Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Поэтическая терадь

Город был спасён

Михаил Иванович Камшилин родился 8 ноября 1917 года в Калужской области. В 1930 году его семья переехала в Москву. Окончив 7 классов, Михаил поступил учиться в Горно-взрывной техникум. Потом работал в Средней Азии. В армии с 1941 года. Войну закончил в Берлине старшим лейтенантом. Награжден орденами Отечественной войны II степени и Красной Звезды, медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» и другими. Демобилизовался из армии в звании подполковника.

Жители нашего города знают Михаила Ивановича больше как поэта. И это не удивительно, часто его стихи можно видеть на страницах наших газет, да есть и не одна книга с его стихами. Я же хочу рассказать от тех годах, когда он был молод и шла Великая Отечественная война.

Ещё до войны М.И. Камшилин работал взрывником в республиках Средней Азии. В июле 1941 года из Ташкента его направили на фронт. Попал он в г. Брянск и в звании техника-лейтенанта занялся постройкой оборонительных сооружений. Командовал взводом. Это была тяжелая работа: приходилось копать противотанковые рвы, устанавливать металлические ежи, минировать позиции перед нашими укреплениями. А тут ещё началась немецкая операция «Тайфун». Танки Гудериана прорвали Брянский фронт и устремились к г. Орел, а дальше был Мценск. Но около Тулы Гудериану счастье изменило. Сапёрная часть, где служил Камшилин, начала возводить укрепления под Рязанью.

На войне

Наступил декабрь 1941 года. После битвы под Москвой их войска стали отходить от нашей столицы. У саперов изменился характер работы, если раньше они только минировали, то теперь надо было заниматься разминированием. С отечественными минами саперы справлялись сравнительно легко, а вот на немецких, случалось, и подрываться. Наверное, тогда и появилось выражение: «Сапёр ошибается только один раз».

Командованием части был отдан приказ М. Камшилину разобраться с немецкими минами, понять их суть, научиться их обезвреживать. Более недели сидел Михаил на одном из захваченных у немцев складов. Разбирал мины, добивался того, чтобы их можно было легко разряжать, не подвергая смертельной опасности сапёра. А мины у немцев были хитрые. Так, противопехотная мина «Шпринген» сначала подпрыгивала вверх на 1,5—2 метра, а потом уже в воздухе взрывалась, осыпая окружающих шрапнелью. Камшилин добился своей цели, понял, как надо разряжать вражеские «сюрпризы». А тут и другой приказ: набрать команду из молодых солдат и научить их обезвреживанию мин.

Михаил подготовил взвод и стал его командиром. После учёбы вышли на настоящее минное поле. Ночь. Темно. На ощупь находят мину. Потом удаляют взрыватель, а то и два. И вот лежит она беззубая, а чуть ошибся — взрыв, в лучшем случае — останешься без рук. Командованию понравилась работа молодых саперов, и взводного командира, младшего лейтенанта М.И. Камшилина, наградили медалью «За боевые заслуги».

Эпизод из фронтовой жизни

Я попросил Михаила Ивановича рассказать еще какой-нибудь эпизод из его фронтовой жизни сапёра. И он поведал мне о том, как наши части брали г. Бобруйск.

Это было 24—29 июля 1941 года в Белоруссии. На Бобруйском направлении оборонялись девятая армия противника (10 пехотных дивизий) и две дивизии 4-ой армии, имея заблаговременно подготовленную, глубоко эшелонированную оборону. Кроме того, по Добосна, Ола, Березина, вокруг Бобруйска были заранее построены оборонительные рубежи.

Но наше командование не стало штурмовать город в лоб, в обошло его справа и слева. Несколько дней боев и 40-тысячная армия немцев была окружена. Только пяти тысячам из них удалось вырваться из окружения. Бобруйск был освобожден 29 июля.

В старой крепости города, нашлась работа по специальности и взводу саперов Камшилина. В земляном валу, который окружал город, были устроены казематы. И все эти помещения были заставлены ящиками с боеприпасами: минами, снарядами, взрывчаткой. Несколько десятков тонн боеприпасов. Немцы не успели вывезти все ящики. У командования возникло подозрение, а не собирается ли противник все это взорвать? Взрыв получился бы огромной силы, и город был бы весь разрушен, да и солдатам-победителям досталось бы. С Камшилиным — 15 человек-сапёров. Вошли в подземелье — темно и тихо. Зажгли электрические фонарики. Видно плохо, но кругом штабеля из ящиков. Стали ходить вдоль них и слушать. И вот кто-то из саперов услышал, вроде бы часы ходят, минуты отсчитывают. Поняли: это взрывное устройство, и оно включено, а вот когда взорвется — неизвестно. Начали разбирать ящики, приближаясь по звуку часов к адской машине. Проходит час, второй, третий, а звук часов все еще далеко. Солдаты устали, а присесть отдохнуть нельзя — вдруг раздастся взрыв. Работали не отдыхая, чувствовали, что от трудов их зависит жизнь города и людей. На шестом часу показалось то, что искали. Серый ящик, а от него отходит целый пук проводов. Михаил Иванович осмотрел прибор, отключил что-то и часы встали. Отсоединил от прибора провода - тихо. Наконец-то вздохнули с облегчением. Посветили внутрь ящика, на приборы и увидели, что до взрыва оставалось всего-навсего 15 минут. Как видите, на войне даже в затишье смерть может быть рядом.

За свой героизм все сапёры были представлены к награде. Командование высоко оценило подвиг воинов, и поэтому орден «Красной Звезды» лейтенанту М.И. Камшилину вручил лично Маршал Советского Союза Константин Константинович Рокоссовский.

Войну Михаил Иванович закончил старшим лейтенантом в Берлине, где расписался на поверженном рейхстаге.

А.П. Семёнов, сб. "Награды ветеранов".

камшилин

М.И. Камшилин