Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Публикации В.В. Степанова. Архивные исследования

Ещё раз о судьбах солдатских

О «белых пятнах» в истории Московской битвы, связанных с боями 43-й армии в октябре 1941 года на реке Наре, наша газета рассказывала неоднократно. Речь шла о трагических обстоятельствах в судьбах генерал-лейтенанта С.Д. Акимова, полковников П.С. Козлова, Н.П. Краснорецкого и бригадного комиссара С.И. Яковлева. О результатах своих исследований в газете «Чеховский вестник» от 19.06.07, 17.07.07, 13.11.07 и 04.03.08 рассказывал историк и журналист Валерий Степанов. В настоящее время автор продолжает работу в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО РФ) и других архивах. Сегодня он делится с читателями своими размышлениями и результатами новых исследований.

С.Д. Акимов

С.Д. Акимов

Н.П. Краснорецкий

Н.П. Краснорецкий

А.Ф. Наумов

А.Ф. Наумов

Пожалуй, пик самых тяжёлых и трагических событий в боях осени 1941 года в полосе обороны 43-й армии на рубеже реки Нары пришёлся на 22 и 23 октября. В эти дни погиб командир 53-й стрелковой дивизии (сд) полковник Николай Павлович Краснорецкий. Командир 17-й стрелковой дивизии народного ополчения Москворецкого района Москвы полковник Пётр Сергеевич Козлов и комиссар этой дивизии, бригадный комиссар Сергей Иванович Яковлев были арестованы. Генерал-лейтенант Степан Дмитриевич Акимов, командовавший группой войск левого крыла армии, был тяжело ранен и отправлен в тыл. А командир 312-й сд полковник Александр Фёдорович Наумов на основании шифротелеграммы командующего Западным фронтом Г. К. Жукова за № 6171 от 23. 10. 41 г. был назначен командиром сводной 312 сд, которую ему было приказано формировать в ходе боёв из остатков 312, 53 и 17 сд.

Все эти события произошли практически единовременно в районе деревни Корсаково, расположенной на Старой Калужской дороге — старинном тракте, который многие годы соединял юго-западные районы России со столицей. Поразительно, но именно так распорядилась сама история.

В 2005 году произошла полная посмертная реабилитация командира 17 сд полковника П.С. Козлова и военкома этой дивизии бригадного комиссара С. И. Яковлева. Считалось, что в 20-х числах октября 1941 года они были расстреляны, и в отношении них был совершён произвол. Актом реабилитации восстанавливалась историческая справедливость, а офицерам возвращались их добрые имена. Но, как показали дальнейшие исследования, в действительности дело обстояло совсем по-иному.

Здесь, чтобы напомнить читателям уже описанные ранее события и избежать разночтений, необходимо ещё раз привести выдержку из документа — докладной командующего 43-й армией генерал-майора К.Д. Голубева командующему Западным фронтом генералу армии Г.К. Жукову, который был опубликован в газете «Чеховский вестник» от 17 июля 2007 года.

«Генералу Армии Жукову. 31.10.41. 23.40.

...Докладываю о преступном факте. Сегодня на месте установил, что бывший командир 17 стрелковой дивизии Козлов не был расстрелян перед строем, а бежал. Обстоятельства дела таковы. Получив Ваш приказ арестовать и расстрелять командира 17 сд перед строем, я поручил это выполнить выезжавшим в дивизию Члену Военного Совета Серюкову и генерал-лейтенанту Акимову. По непонятным причинам они этого не сделали и направили командира дивизии ко мне. (Выделено В. С.).

Я под конвоем, организованным начальником Особого отдела армии, отправил его обратно с категорическим указанием, что приказ Командарма должен быть выполнен. Мне доложили, что он был расстрелян, а сегодня я узнал, что не расстрелян, а бежал от конвоя. Назначаю следствие.

Голубев.

31.10.41. 23.40».

Обратим особое внимание на тот факт, что П.С. Козлов, как следует из приведённого выше документа, не был расстрелян, а также и на то обстоятельство, что произошло это по воле генерала С.Д. Акимова. Почему?

Сегодня о судьбе П.С. Козлова известно крайне мало в связи с тем, что многие документы на него в ЦАМО РФ отсутствуют. Но из писем его жены, опубликованных в книге А. С. Вишнякова «Стремиловский рубеж», известно, что «Пётр Сергеевич Козлов, 1905 года рождения, родом из Климовического района Белорусской ССР, служил в Красной Армии с 1926 года, член ВКП (б) с 1928 года, участвовал в войне с белофиннами, где получил орден Красного Знамени. Перед Великой Отечественной войной учился в Москве, в Военной академии им. М. В. Фрунзе, был инструктором парашютного спорта, в короткий срок овладел немецким языком (разговорная речь). Звание полковника присвоено в 1940 году».

Пойдём дальше. В учётной карточке члена ВКП (б) Степана Дмитриевича Акимова, хранящейся ныне в фондах Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) значится: «За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленную при этом доблесть и мужество 7 апреля 1940 года награждён орденом Ленина». Но, самое интересное, что этим же числом был награждён орденом Красного Знамени и П. С. Козлов!

Сегодня исследования по судьбам П. С. Козлова и С. Д. Акимова продолжаются, и уже есть некоторые основания считать, что эти два офицера были знакомы друг с другом по финской войне. Но здесь возникает ещё один вопрос: а мог ли генерал Акимов расстрелять своего боевого товарища? Теперь понятно всем, что воинское братство либо существует, либо о нём и говорить не надо!

Размышляя о дальнейшей судьбе П. С. Козлова, оказавшегося в немецком плену, вполне допустимо задаться следующим вопросом: а не было ли его пленение прикрытием операции по внедрению во вражеский тыл? Об этом же косвенно может свидетельствовать хорошее знание Козловым немецкого языка, профессиональное владение парашютом и, вероятно, другими навыками разведывательно-диверсионной деятельности. Но пока это всего лишь предположения, правда, не лишённые определённых оснований, и они требуют дальнейших исследований в военных архивах России и Германии.

О гибели командира 53 сд полковника Н. П. Краснорецкого было известно давно. Но долгое время оставался не выясненным до конца вопрос о месте его захоронения. Существовали различные версии. В конце 2007 года вышла книга руководителя Подольского военно-патриотического объединения «Память» Игоря Красильникова «Сорок третья армия в 1941 году», в которой автор утверждает, что Н. П. Краснорецкий был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Однако изучение списка имеющихся могил данного кладбища и имён захороненных в них, не подтвердило данный вывод автора книги и не прояснило окончательно вопрос об истинном месте захоронения этого командира. Сомнения остались, что заставило вновь обратиться к анализу имеющихся в архиве отряда «Поиск» документов. И вот что рассказал по этому поводу бывший начальник штаба отряда «Поиск» НИЦЭВТ Сергей Шубников, ещё раз детально проанализировавший имеющиеся ныне материалы и свидетельства.

1983 г., д. Мельхово. Сергей Шубников – справа

1983 г., д. Мельхово. Сергей Шубников – справа.

Продолжение →