москву в 30-е годы, он создает промышленный отдел при Центральной санитарно-гигиенической лаборатории Мосздравотдела, ведает технической экспертизой по проектированию и строительству гражданских и промышленных сооружений.
        Началась Великая Отечественная. В июле 41-го военврач Яковенко зачисляется в медсанбат Ростокинской ополченческой дивизии, строившей оборонительные укрепления на подступах к столице. В конце сентября их соединение в составе 32 Армии Резервного фронта заняло оборону на участке северо-западнее Вязьмы. Несмотря на превосходящие силы противника, бойцы и командиры дивизии мужественно отбивали вражеские атаки. Во время многодневных и ожесточенных боев медсанбат, в котором служил Яковенко, располагался в соседнем лесу. Сюда то и дело поступали раненые, которым делали операции и перевязки, многих отправляли в тыл. Медики от усталости еле стояли на ногах, иные были контужены и ранены, но верные: долгу, оставались в строю.
        Внезапно застрочили пробравшиеся немецкие автоматчики, и все, кто мог владеть оружием, отбивались от наседавшего врага. Поступил приказ: свертываться и отходить! Командир медсанбата погиб. Как старший по званию командование на себя принял майор М.В. Яковенко. Под покровом ночи он пытался со своей группой уйти вглубь леса, но немцы, преследовавшие по пятам, уже брали их в кольцо. Без единого патрона, израненные, еле державшиеся на ногах, но не сломленные духом — такими предстали они перед врагом. Как гончие псы, забегали фашисты вокруг пленных, на середину вытолкали Яковенко, которого приняли за комиссара, и хотели тут же расстрелять. Заявив, что является врачом, он потребовал гуманного отношения к раненым. Смелость и решительность в который раз выручали его.
        Так остатки медсанбата, оказались в печально известном смоленском концлагере для военнопленных, где находились в течение двух лет в условиях голода и холода, издевательств, болезней. В лагере Яковенко быстро сошелся с известным военным хирургом А.Ф. Орловым, который с 1918 года связал свою судьбу с Красной Армией. Еще в 1938 году он был награжден Орденом Ленина, участвовал в боях на Халхин-Голе. Попав в фашистский плен осенью 1941 года, Алексей Федорович до конца оставался достойным советским патриотом. По лазаретам госпиталя для военнопленных ходила молва, воодушевлявшая наших бойцов: «Здесь профессор Орлов, его немцы приглашают оперировать своих раненых, но он отказывается...» Гитлеровцы мстили за отказ Орлову. Как могли, помогали советские пленные, особенно Яковенко. В лагере возникла антифашистская группа, устанавливается связь со смоленским подпольем. В санпропускнике для тифозных больных, созданном Яковенко, пленные летчики собрали радиоприемник, и подпольщики тайно слушали и распространяли сводки. Совинформбюро.
        По заданию группы Яковенко вместе с врачом А. Петровым разрабатывает план массового побега пленных из лагеря, который успешно осуществляется. В одну из июльских ночей 1943 года 36 военнопленных, в том числе 16 летчиков, по заброшенной подземной теплотрасе, проложенной из бывшей котельной в зону концлагеря, благополучно вырвались на волю. С трудом переправившись через Днепр, беглецы вышли на 242 километр автомагистрали Минск-Москва, но условленного связного на месте не оказалось. Местный пастух сообщил, что за ними - погоня. Разбившись на группы, беглецы разошлись в разные стороны.
        На тринадцатый день группа Яковенко, в которой остались ослабевший Орлов, один летчик и девушка-разведчица, примкнувшая к ним в пути, вышла, к деревне Голышки. 3десь их схватили полицаи, избили и отправили в немецкий концлагерь «Переволочье», близ станции Рудня. Немцы намеревались их расстрелять, но узнав, что перед ними врачи, отправили в санчасть. В августе 43-го с помощью сочувствующего полицая, перерезавшего проволоку, они вновь сумели вырваться на свободу. На третий день оказались в расположении отряда белорусских партизан, которыми командовал Вишнев. Лишь осенью их сумели на самолете переправить в Москву. Мстислав Владимирович возвратился к проблемам промышленной санитарии и своим самоотверженным трудом снискал авторитет видного деятеля отечественной медицины. Умер в 1974 году в возрасте 84 лет.
        О мужественных советских врачах, неутомимо боровшихся за спасение раненых бойцов и командиров, совершивших героический побег из немецкого концлагеря, рассказывает в своем новом романе «Если жить сначала» краснодарский писатель Никола Сашников. Книга включена в тематический план издательства «Современник» и выйдет в свет в 1982 году.


       
        Ан. БЕЛОВ, краевед. с. Мещерское.
       Газета «За коммунистический труд» от 10 марта 1982 года