Музей Памяти 1941-1945г. Чехов

Публикации В.В. Степанова. Архивные исследования

Трудные дни командарма Селезнёва

2 декабря2008 г. в нашей газете была опубликована статья историка и журналиста Валерия Степанова «Тайна биографии генерала Захаркина». В ней были изложены результаты исследований автора. Они открыли ранее не известный факт, что первым командующим 43-й армией, вступившим в эту должность 1 августа 1941 года, был генерал-лейтенант Иван Григорьевич Захаркин, позднее, в период Московской битвы, командовавший 49-й армией Западного фронта. Дальнейшие исследования ранее закрытых фондов Центрального архива Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ) позволили открыть новые дополнения и к боевой биографии генерал-майора Дмитрия Михайловича Селезнёва.

 Д.М. Селезнёв (в центре) с офицерами штаба 17 сд.

Генерал-майор Дмитрий Михайлович Селезнёв в истории битвы под Москвой известен как командир 17-й стрелковой дивизии народного ополчения Москворецкого района Москвы (17-й сд), внёсшей значительный вклад в дело разгрома немецко-фашистских войск на подступах к столице. Эта дивизия осенью — зимой 1941 года, занимая стойкую оборону на Стремиловском рубеже, преградила врагу путь к Лопасне и Москве. Но мало кто знает, что в тяжёлые августовские дни 1941 года Д. М. Селезнёву выпало командовать войсками 43-й армии Резервного фронта, а последовавшие за этим события едва не стали роковыми в его судьбе.

Жизнь Дмитрия Селезнёва мало чем отличалась от судеб многих офицеров предвоенной поры. Родился он в 1897 году в Тамбовской губернии в многодетной крестьянской семье. В 1916 году был призван в царскую армию, в рядах которой его и застала революция. С 1918 года он в Красной армии, воевал на Южном фронте и участвовал в боях с белополяками.

В межвоенный период Дмитрий Селезнёв прошёл все ступени командирской лестницы, окончил Военную Академию им. М. В. Фрунзе и к началу Великой Отечественной войны являлся командиром 53-го стрелкового корпуса Сибирского военного округа, во главе которого и прибыл на фронт.

Июль 1941 года был крайне тяжёлым. На главном, Московском, направлении развернулось Смоленское сражение, в ходе которого наша армия постигала нелёгкую науку борьбы с опытным и сильным врагом. В результате вклинения противника в нашу оборону образовался Ельнинский выступ, с которого немецко-фашистское командование рассчитывало сделать рывок на Москву и в августе 1941 года овладеть столицей.

Чтобы затормозить и измотать противника, Ставка Верховного Командования принимала экстренные меры, вводя в сражение на Западном направлении второй стратегический эшелон, который пополнялся свежими кадровыми дивизиями внутренних военных округов. Характеризовать обстановку в те дни может факт, что начальник Генерального штаба РККА генерал армии Георгий Жуков сам попросил Сталина направить его в войска и был назначен командующим Резервным фронтом.

В ходе тяжёлых боёв происходила реорганизация управления войсками и их перегруппировка. В начале августа 53-й стрелковый корпус был расформирован, а его командир, генерал Селезнёв, назначен заместителем командующего – начальником тыла 43-й армии Резервного фронта, а уже через несколько дней ему было поручено командовать войсками этой армии.

Это обстоятельство вызвало особый исследовательский интерес. С одной стороны, некоторые источники прямо указывают на факт командования Д. М. Селезнёвым 43-й армией в августе и даже в сентябре 1941 года, хотя отметки о прохождении службы в должности командарма-43 в его учётно-послужной карте (УПК), хранящейся в ЦАМО РФ, нет.

В то же время в исследованиях отдельных историков прочно утвердилось мнение о том, что Д. М. Селезнёв стал первым начальником тыла только что сформированной 43-й армии и был назначен на эту должность, якобы, в самом начале августа 1941 года.

Проведённые исследования говорят сегодня о том, что это не так, на должность начальника тыла в тот период был назначен другой человек. И об этом, в частности, свидетельствует извлечение из приказа командующего войсками 43-й армии И. Г. Захаркина № 2 / 7 от 07.08.41. (г. Киров):

«…Бывшего помощника начальника штаба по тылу 28-й армии, полковника Дементьева Степана Михайловича допускаю к временному исполнению обязанностей начальника тыла 43-й армии.

Полковнику тов. Дементьеву на основании приказа НКО № 0257 на базе аппарата 28 армии и бывшего 33 СК сформировать аппарат начальника тыла армии…

Командующий 43 армией генерал-лейтенант Захаркин.
Член Военного совета 43 армии бригадный комиссар Яковлев.
Начальник штаба 43 армии генерал-майор Тихомиров».

Полковник С. М. Дементьев исполнял эту должность до 10 августа 1941 года, а со следующего дня уже все подшитые в архивном деле документы идут за подписью нового начальника тыла — генерал-майора Д. М. Селезнёва. Отметим особо, что данная кадровая перестановка произошла с приходом на должность нового командующего 43-й армией генерала П. А. Курочкина, вместо назначенного командовать 49-й армией генерал-лейтенанта И. Г. Захаркина.

Обратная смена персоналий Селезнёв — Дементьев на должности начальника тыла – заместителя командующего войсками 43-й армии произошла ровно через неделю. Тогда генерал П. А. Курочкин был отозван Ставкой ВГК на Северо-Западный фронт, а на его место был назначен временно исполняющим дела (ВРИД) командующего войсками 43-й армии генерал Д. М. Селезнёв. Именно об этом ныне свидетельствуют открывшиеся документы.

Вступление 18 августа 1941 года в должность командующего войсками 43-й армии было ответственным поручением командования и требовало от Дмитрия Михайловича крайнего напряжения сил.

25 августа 1941 года в штаб Резервного фронта поступила директива Ставки, предписывавшая войскам левого крыла фронта (24, 43-я армии) 30 августа перейти в решительное наступление, разгромить Ельнинскую группировку противника и, одновременно развивая наступление на Рославль, к 8 сентября выйти в район Хиславичи – Петровичи.

Для генерала Селезнёва это была первая самостоятельная крупномасштабная операция на фронте, и за её подготовку он взялся тщательно и энергично. Однако в самом начале этой операции в войсках 43-й армии произошли события, которым после войны маршал Жуков уделил особое внимание в своей знаменитой книге «Воспоминания и размышления».

Георгий Константинович вспоминал, что 1 сентября 1941 года его вызвал к телеграфному аппарату А. Н. Поскребышев и передал просьбу Сталина о необходимости прибытия в Ставку. На что Жуков ответил буквально следующее: «Только что сейчас получил неблагоприятные сведения о 211-й дивизии, действовавшей в районе Рославля. Эта дивизия отошла назад километров на 5—6 и создала невыгодное положение для 149-й стрелковой дивизии. Ввиду сложности обстановки я хотел бы ночью выехать на участок 211-й дивизии и там навести порядок».

Сталин согласился с Жуковым, разрешил отложить поездку в Москву и выехать на позиции войск 43-й армии. В своих мемуарах Георгий Константинович даёт лишь общую оценку ситуации, но имеющиеся сегодня документы дополняют воспоминания маршала и раскрывают не известные ранее обстоятельства.

Тогда произошла смена командующих 43-й армией и некоторых командиров соединений и частей. Командир 211-й сд был отстранён от должности, а на его место назначен генерал Селезнёв. И уже 2 сентября 1941 года вновь назначенный ВРИД командующего 43-й армией, первый заместитель Г. К. Жукова по Резервному фронту генерал-лейтенант И. А. Богданов, отдаёт письменное распоряжение ВРИД командира 211-й сд генерал-майору Селезнёву о срочном приведении в порядок этой дивизии, понёсшей тяжёлые потери. Далее, 5 сентября 1941 года, в командование 43-й армией вступает генерал-майор П. П. Собенников и буквально на следующий день с утра боевым приказом ставит задачу о наступлении 211-я сд с выходом к концу дня 7 сентября 1941 года на заданные и не достигнутые ранее рубежи. Этот факт может свидетельствовать о том, что за предельно короткий срок 211-я сд была пополнена людьми и материальной частью, вновь сколочена и представляла собой боеспособное соединение, а Дмитрий Селезнёв в предельно сжатые сроки со своей новой задачей справился. Сегодня трудно представить, каких нечеловеческих усилий потребовала вся эта работа от генерала Селезнёва. 

Но существует и другой взгляд на события. По мнению старшего научного сотрудника Рославльского историко-художественного музея Сергея Александрова, со ссылкой на документы фондов архива этого музея, 8 сентября 1941 года генерал-майор Селезнёв был арестован.

В ЦАМО РФ имеется документ, косвенно подтверждающий правоту приведённого выше мнения музейного работника. В одном из приказов генерала Собенникова изложены требования прокурору 43-й армии о расследовании событий 30.08— 02.09.41 в полосе боевых действий 211-й сд, приведших к невыполнению задач, поставленных перед войсками 43-й армии Ставкой и Резервным фронтом. Действительно, подписи ВРИД командира 211-й сд генерал-майора Дмитрия Селезнёва на архивных документах этой дивизии имеются только до 8 сентября1941 г., но далее прерываются, хотя его фамилия ещё значится в списке командиров, комиссаров и начальников штабов соединений 43-й армии, датированном 15 сентября1941 г. Сегодня трудно подтвердить или опровергнуть факт ареста Дмитрия Селезнёва 8 сентября 1941 года. Соответствующие документы пока не найдены. Но ясно одно — что эти дни могли быть самыми трудными и трагическими в боевой биографии бывшего командарма-43.

Несмотря на неуспех 43-й армии, Ельнинская операция войск Резервного фронта завершилась разгромом группировки противника и ликвидацией ельнинского выступа. Она имела огромное морально-политическое значение для укрепления веры армии и народа в победу над сильным врагом. Это обстоятельство, очевидно, во многом сыграло свою роль в том, что уже 19 сентября 1941 года Дмитрию Михайловичу было вновь поручено исполнение обязанностей заместителя командующего войсками – начальника тыла 43-й армии. Но и это возвращение стало только началом испытаний, выпавших на долю этого военачальника.

С началом операции немецкого командования под кодовым названием «Тайфун» 43-я армия с тяжёлыми боями вынуждена была отступать на Можайскую линию обороны и далее на рубеж реки Нары. И здесь, уже в должности командующего Западным фронтом, генерал армии Георгий Жуков вновь направляет генерала Селезнёва срочно восстанавливать разгромленную и покинувшую свои рубежи 17-ю сд. Он с честью выполнил и эту нелёгкую задачу, организовав стойкую оборону дивизии на Стремиловском рубеже.

17-й сд Дмитрий Селезнёв командовал до сентября 1942 года. Впоследствии ему довелось быть командующим войсками 22-й и 4-й Ударной армий Калининского фронта, но в 1943 году серьёзная болезнь вывела его из строя. После лечения он был назначен заместителем командующего войсками Приволжского военного округа, и в начале 1946 года уволен в отставку по болезни, приобретённой на фронте. Умер он в 1960 году.

За заслуги перед Отечеством Дмитрий Селезнёв был награждён многими орденами и медалями, среди которых орден Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды и другие награды.

Много позже, после войны, прославленный маршал Георгий Жуков скажет: «Сегодня у нас стесняются писать о неустойчивости наших войск в начале войны. А войска бывали неустойчивыми и не только отступали, но и бежали, и впадали в панику… Не секрет, что у нас рядом воевали дивизии, из которых одна дралась хорошо, стойко, а соседняя с ней – бежала, испытав на себе такой же удар. Были разные командиры, разные дивизии, разные меры стойкости. Нельзя думать, что всё зависит от начальства. Победа зависит ото всех, от каждого человека, от его личной стойкости в бою».

Трудное это было время – оборонительные бои сорок первого. Не много славы пришлось на долю его бойцов и командиров. Но именно под командованием таких замечательных военачальников, как генерал-майор Дмитрий Михайлович Селезнёв, крепла и набирала силы наша армия, чтобы не только остановить немецко-фашистские войска на подступах к Москве, но и отбросить их далеко на запад.

Валерий Степанов. «Чеховский вестник», Выпуск №10, 10 февраля 2009 г.