Музей памяти Лопасненского края

Революционная история Лопасни

Мы не занимали мужества



В средней школе № 4 г. Чехова создан клуб «Память». В него вошли учащиеся старших классов. Ребята задались целью восстановить историю лопасненской комсомолии. Они встретились с комсомольцами двадцатых годов, записали их воспоминания. С теми, кто живет теперь за пределами нашего района, у ребят завязалась переписка.

По следам комсомольцев двадцатых годов — так можно назвать серию материалов, с которыми выступили на страницах нашей газеты члены клуба «Память». Сегодня мы публикуем еще одно письмо.

Письмо из Казахстана

Ваше письмо взволновало меня до глубины души. Я несколько дней ходил под впечатлением. Письмо заставило воскресить в памяти былую юность, которая прошла на лопасненской земле. Родился я в грозный революционный 1905 год. Рос в Новоселках и Лопасне.

В 1917 мне было двенадцать. Но я помню, как мы, мальчишки, бурно приветствовали Октябрьскую революцию. Вместе со взрослыми участвовали в демонстрациях, митингах.

И учились. Молодой республике Советов нужны были грамотные люди. А школ не хватало. Тогда «именем революции» конфисковывались дома у помещиков. В одном из таких домов было организовано в Лопасне высшее начальное училище, в котором учился и я. Здесь впервые я услышал слова — Коммунистический Союз Молодежи. Его организатором в Лопасне, как вы уже знаете, был Ваня Ягодкин. Я его очень хорошо по-мню. Мы были близкими друзьями. Но следует сказать, что Ваня был «на голову» выше нас. Он отличатся от своих сверстников идейной убежденностью, прямотой суждений. Он был хорошим организатором.

Вы спрашиваете, друзья, чем занимался в те годы комсомол?

Дел у нас было невпроворот. У нас не было клуба. И мы решили: «Будет клуб!» И начали строительство. Работали с большим энтузиазмом. И клуб был построен. Его сцена никогда не пустовала. «Синеблузники» ставили пьесы, концерты. С трибуны читали лекции для верующих и атеистов. Мы никогда не жаловались на трудности. А их было много. Шла гражданская война. Лопасня замерзла от холода. Мы шли на заготовку дров. В 1926 году я вступил в ряды Коммунистической партии. Служил в Красной Армии. И снова возвратился в родное Подмосковье. В период коллективизации одной уз сильнейших комсомольских организаций считалась комсомольская волостная организация в селе Стремилово. Руководил ею мой хороший товарищ Борис Давыдов.

Помню, ребята, закрыли в селе церковь. Религиозный дурман здесь был особенно значителен. В церкви комсомольцы открыли клуб. Подробности о делах стремиловской комсомолии вы можете узнать у самого Бориса Давыдова. Живет он в Серпухове...» Письмо Николая Дмитриевича Бахмарина — активиста Лопасненской комсомолии привело членов шуба «Память» средней школы №4 в Серпухов.

Синеблузники.

Борис Александрович нас очень тепло встретил, угостил земляничным вареньем и чаем. С большим вниманием выслушали мы (рассказ бывшего секретаря Стремиловской волостной организации...

— В укоме комсомола мне сказали: «Поедешь в Стремилово. Вожатым. — Вожатым? — И не удивляйся. Мальчишки — главная наша забота. Приехал. На мне — синяя блуза, комсомольский значок, ремень через плечо. Эта форма только еще входила в нашу комсомольскую «моду». Очень красивая форма. Мы с гордостью ее носили. Хотя, признаюсь, нередко приходилось за нее расплачиваться. Ку-лаки подстерегали из-за угла. Того и гляди, обрез пустят в ход.

Ходил по деревням, собирал мальчишек. Рассказывал о пионерской организации, о красном галстуке — частице пролетарского знамени. И о будущем. О той прекрасной поре, когда не будет на земле советской ни кулаков-мироедов, ни прочей швали. Рассказывал о пионерской организации, о красном галстуке – частице пролетарского знамени. И о будущем. О той прекрасной поре, когда не будет на земле советской ни кулаков-мироедов, ни прочей швали. Рассказывал о грандиозных планах индустриализации и колллективизации.

Мальчишки слушали меня, и я видел, как светлели их лица. Им очень хотелось пожить в достатке. Ведь время было очень тревожное. Время кулацкого разгула и голода. Мальчишки присягали на верность партии, мировой революции. Мы повязывали им красные галстуки, которые носили они с большой гордостью. Мы любим пионерские костры, походы и песни. Самой любимой была «Взвейтесь кострами» и песня о картошке. Помните? «Ой, ты, милая картошка, тошка, тошка...»

Потом я был секретарем волостной организации, здесь же в Стремилове. Иные, более значительные задачи встали передо мной. Я должен был сплачивать молодежь. Большую помощь мне оказывали активисты. Они были молоды и бесстрашны. Комсомольские взносы нам иногда приходилось платить не рублями, а собственной кровью. Кулаки не хотели признавать Советской власти. И пытались заду-шить ее голодом, мятежами. Не вышло. Страна крепла. Мужали и мы — первые комсомольцы...

По материалам членов клуба «Память», составленным Тамарой Гладилиной..

комсомольские активисты Лопасненского района (1929 г.)

На снимке вверху: комсомольские активисты Лопасненского района (1929 г.). В первом ряду (справа налево): тт. Попова, Давыдов, (фамилию девушки, сидящей в центре, установить не удалось), Рябов — первый секретарь РК ВЛКСМ, Зубиков. Второй ряд — тт. Цветкова, Анцифиров, Леонова, Арефьева, Леосов.

На снимке внизу: секретарь Стремиловской волостной комсомольской организации Борис Давыдов. 1929 год.

секретарь Стремиловской волостной комсомольской организации Борис Давыдов


       
Газета «За коммунистический труд» от 29 июня 1968 г.