Музей Памяти 1941-1945г. Чехов

Битва за Москву

Лопасненский батальон

Как-то к нам в Музей Памяти 1941-1945 гг., незадолго до его официального открытия, зашёл пожилой человек. Он поздоровался, смущённо улыбнулся и представился: Леонид Владимирович Дорожкин. И рассказал, что в молодости он жил в Любучанах, откуда добровольно ушёл воевать, вступив в Лопасненский батальон народного ополчения. Вот его рассказ, в котором беспощадная правда войны.
П. Липатов

В середине октября 1941 года наша 110 стрелковая дивизия была срочно переброшена из района оз. Селигер Калининского фронта на Западный фронт под город Боровск Калужской области.

На второй день после прибытия, наш батальон контратаковал противника. При выходе на рубеж атаки, мы попали под сильный минометный огонь. Вой летящих и разрывы падающих мин, осколки которые рассыпались веером вокруг, заставили нас, до этого еще не обстрелянных солдат, залечь. И казалось, что никакая сила не заставит нас подняться вновь, однако по команде «Вперёд!», преодолевая страх, мы поднимались и шли.

Пройдя небольшой участок леса, мы вышли на опушку. Перед нами открылось широкое поле, вдали виднелись почерневшие дома деревни, а чуть левее, в трехстах метрах от нас, стояли две рядом расположенные скирды соломы. Противник продолжал вести по нам прицельный минометный огонь. По всему видно было, что огонь корректировался противником, засевших на скирдах.

Нашему отделению было приказано уничтожить корректировщиков и окопаться около скирд. На время выполнения этой операции отделение возглавил помощник командира взвода. Не выходя из леса, мы направились туда, откуда немцы менее всего могли ожидать нас.

Когда вышли к месту атаки, мы оказались в ста метрах от скирд. На скирдах увидели двух немцев, лёжа наблюдавших за позицией нашего батальона. Командир сказал, чтобы по его команде мы дружно поднялись и, стреляя, бежали к скирдам.

И вот команда – «Ребята, вперёд!». Мгновенно вскочив и не чувствуя ног своих, бегу к скирдам, на ходу стреляя в сторону противника. Когда добежал до скирд и лег между ними, увидел я рядом труп фашиста. Без пилотки, светловолосый, в серо-зеленом френче и такого же цвета брюках, заправленных в широкие голенища кованых сапог. Лежал он, держа в руках гранату с длинной деревянной ручкой. Наша атака была такой быстрой и неожиданной, что он не успел её бросить.

Не успели мы ещё начать окапываться, как противник в отместку за гибель своих корректировщиков открыл такой сильный огонь, что мы не знали, куда от него спрятаться.

С наступлением сумерек комбат повел батальон в атаку на деревню. Противник, заметив это, стал запускать ракеты в небо, освещая все вокруг. Чаще стали падать на нас мины. Однако мы упорно шли вперед. Вдруг справа, в упор по нам ударили вражеские пулеметы. Это было так неожиданно, что батальон разом залег. Пули то с взрывом вонзались в землю возле моей головы, то со свистом пролетали мимо.

С чувством безвыходности лежу в борозде и слушаю, как от удара пуль вздрагивает на спине вещмешок. Поступила команда отходить.

…Наш путь к победе был неимоверно труден, мы теряли боевых друзей, сами подвергались постоянному смертельному риску. Но нам нужна была Победа.

Когда мы погнали фашистов от Москвы на Запад, гитлеровцы начали сжигать оставляемые ими деревни и села. Нам приходилось отдыхать в уцелевших сараях или возле горящих домов, а чаще – в заснеженном лесу. А морозы в то время были сильными! Это очень изматывало нас, но и мы не давали немцам покоя, навязывая ночные бои. Чтобы заставить фашистов бояться мщения за пожарища, комбат решил на пути отхода немцев от деревни устроить засаду. Для этого был составлен отряд, в состав которого вошёл и я.

В ночь с 22 на 23 февраля 1942 года наш небольшой отряд, в маскхалатах, с ручным пулеметом и автоматами, заблаговременно отправились в тыл к немцам, находившимся в деревне, которую нам предстояло освободить.

Начался бой за деревню. В полукилометре от деревни мы залегли за снежными валками возле дороги и стали ждать встречи с противником. И вот загорелась деревня, багровые языки пламени освещали все вокруг. Появились на дороге бегущие из деревни немцы. Подпустив гитлеровцев как можно ближе, мы открыли по ним дружный огонь. От неожиданности они бросились в сторону от дороги и пытались открыть ответный огонь, но мы заставили их быстро замолчать. Некоторым оставшимся в живых удалось убежать, другие, бросая винтовки, подняли руки вверх.

Из книги "Экскурсии в прошлое".