Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Николай Головков
Николай Головков

Победители


«Впереди всех – Коля Головков»


Летчикам-истребителям 436 полка предстояло выполнить ответственное задание; сопровождать в глубокий тыл врага наш новый бомбардировщик. Подняв в воздух машины, они через несколько минут должны были встретиться с капитаном Кузнецовым, который пилотировал бомбардировщик.
       И вдруг в наушниках раздалось тревожное сообщение: противник штурмовал аэродром! Командир подал команду: «Атакуем!». Бой провели удачно: на земле горели два из шести фашистских самолетов. Вскоре показался наш бомбардировщик, и истребители заняли свои места в общем порядке боевой группы. Несмотря на нападение немецких истребителей, на сильнейший зенитный огонь гитлеровцев, летчики отлично справились с боевым заданием по сопровождению нашего разведчика.
        Поздравить летчиков в полк вылетел командующий 6-й воздушной армией Федор Петрович Полынин. О его безграничной смелости ходили легенды. Ему довелось сражаться еще в небе Испании. Для обеспечения безопасности командующего командир полка Алексей Борисович Панов поднял в воздух четверку лучших лётчиков. Во главе эскадрильи был старший лейтенант Николай Головков. Командарм поздоровался со всеми и уже собрался войти в помещение штаба, как вдруг на юго-западе послышался гул моторов.
        — Немцы! — сказал кто-то.
        С каждой секундой шум нарастал. Тут же патрулирующая четверка наших устремилась вниз и скрылась за деревьями. Вскоре из-за леса донеслись длинные пулеметные очереди; сильные взрывы потрясли мерзлую землю. И вот четверка, которой командовал старший лейтенант Николай Головков, почти бесшумно произвела посадку и зарулила на стоянку — рядом с самолетом командарма. Из кабины выбрался небольшого роста коренастый летчик Головков и, увидев командующего, в первый момент растерялся. Федор Петрович сам выручил его.
        —Полынин, — представился он, протягивая летчику руку, и тут же добавил: — Успокойтесь, дорогой, и расскажите все по порядку.
        — До самого последнего момента все шло нормально, — начал рассказывать Николай, a перед окончанием смены мы заметили на юго-западе четыре самолета, которые шли со снижением в сторону аэродрома, Решили, что это свои возвращаются с задания. Лишь когда самолеты совсем приблизились, мы поняли: это немцы атаковали их сверху. Фашисты сбросили бомбы и стали уходить на запад. Преследовать врага не смогли: кончалось горючее.
        Командующий, хорошо понимая состояние летчика, обнял его крепко и расцеловал: — Спасибо за отличное выполнение задания!
        Еще в Подольском аэроклубе, где Николай Головков учился вместе с парнями с Венюковского механического завода, выявились его отличные летные данные. И его направили в прославленное Качинское военное училище. В 1940 году он успешно окончил его вместе с земляками Федором Щавелевым, Дмитрием Чечневым, Иваном Быловым и Иваном Чернышевым.
        С первого дня войны — ожесточенные бои на фронте. По пять — семь вылетов в день, смертельные схватки с вражескими стервятниками... Командование Сталинградского фронта за доблесть и мужество, проявленные в боях с врагом 16 и 22 сентября, наградили старшего лейтенанта Николая Матвеевича Головкова орденами Ленина и Красного Знамени, Он был назначен командиром эскадрильи 436 истребительного авиационного полка. В полку Николая любили за смелость, находчивость, скромность. В боевой песне, сложенной в полку, Николай упоминается несколько раз.


Разметались тучки грозовые,
Воздух свеж, зеленая трава.
У машин собрались боевые,
Боевые летчики-друзья.

Все уже расселись по кабинам,
На разведку их маршрут готов.
Поднялись машины за машиной,
Впереди всех Коля Головков.

В своей книге «Фронт над землей» : генерал-майор авиации Н.Ф. Кузнецов, который был в 436 авиаполку заместителем командира эскадрильи, рассказывает о последнем бое Николая Головкова 6 января 1943 года у станции Лычково на Северо-Западном фронте.
        «Сейчас придут штурмовики,— сказал начальник штаба полка майор Бойченко. — Вашей группе командир приказал обеспечить, их сопровождение и боевую работу в районе прорыва. Сопровождать будет восьмеркой старший комэск Головков. «Илы» шли попарно, образуя клин из двух четверок. Штурмовики развернулись строго на юг. Истребители рассредоточились по фронту, обеспечивая свободу маневра. Чтобы обеспечить выход «илов» из атаки, два истребителя во главе с Головковым пошли за лидером вниз. Появилась четверка вражеских истребителей, Василий Добровольский и его ведомый бросились на них в лобовую. Бой разгорался. Головков подал команду лейтенанту Елисееву и его командиру: «Вниз!»
        Летчики обрушились на противника. Владимир длинной очередью отрезал крыло «мессера», который нацеливался на штурмовиков. А «илы», находясь под надёжной защитой истребителей, громили фашистскую колонну машин, подавляя артиллерию, поливали огнем живую силу врага. С юго-запада подходили вражеские истребители. Головков тут же приказал мне: «Двадцать пятому связать боем подходящего противника». То были последние слова Н. Головкова, слышанные Н. Кузнецовым. И только позже, будучи в госпитале, он узнал, что Н. Головков не вернулся на аэродром. «Я никак не мог представить себе, — вспоминает автор книги, - что вернусь в полк и никогда больше не увижу... Колю Головкова — скромного человека, настоящего друга».


       А. Прокин, краевед
       Газета «За коммунистический труд», 1978 год.