Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Битва за Москву

Вера! Надежда! Любовь!

Спасение

– С вещами на выход! Быстро!

Двери сарая распахнулись, в проёме возникли люди с автоматами... Женская колония, тесно набитая в сарае, ничего не понимая, с ужасом глядела на пришельцев. Кто они? Откуда явились среди ночи? Почему так чисто и озорно говорят по-русски?

– Бабоньки! Да это ж наши! – закричала одна из пленниц немецкого лагеря.

– С праздником вас, именинницы! Вы свободны! Выходи строиться!

Так 30 сентября 1941 года обрели свободу более двух сотен девушек Подмосковья, отобранных немцами для отправки в Германию.

...В ночь на 30 сентября 1941 года из-под Наро-Фоминска ушла в тыл немцев группа партизан, имея задание вызволить из заключения русских девчат и женщин, попавших в лапы фашистов близ станции Дорохово. Возглавлял группу партизан бывший заведующий гороно Октябрьского района Москвы Полуэктов. Заместителем его шёл внук прославленного генерала, героя освобождения Болгарии, сын царского полковника, командира Двинского полка - Григорий Григорьевич Пушкин.

Воспользовавшись упоённостью немцев своими военными успехами и некоторой беспечностью их по охране невоенного объекта партизаны сравнительно легко и без потерь решили первую задачу своего боевого задания. Не одна Вера, Надежда, Любовь и Софья получили в этот день в качестве именинного подарка свободу!

Дас ист Пушкин!

Все женщины были истощены до предела, и партизаны отдали им всё, что у них было, до последнего сухаря. В целях облегчения выхода к своим, по решению командира группа освобожденных была разбита на две части. Первую повел за собой Полуэктов, вторую – его заместитель. В последней было более 50 освобожденных узниц и 13 партизан-разведчиков.

Шли лесом, без дороги. Силы уходили, людям нужен был отдых и ещё больше того – пища. Но где её взять? Ответ пришел неожиданно. Партизаны услышали весёлую песенку «Лили Марлен», исполняемую на губной гармошке. Взглянув на дорогу, обнаружили повозку на резиновых шинах, влекомую огромным битюгом с коротко подстриженным хвостом. На укрытой брезентом повозке восседал краснощёкий пожилой немецкий солдат, наигрывая на гармошке. Глотнув шнапсу, он был так беспечен и весел, что окрик «Хенде хох!» понял не сразу. А когда понял, то поднял руки вместе с гармошкой.

Спеленав его и нахлобучив ему на глаза фуражку, партизаны увели повозку в лес. Под брезентом в ней были обнаружены галеты, мясо и шнапс. В ход пошло всё... Не доставало только соли.

– Соль должна быть у фрица, – изрёк кто-то, уповая на немецкую аккуратность. И не ошибся.

– Найн, найн... Я не есть Фриц, – запротестовал пленный. – Их бин Карл Мюллер.

– А ты знаешь, кто тебя взял в плен? – с грехом пополам подбирая немецкие слова, обратился к нему один из партизан. – Дас ист Пушкин! Фирштейн?

Продолжение →

 Григорий Григорьевич Пушкин

Г.Г. Пушкин