Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Победители

Иду на таран!

Лётчик-истребитель Сергей Тимофеевич Бокарев родился в августе 1921 года в с. Лопасня Московской области. Проживала его семья на втором станционном поселке. Окончив семь классов школы, он поступает в ремесленное училище и получает профессию токаря, работает на заводе.

В 1941 году его призывают в армию и направляют в знаменитую Качинскую военно-авиационную школу пилотов. В 1942 году Бокарев окончил школу с отличием.

Его боевой путь начался в войсках противовоздушной обороны страны в составе 908 истребительного полка 310 дивизии и пролег от Краснодара до Берлина. За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками, Сергей Тимофеевич Бокарев был награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны и многими медалями, в том числе и «За отвагу».

На всю жизнь запомнился Сергею его первый воздушный бой под Краснодаром. Группа немецких бомбардировщиков в сопровождении истребителей летела к городу. По сигналу тревоги Бокарев и его друг М.М. Мишин поднялись в воздух. Так уж случилось, но Бокареву и Мишину пришлось драться с тремя немецкими «Мессершмиттами-109». Первой очередью Мишин сбил один самолет и пошёл на второй. Бокарев вёл бой с одним из оставшихся истребителей противника.

Бой продолжался долго. Силы оказались равными. Но вот немцы не выдержали и стали уходить, а наши летчики не выпускали их из боя. Мишин, расстреляв все патроны, пошел на таран, но немецкий пилот увернулся. Тогда, чтобы не упустить противника, Мишин зашел под брюхо вражеского самолета и врезался в «Мессершмитт-109». Оба самолета загорелись и упали на землю. Так М.М. Мишин ценой своей жизни уничтожил врага.

Это была первая потеря боевого друга. Бокарев решил любой ценой отомстить за смерть товарища. Выровняв свой самолет, он пошел в лобовую атаку. Немецкий лётчик ее не принял, свернул в сторону и стал уходить. Увеличив скорость, Бокарев приближался к самолету противника. Метров триста, не больше, отделяло его сейчас от хвоста вражеского истребителя. Бокарев не мог промахнуться и нажал на спуск. Его остроносый «Як» продолжал идти по прямой. Он не вздрогнул, как это всегда бывает, когда летчик открывает огонь, в басовитый рёв мотора не вклинился дробный грохот пушки и пулеметов. Привычные желтые огоньки не блеснули из черных стволов. Сергей похолодел: боеприпасы...

Да, он остался без них. Увлечённый атакой, он нерасчетливо израсходовал их в начале боя. Тишина обожгла его нехорошим предчувствием: уйдёт!

Не бывать этому! — крикнул Бокарев самому себе, как команду, как последний приказ. «Мессершмитт-109» мельтешил перед глазами. И еще увидел Сергей черный диск вращения винта, окружающий нос его «Яка». Он рывком распахнул ремень, привязывающий его к сиденью, переместил на лоб очки и толкнул вперед, почти до отказа, рычажок газа. Хвост вражеского истребителя надвинулся на него. Легким аккуратным движением ручки Сергей приподнял свою машину на какие-то четыре-пять метров, а затем осторожно опустил нос с чёрным диском от вращающегося винта.

Он не услышал никакого треска. Просто его отбросило назад, больно откинуло на жёсткую бронированную спинку пилотского сиденья. Машина встрепенулась, как живая, когда острые лопасти винта ударили по тонкому килю чужого самолета. Бокарев успел заметить, как этот киль мгновенно раскололся и обломками упал вниз. Хвостовое оперение «Мессершмитта» обрушилось и теперь ничто не в состоянии было выровнять смертельно раненую машину.

Опрокинувшись на левое крыло, она повернулась своим жёлтым в мелких заклепках животом и провалилась вниз, а Сергея подбросило вверх. Он почувствовал, что самолет наполнился необычной нервной дрожью. Его часто встряхивало, руки плохо повиновались.

— Упаду,— подумал Бокарев. Сквозь плексиглас фонаря он увидел под собой линию фронта, а машина стала быстро терять высоту.

Ему удалось посадить свой "Ястребок" недалеко от наших передних окопов, совсем близко от расположения немецких войск.

Немецкий лётчик остался жив. Он выбрался из самолёта и спустился на парашюте. Ветер был в сторону наших позиций, поэтому он приземлился к нам и попал в плен. Сергей Тимофеевич Бокарев вспоминает: когда его показали немецкому пилоту и сказали, что это он его сбил - немец не поверил. Он сказал , что этот мальчишка не смог бы с ним справиться. Кстати, немецкий лётчик имел много орденов и повоевал в небе Испании, Польши, Франции и Англии. А вот под Краснодаром его приземлил двадцатилетний Серёжа, да ещё в своём первом бою. За этот бой С.Т. Бокарев был награждён орденом Ленина.

Под Краснодаром немцы особенно хорошо знали тройку советских летчиков - Чайку, Бокарева и Торбина. Увидев их в воздухе, немцы поворачивали назад, не принимая боя. Но уйти им удавалось редко.

После войны Бокарев продолжал служить в авиации. Но в 1959 году по состоянию здоровья ему пришлось демобилизоваться в звании подполковника авиации. Работал долго заместителем директора райтопа, а в 1968 году его не стало. Сказались на здоровье годы войны.

А.П. Семёнов, экскурсовод Музея Памяти 1941-1945 гг.

бокарев

С.Т. Бокарев