Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов



наталья адлер

Жизнь музея

Встреча с легендой


        …Наталья Максимовна поделилась своими воспоминаниями. Войну Наташа встретила 18-летней. Успела поступить в исторический институт. Могла бы, как многие девушки, учиться, но она хотела защищать Родину от врагов, которые посягнули на наше социалистическое государство. По словам Наташи, она была твердо уверена, что без нее война не кончится, и поэтому написала заявление и в военкомат, и в райком комсомола. И вот, наконец, нашелся знакомый человек, который выполнил ее просьбу. Она поехала на фронт. Туда, где и убить могут, и инвалидом на всю жизнь остаться можно.
        Ее боевая жизнь началась под г. Ельня. Это та самая Ельня, где в сентябре 1941 года немецкие войска побежали под натиском наших воинов. Под Ельней миф о непобедимости немецкой армии был развеян. Но 2 октября немецкие войска перешли в наступление. Войсковая часть, где служила Адлер, попала в полное окружение. Наши солдаты, а с ними и Наташа, героически пробивались к своим, к линии фронта. Каждый километр приходилось проходить с боем. Многие ее товарищи погибли, многие были ранены. Повезло Наталье: она уцелела. К 25 октября их войсковая часть, а вернее то, что осталось от нее, вышла на Стремиловский рубеж, и присоединена она была к 17-й стрелковой дивизии.
        К середине ноября немецкие войска вновь пошли в наступление. Особенно удачно они продвигались по Волоколамскому шоссе. И вот, чтобы отвлечь часть вражеских войск на себя, командование 17-й стрелковой дивизии решило перейти в наступление.
        Случилось это 14 ноября 1941 года. В это время в Подмосковье установилась настоящая зима. Выпало много снега, и морозы были более 20 градусов. С утра наши артиллеристы вели огонь по пехоте противника в Леонове. Артиллерийским огнем были уничтожены батареи противника в Рыжково, Тунаево, Курилово. Всего было выпущено по немецко-фашистским захватчикам около 1000 снарядов. А потом наша пехота пошла в наступление. И хоть наша артиллерия нанесла врагу значительный урон, пехотинцев встретили довольно сильным огнем. Били немецкие минометы, пушки. Луг перед нашими позициями, до этого снежно-белый, покрылся черными пятнами от разрывов мин и снарядов.
        Особенно нашей пехоте мешали крупнокалиберные пулеметы. Они были установлены в подвале небольшой школы. Пехота, двигавшаяся к Леонову, попала под их шквальный огонь. Появились раненые и погибшие наши солдаты. Пришло время вступить в бой и санитарам. Наташа Адлер проверила свою медицинскую сумку, захватила плащ-палатку и побежала вперед, где лежали тяжелораненые бойцы. Вот здесь ее и увидел командир роты и устроил девушке разнос. Запретил бегать по полю боя, ползком, говорит, ползи. А если не послушается, пригрозил гауптвахтой. Как будто на «губе» более страшно, чем под пулями в бою.
        Попробовала ползти, а снег глубиной с полметра, да еще и рыхлый. Весь день ползти придется. И снова бегом, к школе, где еще бьют, не умолкая, немецкие пулеметы. Там, около школы, есть небольшая лощинка; вот туда и ползли раненые у кого еще были силы: там было потише. Потом кто-то из пехотинцев добрался до школы и забросал немецкие пулеметные гнезда противотанковыми гранатами. Наташа увидела первого раненого около небольшого кустика, он к нему подполз. По снегу за ним тянулся кровавый след. Ранен боец был в бедро; положила жгут, перевязала рану, положила раненого на плащ-палатку и повезла по снегу к лесу. Когда тащила третьего, на нее обратили внимание немецкие минометчики. Мины стали падать совсем рядом; отползла в какую-то маленькую канавку и затаилась вместе с раненым. Осколки мин свистели где-то совсем рядом, едва не задевая спины. Она лежала не двигаясь. Немец, наверное, решил, что она погибла, и перенес огонь на другое место. И так шестнадцать раз – от передовой до ближайшего лесочка. И из пулемета по ней били, и минометчики старались ее уничтожить, да и снаряды разрывались часто рядом. Уцелела и сама, и спасла своих раненых.
       За этот бой, в котором она ни разу не выстрелила по противнику, но спасла жизнь шестнадцати раненым, Наталью Максимовну наградили медалью «За отвагу». Одна из первых среди храбрейших, она получила достойную награду. С боями, не прячась за чужие спины, Наташа дошагала до Германии, где и встретила долгожданную Победу. После войны, а ей было в то время только 22 года, Наташа Адлер поступила в медицинский институт. Ей нравилось помогать людям. Она считает, что каждый человек должен хорошо жить и интересно работать. По ее мнению, для человека самое полезное и нужное – это хорошо делать свое дело.
        А потом Наталью Максимовну попросили спеть песню. Запела она «Землянку»: «Бьется в тесной печурке огонь, на поленьях смола, как слеза. И поет мне в землянке гармонь про улыбку твою и глаза». Женщине 80 лет, а какой голос! Он у нее переливался: то куда-то звал, то грустил, то дышал любовью. Аплодисменты были бурными, ребята много и долго ей хлопали. Пели бы у нас так по телевизору или на концертах, люди были бы намного лучше. На прощанье Наталья Максимовна пожелала ребятам: «Не будьте завистливыми, живите дружно. Один за всех и все за одного».
        Из книги «ЭКСКУРСИИ В ПРОШЛОЕ» г. Чехов 2005г.
        Заведующий экскурсионно-массовой работой музея А.П.Семенов