Музей памяти Лопасненского краяг. Чехов

Битва за Москву

Огненные вёрсты

Дорога на фронт

...Проехали Оршу и двигались к Борисову. На Запад, к фронту шли сплошные военные эшелоны, они скапливались на узловых станциях, но их дивизии повезло — под бомбежку эшелоны с танками не попали до самой станции Жодино под Минском.

На этой станции впереди танкистов стоял эшелон с пехотой, и там были зенитные пулеметы на платформах, которые открыли огонь.

— Среди танкистов у меня был друг, Василий, мы с ним сняли с танка пулемет Дегтярева, нашли укрытие и тоже приняли участие в отражении бомбардировщиков,— вспоминает Шаренков.— Видимо, зенитный огонь помешал все же разбомбить эшелоны, и бомбы упали на соседнюю деревушку, которая была полностью разметана взрывами.

Семь бомбардировщиков развернулись и ушли, а их полк начал спешно разгружаться. Едва успели втянуться на танках в соседний лес — опять бомбежка, от которой сгорел один бронеавтомобиль.

Утром на трехосном броневике Михаил Шаренков и два члена экипажа отправились в разведку. Задача — обнаружить противника. Разведка двигалась вдоль Минского шоссе. Стояла тишина, вокруг — поля, реки, перелески, летняя благодатная теплота — ничто не напоминало о войне. И вся эта иллюзия мирной жизни оборвалась разом, когда вокруг бронеавтомобиля начали рваться мины.

Первые бои

— Мы засекаем, откуда огонь, начинаем разворачиваться и застреваем в кювете,— вспоминает Михаил Михайлович.— По неподвижной точке легче вести огонь, взрывы все ближе.

Им удалось выбраться на ржаное поле, бронеавтомобиль уходил по ржи, когда взрывом так тряхнуло башню, что сорвало все заклепки.

В медсанбате у Шаренкова извлекли тринадцать осколков. Спасло то, что осколки вошли не глубоко.

В районе Жодина они воевали практически без фронта и плохо знали обстановку на соседних участках. Запомнился рейд в тыл противника. Тридцать танков прошли около десяти километров, не встретив никого, и внезапно на опушке леса выскочили на позицию немецких артиллеристов, которые тоже не ожидали русские танки. Сходу успели смять одну батарею, но попали под сильнейший фланговый огонь 75-миллиметровых пушек, потеряли большую часть машин и стали отходить.

Буквально в нескольких метрах от немецких батарей танкисты заметили лесную дорогу, петлявшую между зарослей ольхи вдоль болота. По этой дороге вышли из огня девять танков. Отступали до Березины, там опять — бой, после которых их полк остался практически без машин.

Читайте далее →