Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Публикации В.В. Степанова

Закономерная случайность

С этого момента началась его служба в Красной Армии. О том, как это происходило, можно рассказывать долго, – оставим это для будущего общения. А случаи в его судьбе бывали разные, даже трагикомические. Например, будучи командиром отряда ЧОН (части особого назначения ВЧК – В.С.) Волосовского уезда, в то время, когда белые наступали на Петроград, он, участвуя в боях, попал в плен, пробыл там 2 месяца и бежал в расположение нашей 11-й стрелковой дивизии. За это ревтрибунал приговорил его к расстрелу с отсрочкой на три месяца (выделено В.С.). Но жизнь повернулась так, что, спустя всего полтора месяца, он стал уже командиром батальона, успел повоевать в составе этой дивизии с белополяками и получил свой первый орден Красного Знамени.

Далее отец был направлен на особые военные курсы Западного фронта в Смоленск. А вскоре уже принимал участие в подавлении Кронштадтского мятежа 1921 года, командуя колонной, наступавшей по льду Финского залива на крепость со стороны Лисьего носа, за что был награждён вторым орденом Красного Знамени. А после этого был направлен инструктором в тогдашнюю Военно-политическую академию им. Толмачёва в Ленинград.

Ф.А.Волков. 1937 г.

Ф.А.Волков. 1937 г.

Многое пришлось пережить отцу ещё до войны. Некоторые назначения не состоялись из-за того, что он в какой-то период примыкал к так называемой «военной оппозиции». В середине 1930-х годов он командовал Медынским стрелковым полком и оттуда был откомандирован в Отдельную Краснознамённую Дальневосточную армию (ОКДВА), которой, как известно, командовал Блюхер, где вскоре стал командиром стрелковой бригады. Надо отметить, что военкомом у него в этой бригаде был знаменитый комиссар Руднев, впоследствии – комиссар партизанских отрядов Ковпака.

Не обошли отца стороной и предвоенные репрессии. По ложному обвинению он вместе с Рудневым некоторое время пребывал во внутренней тюрьме НКВД Хабаровска. Однако они были оправданы Военным трибуналом ОКДВА, но в Красной армии не восстановлены, а отправлены на пенсию. И уже будучи военным пенсионером, Фёдор Андреевич был направлен работать старшим преподавателем военной кафедры Калининского политехнического института, где его и застала война.

предписание

Предписание Ф.А. Волкову
с подписью генерал-майора Д. М. Селезнёва.
(увеличить)

В конце августа 1941 года он был мобилизован и направлен на должность начальника строевого отдела одной из дивизий Московского военного округа, который в то время возглавлял генерал Артемьев и где вплотную занимались формированием и подготовкой резервов для фронта. А далее был 2-й Особый Люберецкий стрелковый полк, командование 1316 сп 17 сд, 145 сд и 91 стрелковым корпусом, должность заместителя командующего войсками 3-й ударной армии. Героем Советского Союза он стал ещё во время войны, в апреле 1945 года.

Когда в материалах, выставленных на Интернет-сайте Чеховского Музея Памяти, я увидел упоминания об отце и его полке, участвовавшем в обороне Стремиловского рубежа, то крайне обрадовался и понял, что моя работа, точнее – уже наша совместная и интересная работа – только начинается. Но попутно возник вопрос, ответ на который был бы крайне интересным.

Для меня, как жителя другого региона России, было неожиданным прочтение словосочетания «Стремиловский рубеж обороны Москвы», которое я встретил впервые и только в материалах о Чеховском районе Московской области. Во всех документах военного времени, которые мне довелось изучить, встречается несколько иная терминология и названия, а именно: «Нарский рубеж», «Рубеж реки Нара», «Лопасненское направление», «Лопасненский боевой участок», «участок Стремиловского (или Лопасненского) направления». Судя по всему, как мне кажется, это местное название, возникшее уже после войны. Тогда когда оно, на Ваш взгляд, могло появиться и закрепиться в лексиконе?

– Действительно, и Вы правильно подметили это обстоятельство, словосочетание «Стремиловский рубеж обороны Москвы» вызывало вопросы и ранее, например, в начале 1980-х годов, когда мы, поисковики московского отряда «Поиск» Научно-исследовательского центра электронной вычислительной техники, только начинали работу по поиску погибших и пропавших без вести в боях 1941 года на чеховской и подольской земле. В определённой степени это отход от терминологии, которую мы имеем в исторических документах. На этот вопрос в те времена дал исчерпывающий ответ тогдашний председатель совета ветеранов 17 сд Андрей Маркович Веркеенко, активный участник боёв на данном рубеже, инициатор и активный участник создания мемориала памяти у деревни Высоково, на развилке дорог Стремилово — Бегичево. По его мнению, данное наименование рубежа боёв 1941 года возникло в период разработки проекта и установки мемориального комплекса именно с таким названием, который был торжественно открыт в 1975 году в дни празднования 30-летия Великой Победы. С тех пор это словосочетание широко используется в лексиконе, и прежде всего на чеховской земле.

Остаётся добавить, что такая экспресс-беседа состоялась у нас с Владимиром Фёдоровичем Волковым, когда он выкроил для встречи совсем немного времени, находясь в служебной командировке в Москве. При этом на вопросы о себе он отвечал скупо, считая свою жизнь обыкновенной и мало чем отличающейся от жизни сверстников из послевоенного поколения, которые стремились получить высшее образование и приносить пользу стране на поприще науки. Тем не менее, всё-таки удалось и о нём получить некоторые сведения, которые наверняка могут быть интересны читателям газеты.

Родился В.Ф. Волков 4 февраля 1943 года в г. Балахна Горьковской области. В 1960-м окончил среднюю школу, два года работал на Горьковском авиазаводе, потом поступил в Казанский авиационный институт, который окончил в 1968 году по специальности «Аэродинамика и термодинамика» с присвоением квалификации «Инженер-теплофизик».

По распределению работал в Рыбинском КБ авиамоторостроения, затем был призван в Советскую Армию. Службу проходил в ракетных войсках стратегического назначения на территории Эстонской ССР, где по окончании службы и остался с семьёй на постоянном проживании. В 1987 году уехал из ЭССР и поселился в г. Тосно Ленинградской области, поступил на работу в НИИ электрофизической аппаратуры, где и работает по настоящее время начальником группы экспертизы проектов.

В теории вероятности есть понятие случайного события. Но, если это случайное событие повторяется периодически, то оно должно уже рассматриваться как закономерное, имеющее свой закон развития. Образно говоря, ныне мы имеем дело именно с таким случаем. Действительно, появление Владимира Фёдоровича Волкова на сайте музея было во многом случайным. Но эта случайность, как убедился читатель, отныне становится закономерной. Потому что ей предшествовала большая и систематическая работа представителей не одного поколения послевоенных исследователей истории чеховского края. А это значит, всех нас ждут новые встречи, как в Чеховском Музее Памяти 1941-1945 г. г., так и на его Интернет-сайте, ставшем по сути военно-историческим форумом, участником которого может стать каждый желающий, если обратится по адресу: http://www.muzejpamyati.narod.ru

«Чеховский вестник», выпуск №32, 28 апреля 2009 г.