Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Боевой путь семнадцатой

Всю войну – за баранкой

Петр Иванович Шабалкин – ветеран Великой Отечественной войны. Седовласый, среднего роста пожилой человек, с лицом чисто русским и благообразным, с глазами живыми и пытливыми. И хотя он разменял уже восьмой десяток, по внешнему виду никак не дашь ему столько лет. Он прям осанкой, движения размеренные, живет вдвоем с супругой Валентиной Ивановной в московской двухкомнатной квартире на самом верхнем, пятом этаже. У него нет проблем, как спуститься вниз или подняться вверх к себе по лестничным ступенькам. Судьба, как видно, одарила его и здоровьем, и божьей бережливостью. А ведь он прошел всю войну от начала и до конца и не имел ранений. «Ну, контузии были, они проходили сами собой, в госпиталь не обращался»,— поделился Петр Иванович.
        Вот что он рассказал о своем участии в войне и о себе. Он коренной москвич, еще до войны, живя в столице, имел семью, двух детей, работал ведущим конструктором в институте легкого машиностроения. Война позвала к себе многих, в том числе и его. Ополченцем он был записан в отряд, который вошел в состав формируемой новой дивизии, получившей впоследствии название 17 стрелковой. «Штаб ее,— вспоминает Петр Иванович,— располагался в институте народного хозяйства имени Плеханова. Но мы туда не ходили, нас в июле 1941 года поездом, в «телячьем» вагоне, отправили в Малоярославец, куда приближался враг. Наскоро обмундировали, роздали стрелковое оружие, но всем его тогда не хватало. Меня определили в пулеметное подразделение.
       Боевое крещение наша часть получила у города Спас-Деминска»
. Враг, имея превосходство в живой силе и технике, стремительно наступал по всему фронту. Обстановка на нем с каждым днем осложнялась» становилась все более опасной. 17 и 53 дивизии, оборонявшие Малоярославец, вынуждены были оставить город и отойти назад, на восток, к Наре. «Это было горькое и вынужденное отступление, санкционированное командованием нашего соединения, группами через леса по Калужской и Московской областям»,— добавляет ветеран. К тому времени его как технически грамотного специалиста перевели в автороту, сначала рядовым водителем, а потом командиром отделения, под началом которого были 3—4 различные автомашины. В этом хозяйстве в середине октября 1941 года он оказался на Стремиловском рубеже, где дислоцировались остатки дивизии.
        - Что тогда входило в задачи автороты и лично вас? — поинтересовался я.
        - Дел было много. Техника после отступления требовала серьезного ремонта и пополнения. Приходилось часто выезжать в Москву, где мы на заводе сами собирали моторы и узлы, перегоняли машины на боевой рубеж. На машинах автороты завозились продовольствие, обмундирование, снаряжение для дивизии.
        На фотографии на груди у Петра Ивановича орден Красной звезды. Я попросил его рассказать, с чем связана награда.
        — Авторота, следуя во втором эшелоне, выполняла другие задачи, чем части в первом. Но в опасных переделках приходилось бывать и нам. Однажды фашистская авиация принялась бомбить наши объекты. Командира роты на месте не было, и мне с ребятами пришлось в срочном порядке спасать от пожара горючесмазочные материалы и выводить в безопасную зону машины.
        — Какие еще эпизоды войны врезались в вашу память?
        — Их немало, но, пожалуй, на первом месте то, как на моих глазах по приговору военного трибунала расстреливали дезертиров и самострелов. Был случай (после выхода приказа Сталина об усилении мер по сохранению продовольствия и материального имущества), когда таким же образом лишили жизни начальника продотдела дивизии. Никогда не забудется и то, как после боев приходилось вести машину по дорогам, на которых было множество еще не убранных убитых советских и немецких солдат. Фронтовые будни были заполнены не только боями и подготовкой к ним. Находилось время и для культурного досуга. Вспоминая об этом, ветеран, улыбаясь, сказал, что ему довелось участвовать в дивизионной художественной самодеятельности в роли конферансье. На привалах, в затишьях между боями группа армейских артистов выступала перед воинами с концертами, поднимая их моральных дух. Спрашиваю, где застала его победа.
        - Там, где была вся дивизия,— на берегу Балтийского моря в Восточной Пруссии, на косе Фриш-Нерунг. Накануне часть соединения еще вела бои, и, к сожалению, были жертвы с нашей стороны.
        — А как сложилась ваша жизнь после войны?
        — В ноябре 1945 года вернулся в родную Москву, к семье. Вновь стал работать на прежнем месте и в прежней должности — ведущим конструктором.
        Петр Иванович участвовал в строительстве в городе Гусь-Хрустальном первого конвейера полированного стекла, такие же заводы были потом сооружены в Саратове и Нижнем Новгороде. На пенсию вышел в 70-х годах. Есть внуки и даже правнук. «Вот недавно отделился от нас, получив квартиру, сын со своей семьей, — говорит ветеран,— а до этого были вместе, шесть человек, и ничего, жили дружно». Петр Иванович, несмотря на свой возраст, активно участвует в общественной жизни, особенно по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Является зампредседателем совета ветеранов 17 стрелковой дивизии. С теплотой он вспоминает неоднократные посещения им Стремиловской школы, ее музея боевой славы, а также чеховского профтехучилища №56, с которым у совета ветеранов тоже сложились добрые отношения.Шабалкин
       Прощаясь, я попросил у Петра Ивановича фотографию, на которой запечатлены члены совета ветеранов. В центре (стоит) председатель Наумов С. К., слева от него — Шабалкин П.И. Почти все члены совета начинали свой боевой путь от Стремиловского рубежа. Хочется пожелать Петру Ивановичу и его боевым товарищам доброго здоровья и дальнейшей плодотворной деятельности.


       
       А. Вишняков
        Газета «Чеховский Вестник» от 29 декабря 1992 года