Музей Памяти 1941-1945 г. Чехов

Начало войны

Первый день войны

В городе Чехове на Советской улице почти 60 лет проживает участник Великой Отечественной войны Дмитрий Иванович Зимин. На военную службу его призвали в 1940 году. Воинская часть, где Зимин осваивал азы солдатской службы, находилась в Латвии, в городе Мадонна. После окончания школы и получения специальности связиста Зимина направляют служить на аэродром, расположенный около города Елгавы.
На этом аэродроме располагались наши самолеты, истребители И-16 и «Чайка». А рядом был еще аэродром, где базировались наши дальние бомбардировщики ТБ-3 и СБ.

Обслуживая телефонную связь, Зимину часто приходилось дежурить в штабе истребительного полка. Слышал он и о том, что в июне 1941 года немецкие самолеты с целью разведки залетали на территорию СССР. При появлении наших самолётов, они быстренько старались улететь на свою территорию.

И вот наступила ночь накануне 22 июня 1941 года. Самая короткая в году, тем более что в Прибалтике ночи в это время года белые. В эту ночь связист Зимин дежурил у телефона при штабе. Он услышал, как с наблюдательного пункта доложили: «Товарищ командир, курсом девяносто на аэродром разворачивается двадцать пикировщиков». Через мгновенье – новый сигнал: «Курсом сто двадцать на аэродром летят пятьдесят два Ю-87». И почти сразу в воздухе заревели сирены. С воем пикировали вниз почти отвесными углами горбатые, серые Ю-87. Их выпущенные шасси напоминали безобразные лапти. Поэтому солдаты называли их лаптёжниками. Самолеты «брали в клещи» аэродром и город, заходя с разных направлений. И «разгружались» на разных высотах. Ухали и ахали взрывы, поднимая всполохи огня и дыма. Желтые столбы пламени плясали над крышами. А рядом, на стоянках соседнего аэродрома горели наши дальние бомбардировщики.

«Это уже война», – подумал Дмитрий и поспешил вместе с тремя солдатами укрыться в щели (её приготовили для укрытия только одного солдата). Было тесно. А рядом с вулканическим грохотом вздыбилась в небо, как ему казалось, вся земля, а само небо, задохнувшись в дыму и пыли, рушилось на землю. Вдруг сразу стало тесно какой-то ужасающей теснотой, когда не найдешь себе места ни за стеной дома, ни в канаве, ни под деревом: когда не знаешь, куда себя деть от падающих груд земли, валящихся деревьев, от полыхающего огня. Слишком уж неожиданно ворвалась многоликая и беспощадная смерть.

Рядом с тем местом, где укрылся Зимин, снова грохнуло, да так сильно, словно земля лопнула. На спины солдат посыпались земля, камни, как будто их живыми хотят закопать в землю. И этот ад продолжался два часа. Немецкие летчики гонялись даже за отдельными солдатами, поле аэродрома превратилось в сплошные воронки. Наши истребители взлететь так и не успели. Экипажи ночевали в городской гостинице, а потом взлететь не дали воронки, которые покрыли все поле аэродрома.

Рассказывая о войне, Дмитрий Иванович сказал, что для него самым страшным оказался самый первый день войны, когда над головой носились десятки фашистских самолетов, сбрасывали бомбы, поливали свинцовым дождем из пулеметов.

Рядом гибли товарищи, а в городе жители: дети, женщины, старики. И особенно горько было от того, что ты сам не можешь дать достойный отпор (в первый день войны на аэродромах погибли 1200 советских самолетов).

В дальнейшем полк, где служил Д.И.Зимин, сбил не одну сотню вражеских самолетов. Служили в их полку дважды Герой Советского Союза В.А. Зайцев, Герой Советского Союза И.С. Леонович и много других прославленных летчиков-истребителей.

Но самым трудным оказался первый день войны…

А.П.Семёнов, экскурсовод Музея Памяти 1941-1945 гг. Из книги "Экскурсии в прошлое".